/

Нынешний год испытывает экономику и бизнес на прочность. По оценкам многих экономистов, в числе наиболее пострадавших окажется небольшой и семейный бизнес. Какие сейчас проблемы и настроения у малого бизнеса и ИП?

Фото: Игорь Матвеев
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Игорь Матвеев

Все собеседники, с которыми мы общались, называют три основные проблемы: неопределенность, невозможность платить аренду в полной мере и закрывшийся доступ к кредитным ресурсам. Если решить первую не позволяют обстоятельства, то в преодолении двух других представители малого бизнеса надеются на поддержку правительства и компромисс с арендодателями.

Спрос у мини-кафе за месяц упал в 4 раза

— Началось все со скачка валют. Как только доллар и евро начали расти, нам сразу стало больно, потому что все договоры аренды помещений заключены в евро. Мы разослали арендодателям письма с просьбой рассчитать аренду по курсу на начало года или сделать скидку. Из шести на уступки пошел только один, − вспоминает владелец сети мини-кафе ШаурмаRoom Артур Крушинский.

Тогда же люди в кафе стали заглядывать намного реже, особенно в центре города. Продажи сократились раза в 4 по сравнению с предыдущим месяцем и раз в 5−6 по сравнению с годом ранее.

Так менялась выручка сети мини-кафе по дням. График предоставлен Артуром Крушинским

Следующим нанесло удар закрытие границ.

— Для удешевления продукции мы много чего закупали в России. И с закрытием границ потерь прибавилось, потому что в Минске, где закупаемся сейчас, все стоит процентов на 20 дороже, — продолжает Артур Крушинский.

Позже добавилось распоряжение местных властей об ограничении времени работы. Теперь кафе в Витебске закрываются в 19 часов. Значит, посетителей еще меньше.

Просить о временной отмене налогов, говорит собеседник, сейчас не имеет смысла, но хотелось бы получить отсрочку хотя бы на 3 месяца, чтобы снова подняться на ноги. Он также надеется, что удастся договориться об отсрочках с арендодателями. Это снизит риск полного закрытия и оставления людей без работы. В сети кафе работает около 30 человек.

— Пока приняли решение несколько человек отправить в неоплачиваемый отпуск. Кроме этого, если раньше на точке одновременно работало по два человека, то теперь справляются по одному. Соответственно, трудодни у них сокращаются. Но стараемся, чтобы по чуть-чуть хотя бы зарабатывали, — говорит бизнесмен.

Точки с самыми низкими продажами, если не получится найти компромисс с арендодателями, скорее всего, придется закрыть. Потому что банки, официально не объявляя о приостановке кредитования, уже на четыре недели затягивают рассмотрение запросов.

Семьям не до развлечений

Развлекательным центрам в Витебске и Орше «Парк развлечений» эти весенние каникулы принесли не наплыв детворы, а полное закрытие. На неопределенный срок. Если изменение курсов валют для компании не стало неожиданностью, то десятикратное снижение спроса склонило к тяжелому решению. Детский центр в Витебске начал ощущать значительный спад по посещению больше месяца назад. И вот уже примерно две недели его не посещает практически никто.

— Со вчерашнего дня наши центры в Витебске и в Орше закрыты. Но вопрос, закрываться нам или нет, у нас стоял уже месяц. И на протяжении этого месяца никто толком не мог ответить: будет ли закрытие считаться, что мы сеем панику, или, наоборот, это действенный метод профилактики распространения заболевания, − рассказывает их владелец Александр Ковалев.

Бизнесмен повесил замок и на предприятии «Лигалэнд», потому что производство аттракционов фактически остановилось во второй половине марта, после закрытия российской границы.

— Было непонятно, сколько продлятся карантины, откроются ли к 1 мая парки. Тем не менее наши клиенты понимают, что такой ситуация не будет всегда. Поэтому некоторые планировали готовиться к сентябрю: покупать, монтировать и запускать аттракционы. И тут уже банки сделали нам подножку, приостановив кредитование. А 9 из 10 наших клиентов, покупая оборудование, кредитуются. В итоге все сделки заморозились, — делится Александр Ковалев.

Пока все работники компании находятся в оплачиваемых отпусках. Дальше бизнесмен решил: пока есть запас средств, можно переждать, но если все затянется на несколько месяцев, то придется думать, чем жертвовать.

— Решение будем принимать в зависимости от того, сколько будет оставаться денег. Может быть, не будет платиться аренда или кредиты (есть надежда, что правительство примет решение по этим вопросам). Но мы не можем не платить зарплаты работникам. Сейчас можно все что угодно потерять, но если потеряешь еще и людей, то не с чем будет возвращаться, − считает бизнесмен.

ИП выбирают, закрываться или еще побороться

Индивидуальные предприниматели, осуществляющие деятельность в сфере розничной торговли, сейчас на распутье: приостанавливать работу или пытаться продержаться до лучших времен с расходами в разы превышающими доходы.

ИП, торгующим одеждой и обувью, первый сюрприз принесла зима, точнее ее отсутствие. Сезонные товары практически никто не покупал. Но это те риски, на которые предприниматели идут регулярно, рассказывает предпринимательница Ирина Винник. Более существенным оказалось закрытие границ и спад спроса. Одни не успели купить товары на весенний сезон в Москве (в Беларуси нет подобных торговых рынков), другие даже новую продукцию продают с трудом.

— У нас людей нет вообще. Поэтому решили, что будем работать до тех пор, пока будет что продавать и кому продавать, или до вспышки инфекции. Хотя мы надеемся, что ситуация стабилизируется, − говорит она.

