1. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  2. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  7. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  8. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  9. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  10. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  11. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  12. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  13. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  14. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  15. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  16. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  17. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  18. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  23. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  24. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  25. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  26. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  29. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  30. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


/

Белорусское правительство не отказывается от цели достичь 100 млрд долларов ВВП в 2025 году. «Ориентир по ВВП к концу 2025 года определен: это 100 млрд долларов. Выстроить такую экономику, которая была бы способна достичь этого уровня, — ключевая задача для всех нас», — заявил министр экономики Александр Червяков в интервью журналисту «Республики». Старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук объясняет, каковы шансы Беларуси практически удвоить ВВП за пять лет с учетом последних изменений в мировой и отечественной экономике.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Идею достичь ВВП в 100 млрд долларов к 2025 году власти озвучили еще в 2018 году. Позже эксперты аналитических центров не раз высказывали сомнения в реализуемости этих планов. Осенью 2019 года премьер-министр Сергей Румас признавал, что традиционная экономика с ее скромным ростом не способна генерировать такой ВВП.

Оставил ли экономический шок 2020 года белорусской экономике хоть каплю надежды на подобный скачок?

— Я не вижу предпосылок для такого оптимизма. Во-первых, то, что закладывается или, по крайней мере, афишируется на ближайшие годы, не предполагает кардинальных изменений в белорусской экономике. Во-вторых, планируется сохранять поддержку сектора госпредприятий. А это именно то, что сейчас во многом тормозит рост, — отмечает Дмитрий Крук.

По его словам, частный сектор в последние годы получил определенный импульс роста за счет предпринятых правительством мер в 2016−2017 годах. Но для существенного ускорения роста всей экономики этого будет недостаточно из-за не столь большого масштаба частного сектора.

— Даже до коронакризиса самые оптимистичные оценки для такой структуры для статус-кво белорусской экономики по росту было порядка 2,5−3% среднего роста, который она могла давать, — отмечает экономист. — Еще один важный момент: непонятно, почему фиксируют цель в долларах. В этом случае мы привязываемся не только к росту, но и к динамике обменного курса. Обеспечить долларовую цифру будет гораздо сложней, чем просто обеспечить высокий рост.

Выйти на целевые 100 млрд долларов ВВП позволят несколько условий. Падение в 2020 году не должно превысить 3%, потом среднегодовые темпы роста реального ВВП должны будут составлять порядка 6,6% при стабильном номинальном курсе.

— Каждая из этих предпосылок на данный момент нереалистична. Повторюсь, до коронакризиса оценки потенциала роста были максимум до 3%. Каким образом мы перескочим в 6,5−7% при практически неизменной структуре экономики и сохранении базовых принципов ее функционирования, абсолютно непонятно. Плюс пока остается актуальным вопрос, насколько сильно мы «просядем» в этом году, как быстро восстановимся после актуального шока, — комментирует Дмитрий Крук.

После пандемического удара по экономике и без того слабые перспективы кажутся еще более призрачными. По марту и апрелю, когда уже ощущалось влияние эпидемии, закрытия границ, снижения спроса и предложения, видно, что в таких условиях растут сектор ИКТ и сельское хозяйство, менее чувствительные по сравнению с другими отраслями к макроконъюнктуре. Очевидно, что они не способны тянуть на своих плечах всю экономику.

Даже если глобальная ситуация выровняется достаточно быстро, хронические проблемы белорусской экономики никуда не исчезнут. О выходе за пределы роста в 2−3% годовых можно будет говорить после серьезных институциональных изменений, считает экономист.

— У нас [работает] принцип «назначения чемпионов» — когда ресурсы концентрируются в приоритетных секторах. Чаще всего это большие госпредприятия, жизнеспособность которых поддерживается искусственно. Это сковывает рост всей экономики. Пока эти проблемы решены не будут, я не вижу предпосылок для больших изменений, — комментирует Дмитрий Крук.

Вряд ли получится добиться ускорения экономического роста при сохранении госсектора в его прежнем состоянии в надежде на то, что частный сектор будет расширяться и станет локомотивом роста.

— Частному сектору, чтобы дальше расти, нужен доступ к ресурсам — финансовым и людским, то есть ему надо свободное перераспределение на рынках труда и капитала. Для этого опять-таки требуются изменения в институциональных вещах, в функционировании экономики. Эффект от послаблений, которые были в либерализационном пакете, принятом в 2016—2017 годах, не бесконечный. Для роста частного сектора надо больше усилий, — отмечает эксперт BEROC.

-10%
-25%
-40%
-5%
-20%
-70%
-15%
-15%
-38%
-20%
0072606