Успешный ответ экономических властей на вызовы, стоящие перед экономикой, вместе с относительно небольшим влиянием внешних факторов позволят удержать спад экономики на уровне 3,5% ВВП. В то время как продолжительная эпидемия, неадекватные решения, дополненные неблагоприятной конъюнктурой, рискуют довести страну до дефолта. Такую оценку дал экономист BEROC Дмитрий Крук.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Нынешний кризис по типологии и механике отличается от всего того, что происходило в мире последние 25 лет. С высокой вероятностью он будет стагфляционным, то есть произойдет не только спад производства, но и ускорение инфляции во всем мире. Выход из складывающегося спада займет длительный период времени. До этого кризисы были преимущественно финансовыми и экономически влияли на спрос. Восстановление после них чаще всего занимало год, в проблемных экономиках — больше. Сейчас шок идет не только со стороны спроса, но и со стороны предложения. А выход из спада займет длительный период времени.

— Взаимодействие негативных тенденций и со стороны спроса, и со стороны предложения порождает глубокий спад ВВП, прецедентов которому не было долгие годы. На данный момент четко ответить, каким образом и когда будет происходить восстановление, никто не может, — обозначил ситуацию в мировой экономике старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук во время онлайн-встречи проекта «Открытый диалог по экономическим реформам».

С одной стороны, масштабный шок на финансовых рынках в мире уже произошел в середине марта. Тогда большинство из них сократились на 25−30%. Но если карантин и другие ограничения продлятся долго, то потенциал накопленных проблем во многих корпорациях приведет ко второй волне падения.

То, насколько глубоким окажется спад, зависит от продолжительности эпидемии, от того, сколько будет действовать карантин в странах, где его ввели. Сыграют роль действия государств в ответ на пандемию. Многие страны оперативно приняли пакеты антикризисных мер, схожие с теми, которые использовались для преодоления кризиса 2008 года. Но нет гарантии, что они окажутся действенными в новых условиях.

Что касается Беларуси, еще до эпидемии белорусские эксперты прогнозировали отечественной экономике рост, близкий к нулю. Сейчас же вслед за международными финансовыми институтами пророчат более серьезные экономические последствия.

— Сейчас все краткосрочные факторы экономической динамики способствуют замедлению ВВП. Определенный импульс поддержания экономической активности дает только отсутствие карантинных мер, — заметил Дмитрий Крук.

По расчетам экономиста, диапазон, в пределах которого может двигаться экономика Беларуси в 2020 году, чрезвычайно широк. Многое зависит от того, каким будет шок для глобальной экономики и как будет проходить восстановление. А также от серьезности эпидемической ситуации внутри страны и решения (или его отсутствием) о введении карантина.

Рецессия в 3,5% — это лучшее, что на сегодняшний день я вижу из реалистичных сценариев

Самый оптимистичный вариант — это спад ВВП в 3,5% при хорошей экономической политике внутри страны. По самому плохому сценарию спад ВВП может достигнуть 18%.

— Рецессия в 3,5% — это лучшее, что на сегодняшний день я вижу из реалистичных сценариев. Плюс в том, что можно надеяться на сохранение элементов ценовой и финансовой стабильности. Но инфляция, скорее всего, выйдет за пятипроцентный диапазон, но, может быть, останется однозначной или будет 10−11%. Во многом это зависит от внешних предпосылок, но не в меньшей мере и от того, что будут делать наши власти, — отмечает Дмитрий Крук.

Худший сценарий возможен при комплексе условий: неадекватных мерах политики, плохих предпосылках глобальной экономики, которые наложатся на карантин внутри страны. В этом случае отечественную экономику ждет масштабный затяжной спад ВВП, сопровождаемый финансовыми катаклизмами, ускорением инфляции. В результате такого сценария достаточно быстро, хоть и не в этом году, Беларусь  рискует дойти до суверенного дефолта, считает Дмитрий Крук.

-40%
-10%
-10%
-25%
-25%
-10%
-10%
-25%
-21%