106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  2. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  3. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  4. «Надо по-хозяйски подойти к этой территории. Но никакого жилья». Лукашенко дал указания по площадке «Мотовело»
  5. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  6. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  7. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  8. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  9. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  10. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  11. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  12. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  13. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  14. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  15. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  16. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  17. Почти 60 тысяч рублей за китайский кроссовер. Изучаем возможности Chery Tiggo 7 Pro
  18. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  19. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  20. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  21. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  22. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  23. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  24. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  25. От 16 до 73. Спросили белорусок разных возрастов о женской дружбе, красоте, возрасте и солидарности
  26. Задержано более 20 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходило 5 марта
  27. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  28. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  29. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  30. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей


/

Иск почти на 100 тысяч рублей выставило ОАО «Александрийское» своим работникам. Считает, они виноваты в порче почти 81,5 тонны яблок. В ответчиках — 60 человек (юристы говорят, что вообще не припомнят в Беларуси такой длинной «скамьи подсудимых»): садоводы, агрономы, сортировщицы, работники фруктохранилища, маркетологи. И они говорят: «Не понимаем, в чем виноваты, если выполняли распоряжение руководства?»

  • Анжелика ВасилевскаяЖурналист TUT.BY

ОАО «Александрийское» — крупный сельскохозяйственный комплекс в составе агропромышленного холдинга Управделами президента. Территориально находится в Шкловском районе, администрация — в агрогородке Александрия. Занимается животноводством и растениеводством, производит молоко, мясо птицы, рыбу, мясную продукцию, корм для скота, выращивает яблоки, грибы. Есть своя торговая сеть.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Яблоневый сад «Александрийского» находится между агрогородком Александрия, деревнями Большой Межник и Копысица. К нему примыкает небезызвестное фруктохранилище — его инспектировал президент и поручал заполнять на 100%. Кстати, яблоки из «президентского» сада в центре деревни Александрия-2, по соседству с вертолетной площадкой, тоже хранятся во фруктохранилище «Александрийского».

Здесь-то и разыгрывается драма.

Кто виноват: позиция руководства «Александрийского»

Около месяца назад действующие и бывшие работники сада и фруктохранилища получили по почте уведомления. В них — иск от своего же предприятия на разные суммы: к нескольким руководящим сотрудникам — на 3−6 тыс. рублей, остальным — на 1341 рубль. И списком — 60 имен тех, кто, по мнению «Александрийского», не выполнил свои обязанности, что привело к гнили яблок и нанесению ущерба предприятию в размере почти 92 тыс. рублей.

Судя по иску, позиция «Александрийского» опирается на выводы судебного эксперта Брита, и она следующая.

  • Во-первых, свои яблоки собрали поздно, когда они были перезревшими, с повышенным содержанием крахмала. А еще собирали падалицу — опавшие плоды, — которые были повреждены. Причина — недостаточное количество рабочего персонала на сборе яблок и недостаточный контроль за сроками сбора со стороны агротехнической службы садового хозяйства.
  • Во-вторых, не контролировали качество яблок, которые купили для закладки на длительное хранение (а оно, по мнению судебного эксперта, было низким), и не провели лабораторный анализ купленных и своих яблок.
  • В-третьих, эксперт говорит и об отсутствии журнала контроля технологической дисциплины, где ежедневно отмечают температуру внутри каждой из камер фруктохранилища. И предполагает, что, возможно, было нарушение температурного режима хранения яблок.

В итоге было много перезревших и нестандартных яблок, потому служба маркетинга не смогла «безубыточно реализовать» продукцию низкого качества. В том числе вовремя не изучила, кому отдать на переработку эти яблоки на давальческих условиях.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Потому хозяйство получило убыток и считает виновными в этом начальника сада, агрономов, садоводов, кладовщицу, сортировщиков. А еще всех, кто должен был заниматься продажей яблок: замдиректора по коммерческим вопросам, всю службу маркетинга. Ответчики якобы не исполнили должным образом должностные обязанности, нарушили должностные инструкции и не соблюли условия заключенных с ними договоров, указано в иске «Александрийского» к своим 60 работникам.

— Еще была дата первого заседания — 17 марта. Мы вообще не поняли, что мы сделали не так и почему от нас хотят таких огромных денег, — рассказала TUT.BY одна из ответчиц. Все, с кем мы общались, просили в публикации сохранить их анонимность, чтобы они могли потом беспрепятственно выступать в суде. — Как потом сказал адвокат, хозяйство считает, что яблоки плохо собрали, плохо отсортировали и неправильно хранили. А с учетом того, что они хранились год, отсюда и указанный в иске срок — с августа 2018-го по август 2019 года. И виноваты, выходит, все, кто в это время работал с яблоками.

