TUT.BY в Telegram
Выборы-2020
Коронавирус


/ фото: Мирон Климович /

Коронавирус «заразил» белорусские предприятия нетипичными видами продукции. Производители алкоголя теперь массово выпускают антисептик, легпром — нестерильные маски и даже защитные костюмы. Основная нагрузка легла на текстильщиков: им сказали производить и сами маски, и материал, из которых их нужно шить. Мы посмотрели, как сейчас работает самое крупное текстильное предприятие Беларуси и можно ли заработать во время коронакризиса, из-за которого штормит мировую экономику.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Предприятие «Моготекс» основано в 1973 году, акционировано в 2000-м. Является одним из крупнейших производителей текстильной продукции в Беларуси и странах СНГ. Выпускает ткани для специальной и форменной одежды, плащевые, подкладочные, декоративные, трикотажные, готовую спецодежду и изделия домашнего текстиля. В состав ОАО входят ткацкая, отделочная и швейная фабрики, другие производственные объекты.

Удар до коронавируса

Для «Моготекса» 2019-й и так был не очень удачным из-за запрета поставок по гособоронзаказу в Российскую Федерацию, которые составляли около 27% в общем объеме. Потому первое полугодие могилевские текстильщики закончили «очень плохо», говорит генеральный директор ОАО «Моготекс» Виктор Матиевич. Объем производства по сравнению с 2018 годом составил 70%, и компенсировать это падение чем-то другим было невозможно.

— Во второй половине года экспорт вырос на 30%, но с учетом падения за предыдущие 6 месяцев в итоге «Моготекс» закончил 2019-й с убытком, — объясняет гендиректор. — Этот год мы планировали закончить с положительной рентабельностью, с прибылью, и первые два месяца так и было.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Но из-за пандемии коронавируса уже за март «Моготекс» потерял 10% рентабельности, и это для предприятия очень чувствительно. Дело в специфике: основной потребитель — российский рынок, энергетика «завязана» на долларе. Валюта девальвируется — затраты растут, доходы падают.

— За 2 месяца курсовая разница составила 6 млн рублей. При нашем обороте порядка 11 млн рублей это существенно, — говорит Виктор Матиевич.

И защитные маски, которые обязал производить легпром, как раз могут защитить и экономику текстильщиков.

Коронакризис

Впервые «Моготекс» ощутил, что коронавирус не пройдет мимо мировой экономики, в феврале. Им должно было прийти оборудование из Китая, но партнеры извинились и сказали, что отгрузка переносится с марта как минимум на середину мая.

В целом отсутствие этого оборудования не критично и на экономике «Моготекса» не отразилось. Дело в том, что инновационная программа модернизации началась на предприятии в 2009 году. Ее уже прошли отделочное, швейное, а сейчас — ткацкое производство. И ключевые для производства ткани машины уже заменили.

Китайское же оборудование необходимо для разбраковки готовой ткани на партии. Да, оно позволило бы снизить затраты, повысить качество контроля за тканью и упаковки. Но по сравнению с ткацким и красильным оборудованием это, конечно, не так важно, хотя тоже имеет значение. Это как обертка для конфеты, объясняет Виктор Матиевич. Но пока выхода нет — и работает старое оборудование.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Проблема чуть покрупнее — срочный отъезд бельгийских специалистов, которые занимались наладкой новых ткацких станков. Поставщик оборудования срочно отозвал своих работников в середине марта из-за закрытия границ на время пандемии коронавируса, и теперь из 130 станков двадцать работают не на полную мощность. А четыре из них вообще нуждаются в полной наладке.

— Мы рассчитывали, что в первом квартале сможем запустить все новые станки, — продолжает Виктор Матиевич. — Они работают, но не выходят на параметры по скорости, производительности. В итоге мы работаем и на старом оборудовании — более энергозатратном, менее производительном. Не сказать, что мы на этом теряем большие деньги, но определенные нюансы есть.

С экспортом тоже есть вопросы и даже опасения: когда ждать удар. Потому что пока кардинальных изменений нет. Максимум — сдвиг объемов в видах ассортимента на 2−3%. Как будет дальше развиваться сценарий, прогнозировать тяжело. Потому что сейчас производство ткани идет, как и производство спецодежды, декоративной группы продукции. Но в России, куда отправляется около 60% от всего объема производства и 85% от всего экспорта, закрылись магазины IKEA, закрываются заведения общепита. И снижение объема заказов «Моготекс» уже видит. И пусть это не резкий обвал, пусть есть запас времени в полгода, текстильщики опасаются, что удар коронакризиса по ним все же может быть серьезный, просто отсроченный.

Как защитные маски защищают экономику

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Защитные маски, можно сказать, в какой-то мере защитили экономику «Моготекса». Предприятие производит полотно для них, а шьют маски все 456 швей на швейных участках в Могилеве, Быхове, Кобрине, Полоцке.