— Такого удара по бизнесу никто не ожидал. Во-первых, последствия, которые мы уже ощущаем, это только начало. Во-вторых, все произошло одномоментно. Когда закрылись границы, было ожидание, что через месяц их откроют и все наладится. А сейчас мы понимаем, что испытывать трудности мы будем ближайшие несколько месяцев, − добавляет предпринимательница, член бизнес-союза «Конструктивный диалог» Ирина Саватеева.

По ее оценке, продажи непродовольственных товаров у ИП сократились на 80-90%, покупателей с каждым днем становится меньше.

— Люди хоть и планировали какие-то покупки, но на фоне пандемии и в ожидании частичной занятости или безработицы, видимо, перестраховываются и оставляют деньги на более значимые вещи, в первую очередь на продукты питания, − считает Ирина Саватеева.

Более вероятным вариантом развития событий предпринимательница видит остановку деятельности до тех пор, пока потребительский спрос не восстановится. От этого проиграют арендодатели и бюджет. А для самих предпринимателей несколько месяцев простоя могут стать роковыми.

Плюс в том, что при остановке деятельности сокращаются расходы на налоги, но никуда не девается аренда. В частных торговых центрах она привязана к евро и с изменением курсов валют ощутимо выросла.

— Мне повезло, что арендодатель решил не повышать стоимость аренды на протяжении двух месяцев, и когда я спросила, что будет, если нам вообще придется остановиться, он сказал: «Коммунальные будете платить». То есть арендодатель потенциально рассматривает вариант пойти на уступки. Но есть гомельские предприниматели, которым торговый центр отказался сделать скидку на аренду. А договоры заключены в такой форме, что если арендатор разрывает договор в одностороннем порядке, то он должен заплатить неустойку за два месяца вперед. Представьте, что ты ничего не зарабатываешь, а тебе надо отдать, например, 24 тысячи рублей, — говорит предпринимательница.

— Я считаю, что если частные арендодатели не пойдут навстречу предпринимателям, как это планирует сделать государство, и не сделают скидку, то ИП нужно просто собирать оборудование, товар и в связи с форс-мажорным обстоятельством (если его признают), съезжать и расторгать договоры. Тогда арендодатель не получит ничего. Потому что не может кто-то один иметь прибыль за счет другого в момент, когда абсолютно у каждого есть проблемы, − считает Ирина Винник.

Предпринимательницы отмечают, что немало их коллег уже на грани неплатежеспособности. Но окончательно оценить свое положение они смогут после того, как будут известны меры поддержки экономики со стороны правительства. Действительно ли сделают скидки на аренду помещений, будет ли возможность реструктурировать долги. А также от того, решат ли арендодатели разделить с предпринимателями неизбежные убытки.

— Сейчас за 2−3 месяца можно фактически уничтожить тот бизнес, который еще может выживать в этих экономических условиях. Настал такой момент, когда нужно консолидироваться и понять, что условия трудные для всех, что все стараются как-то выжить, что о сверхприбылях отдельным арендодателям нужно на какое-то время забыть, — считает Ирина Саватеева.

Кому кризис улыбнулся?

В то время как многие представители малого бизнеса задаются вопросом, как пережить ближайшие несколько месяцев, разработчик и производитель измерительных комплексов для учета энергоресурсов не испытывает даже сокращения спроса. Наоборот, в последнее время все больше компаний стараются оптимизировать расход и учет энергоресурсов.

— Сейчас востребованы приборы, которые позволяют дистанционно управлять и контролировать потребление энергоресурсов. Потому на нас ситуация болезненно не отразилась, − делится с TUT.BY руководитель научно-производственного центра «Спецсистема» Елена Григорьева.

Производитель гофротары и коробок тоже пока не ощутил серьезных изменений от смены курсов валют или влияния пандемии. Но в компании ждут отложенных последствий, о неизбежности которых говорят проблемы их клиентов.

— От изменения курсов валют мы выиграли, потому что у нас долг был структурирован в белорусских и российских рублях, которые девальвировались. Что касается спроса, мы ожидаем, что он сильно просядет. Уже есть первые звоночки. Для многих наших клиентов, которые реализуют продукцию в Россию, с закрытием там магазинов непродовольственных товаров, прекратился денежный поток. Проблемы на внешних рынках через недлинный промежуток времени отразятся на том, что у нас будут покупать меньше продуктов, − рассказывает первый замдиректора компании «Фабрика «Спектр упаковки» Александр Агеенко.

Компания готовится к тому, что из-за сложной экономической ситуации может пострадать дисциплина платежей по договорам.

— Раньше мы могли пойти клиенту навстречу: например, отгружать продукцию при наличии просроченной задолженности. Но сейчас время такое, когда обещаниям верить не надо. Поэтому будем стараться максимально сокращать сроки расчетов, — комментирует Александр Агеенко.

При этом представитель компании считает, что останавливать предприятия было бы ошибкой.

— Останавливаться — значит увольнять. В Беларуси единицы предприятий, имеющих достаточные запасы капитала, чтобы тратить деньги просто так. Поэтому мы остановку не рассматриваем. Но и увольнять никого не планируем. Есть разные варианты: например, если упадет спрос, переводить кого-то на полставки, — объясняет Александр Агеенко.

По его мнению, небольшим компаниям в кризисное время проще перестроиться, найти новых клиентов и выйти из положения, чем крупным.

-50%
-30%
-25%
-15%
-20%
-50%
-30%
-5%
0071926