/

Объемы розничной торговли в Евросоюзе в марте значительно пострадали от мер по сдерживанию COVID-19. Но в странах, отказавшихся от жестких карантинных мер, падение было менее существенным. А в Беларуси объем розничной торговли за тот же месяц увеличился. Помог ли белорусскому ритейлу отказ правительства от ограничительных мер и как долго продержится спрос во время эпидемии, объясняет экономист BEROC.

Фото Максима Пушкина, TUT.BY
Фото Максима Пушкина, TUT.BY

Во время карантина сохраняется спрос только на продукты

Коронавирус оказал негативное влияние на торговлю в Европе. С учетом сезонных колебаний объем розничной торговли в ЕС сократился на 10,4% по сравнению с февралем. На 21,3% снизился объем розничной торговли непродовольственными товарами и на 19,3% — автомобильным топливом, в то время как продажи продуктов питания, напитков и табака увеличились на 4,7%, следует из данных Евростата.

При этом в Швеции, которая не стала вводить жесткий карантин, снижение составило 2,3%. Относительно небольшой спад был в Венгрии и Великобритании, минус 0,2% и 3,6% соответственно. Для сравнения, во Франции ритейл завершил месяц с уменьшением на 17,4%, в Испании — на 14,4%.

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский объясняет отрицательные результаты в торговле за первый карантинный месяц в Европе тем, что большинство стран между экономическими показателями в краткосрочной перспективе и потенциальным спасением людей, выбрали второй вариант. Поэтому неудивительно, что при массовом закрытии торговых объектов и строгих ограничениях в передвижении продажи просели.

В результате карантина люди элементарно не имели возможности совершать покупки в привычном объеме. В то же время далеко не все магазины оказались готовыми к альтернативным подходам в продажах.

В Беларуси люди спешили закупиться по старым ценам

В Беларуси розничный товарооборот за март по сравнению с февралем увеличился более чем на 19%. Причем продажи непродовольственных товаров увеличились на 25%, а продуктов питания — на 13%. Одна из причин таких показателей — ослабление курса рубля по отношению к основным валютам. Население Беларуси привыкло, что падение рубля означает скорый рост цен на импортную продукцию.

— Люди мыслят долларами, когда думают о покупке значимых вещей, и когда начинает меняться курс, они бегут скупать вещи по старым ценам, — объясняет Лев Львовский.

Вторая причина роста внутренней торговли связана с коронавирусом. В начале весны стоял вопрос, предпримет ли Беларусь какие-либо ограничительные меры для сдерживания эпидемии. Видя действия властей в соседних странах, некоторые ожидали введения карантина. Вместе с возможным ростом цен эти ожидания подстегнули стимул части населения создать запасы продовольствия, что тоже внесло свою лепту в общие результаты розничной торговли.

— Чем беднее человек, тем большую часть своего дохода он тратит на продукты питания. Мы видим, что во всех странах, даже в тех, где вводили карантин, продажи еды росли. Кроме того, часть людей паниковала, закупалась гречкой и другими продуктами. Так как Беларусь более бедная страна, чем названные выше, то у нас больший процент дохода идет именно на покупку еды, — комментирует Лев Львовский.

Белорусы тратят на питание около 38% потребительских доходов. Мартовский опрос Beroc и Satio показал, что у 45% людей уже тогда снижались доходы, а в апрельском опросе о снижении доходов сообщало уже 52% респондентов. Но даже беднея, люди продолжат покупать продукты и закрывать базовые потребности. Однако структура расходов семей в ближайшие месяцы изменится.

Апрель и май покажут реальную картину по спросу, а качество жизни будет ухудшаться

Розничная торговля в апреле и мае вряд ли покажет такой же положительный результат, как в первом квартале этого года. Причиной тому — падение доходов населения, неопределенность в экономике и на рынке труда, которые вынуждают людей экономить, а также сложная ситуация во внешней торговле.

— В апреле не будет двух больших мотивов, которые играли на повышение продаж в марте. Первое — это то, что паника немного отступила, значит, не надо снова закупаться. Второе — пропадает мотив успеть купить товары по старым ценам, потому что цены обновились, а шок обменного курса прошел, — комментирует экономист BEROC.

Опросы бизнес-ассоциаций показали, что в торговле непродовольственными товарами уже в марте обозначились трудности. Снижение спроса тогда коснулось в основном ИП и малый бизнес. А в апреле индивидуальные предприниматели сообщали о снижении спроса на 80−90%.

Ожидают снижения потребительского спроса и в Нацбанке, о чем сообщал председатель правления Нацбанка Павел Каллаур.

— Базовые потребности люди будут удовлетворять в любом случае. Но и наша, и мировая экономики давно ушли от удовлетворения только базовых потребностей. Многие потребляемые товары и услуги — это то, что позволяет нам не выживать, а жить хорошо. И та часть, которая про «жить хорошо», будет уменьшаться. В какой-то степени качество жизни ухудшится у всех, — считает Лев Львовский.

Ухудшение ситуации в розничной торговле неизбежно. И оно будет частью общего осложнения экономической ситуации. Определенное везение с эпидемией (Беларусь коронавирус не затронул в таком масштабе, как Италию или Францию) не означает, что стране так же повезет с экономическим кризисом. По оценке Львовского, мировой экономический кризис не обойдет Беларусь стороной.

-15%
-20%
-10%
-40%
-50%
-25%
-10%
-70%
-25%
0071366