Интересно, что в марте «Моготекс» стал отшивать маски для ОАО «Лента» — брали все комплектующие и выполняли заказ. Потом концерн поставил могилевским текстильщикам задачу выпускать смесовую марлю бытового назначения, чтобы обеспечить себя и предприятия страны марлей для пошива бытовых масок.

«Моготексу» пришлось разрабатывать «рецепт» марли с учетом специфики оборудования и для соответствия госстандарту. И докупить оборудование — 4 оверлока, их будут использовать позже и при пошиве других изделий.

Теперь процесс производства на «Моготексе» выглядит так: предприятие закупает пряжу в Гродно, полиэфир — в Светлогорске и выпускает марлю с 55%-ным содержанием хлопка и 45%-ным — полиэфира. С начала апреля могилевчане выпустили более 100 тыс. метров ткани для масок, и уже выходят на производительность 25−30 тыс. метров марли в сутки.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Часть ткани отгружают белорусским предприятиям, часть распределяется по филиалам, где из нее шьют маски. В сутки «Моготекс» выпускает уже около 80 тысяч масок, хотя начинали с 25 — швеям нужно было время приноровиться и довести свои действия до автоматизма. Другие готовые изделия «Моготекс» пока не производит.

— Концерн обратился ко всем предприятиям с просьбой максимально перевести все мощности на пошив масок. И мы понимаем эту задачу — речь о безопасности наших людей, — говорит Виктор Матиевич. — Нужно снять напряжение, ведь масок не хватало, и люди нервничали. Потому мы направили письма нашим партнерам, для которых выполняли заказы по пошиву изделий, что сроки смещаются. Недовольство, конечно, есть, но каких-то существенных претензий пока не было. Что касается оперативности при переходе на новый вид продукции, то это было довольно быстро. Например, все документы мы подготовили и подписали буквально за 3 дня.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

На маске заработать можно, говорит Виктор Матиевич. Причем заработать даже сопоставимо с защитным костюмом. В этом есть очевидные плюсы: независимость от колебаний курса валюты, быстрый сбыт и оборачиваемость средств, фиксированная доходность. Хотя в выпуске тканей доходность все же упадет.

По плану защитные маски к концу апреля — началу мая составят до 15% выручки «Моготекса». Для увеличения объема выпуска предприятие привлекает на аутсорсинг частные швейные компании — уже заключено 11 договоров.

Маски «Моготекса» отгружают исключительно в белорусскую аптечную сеть — так понятен объем спроса и необходимость его удовлетворения. «Потому что были вопросы, мол, легпром произвел определенное количество масок, но до аптек они не дошли», — поясняет Виктор Матиевич.

Что касается работников «Моготекса», то коронакризис их не коснется, уверяют на предприятии. А швеи так и вообще, скорее всего, заработают чуть больше — за счет объема при прежнем рабочем графике.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

И да, все работники «Моготекса» — в своих же масках. В целом противоэпидемические меры тут стандартные: обработка рук антисептиком, контроль температуры тела, минимум контактов, в том числе — при передаче документов, и максимум общения по телефону или онлайн.

С зарубежными партнерами связь тоже держат по телефону или по интернету. Как оказалось, иногда не обязательно ехать в командировку, чтобы провести переговоры: достаточно отправить образцы и созвониться.

Что дальше

Стандартный пакет заказов «Моготекса» выглядит так: основной потребитель — Российская Федерация, куда экспортируется под 70% объема производства. 20% продукции остается в Беларуси, 10% идет в остальные страны: СНГ, ближнее и дальнее зарубежье. В Россию «Моготекс» поставляет готовые изделия — до 30−50 тыс. штук в день. Туда же идет ткань для силовых ведомств, для спецодежды, домашний текстиль. Все то же, но в гораздо меньших объемах, остается в Беларуси.

«Моготекс» уже давно начал поворачиваться к другим рынкам сбыта, но коронакризис показал, что делать это нужно активнее, так что главная задача сейчас в этом и состоит, говорит генеральный директор.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Главное направление, куда смотрит «Моготекс», — Восточная Европа. Предприятие продолжает работу в Польше, которая всегда была двигателем на европейский рынок, и начинает активнее работать с Северной Европой, Америкой. Так, «Моготекс» рассматривает возможность использовать ткани с защитными свойствами в быту — например шить куртки.

«Моготекс» ждет выхода и в Африку: начинается сотрудничество с Замбией — уже готовы предварительные документы на поставку готовых изделий практически для всех силовиков страны. Но специфика африканского рынка такова, что сам процесс заключения договоров длится очень долго — годами. Хотя сейчас он уже вышел на финальную стадию.

Главная проблема сейчас в том, что все процессы сильно замедлились, и даже краткосрочные прогнозы делать не стоит, говорит Виктор Матиевич. Так что пока просто нужно принять, что к основным заботам — работе с клиентами, разработке ассортимента — прибавились еще две: шить маски и сохранить коллектив в изменившихся условиях.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com