Все, да не все.

Работники говорят, что яблоки собирали и работники райисполкома, и медработники, и школьники — приезжали на сельхозработы. «Но им почему-то иски не предъявили», — горько шутят ответчики.

И рассказывают свою версию событий, которую уже начали излагать в суде.

Кто виноват: позиция работников «Александрийского»

Яблоки урожая 2018 года начали собирать в августе, закончили в октябре. Год был урожайным, своих яблок собрали около 800 тонн, еще примерно столько же закупили у хозяйств Могилевской области — «потому что было указание президента заполнить хранилище на 100%». Его и заполнили. Так что всего у «Александрийского» во фруктохранилище было чуть больше 1700 тонн яблок.

Обычно они там заканчиваются уже в апреле: часть продают, часть сдают на переработку.

— Потому что срок реализации яблок — 8−9 месяцев, это указано в наших документах и в документе об итогах проверки аналитиков из Управделами. В предыдущие годы в апреле уже яблок не было, без исключения. А последняя фура с яблоками урожая 2018-го уехала 9 августа 2019 года. Яблоки год лежали, понимаете? Через несколько дней после этого мы начали уже сбор нового урожая — даже камеры подготовить не успевали, — рассказывают работники «Александрийского».

И подчеркивают: указанные в иске почти 82 тонны яблок — это весь объем испорченных плодов, который составляет 6,5% от заложенных на хранение.

— Есть такое понятие, как естественная убыль. Она всегда есть при хранении продукции, будь то мясо или яблоки, — добавляют работники хозяйства. — И у нас во фруктохранилище эта естественная убыль заложена изначально и составляет 10%.

— Так нам, выходит, премию дать должны! — шутят работники. — У нас за год яблок испортилось меньше, чем планировалось. Или это что же, хозяйство спишет всю порчу на нас, а потом отчитается, что сохранило 100% урожая? Так такого быть не может — ни по нашей технологии, ни по природе.

— Все остальные яблоки отправили на переработку, на повидло. Это же все видно в документах. И что они пытаются на нас повесить, мы понять не можем. Я в суде и просил объяснить, в чем состоит ущерб нанимателю, — добавляет еще один ответчик — и выразительно пожимает плечами, мол, ничего так и не понял.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

У работников есть версия, почему вообще появился этот иск.

Говорят, в июле 2019 года на фруктохранилище была проверка — и вскрылось, что там все еще лежат яблоки. Проверяющие начали анализировать, что не так, и потребовали объяснений у руководства.

— Ну вот и нашли крайних — нас.

— Простите, но это нелогично и очень топорно: вы же говорите, что всю свою работу фиксировали — отчеты, докладные записки, журналы.

— В том-то и дело! Мы к материалам дела приложили больше 320 листов. Там все до последнего яблока: сколько кому продали, сколько пошло на переработку, при какой температуре хранили, как собирали и сортировали.

А если разбираться в том, почему яблоки хранились год, то об этом, считают работники, нужно спрашивать службу маркетинга.

— Мы писали служебные записки — и их тоже приложили к материалам дела — с просьбой продавать яблоки. Завскладом каждый день, как и положено, присылала маркетологам цифры об остатках яблок на фруктохранилище. Кстати, к нам с проверкой приезжали и аналитики из Управления делами президента. И ее результат есть в докладной записке на имя [управляющего делами президента  Виктора] Шеймана: работа маркетинга и сбыта признана недостаточной. Эту докладную записку тоже приобщили к делу. Как и заключение эксперта из Управделами президента: «Лиц, виновных в том, что проверенные товары оказались непригодны к использованию, нет».

Хотя и маркетологи, уверены работники, не виноваты.

— Они просто выполняли поручение руководства «посмотреть, сколько они могут лежать» — начальник службы маркетинга говорил об этом на суде. Проблема в том, что поручение устное, не задокументировано, — говорят работники «Александрийского».

Работников расстраивает и то, что руководство «не отнеслось по-человечески»: не предупредило об иске заранее, не предложило погасить ущерб, если он и есть, до суда.

— Ну пришли бы и сказали: «Ребята, есть проблема, нужно найти виноватого. Давайте вы признаете, что виноваты, что будете возмещать ущерб, а мы вам будем премии давать, чтобы этот ущерб гасить»… Ладно, мы не виноваты — и это докажем в суде, раз к этому все пришло.

Сейчас яблок во фруктохранилище «Александрийского» нет — собрали всего 103 тонны, так как 2019 год был ожидаемо неурожайным. В камерах пока хранятся овощи: свои и арендаторов.

TUT.BY будет следить за ходом процесса.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-35%
-10%
-25%
-10%
-30%
-50%
-50%
-10%
-20%
-25%
-30%