/ / /

«Это сложно назвать бизнесом» и «какой же это бизнес» — несколько раз слышат журналисты от работников агрокомплекса «Ружаны-Агро», пока знакомятся с его владениями. Крепко засел стереотип о том, что в сельском хозяйстве бизнес не построишь. Впрочем, сами сельхозпредприятия и колхозы этот стереотип регулярно подкрепляют. Но есть и другие примеры, когда работает бизнес-план, есть прибыль, а руководство ориентируется на рынок. TUT.BY вместе с группой компаний «Белагро» начинает новый проект «На земле» — об успешных предприятиях сельского хозяйства, которые подтверждают: животноводство и растениеводство способны приносить прибыль.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сначала были поддержка и уроки Нацбанка

ОАО «Ружаны-Агро» из трехтысячного местечка Ружаны известно тем, что в 2019 году оно вышло в лидеры по производству молока в стране. Но его история куда глубже и интересней. С общей площадью сельхозугодий почти 20 тысяч гектаров, большим списком производимой продукции это — первый работодатель в районе.

Начиналось все с объединения не особенно успешных хозяйств Пружанского района на базе ГСПУ «Экспериментальная база «Светлый путь». В 2008 году к нему присоединились ОАО «Маевское» и КУСП «Ружанское», год спустя — ОАО «Ворониловичи». 99,3% акций хозяйства принадлежат государству, а 0,7% — работникам. Когда органы госуправления нагружали непрофильными активами (для спасения последних), объединенному агрокомплексу повезло попасть под крыло Нацбанка.

— Практически все, что есть в хозяйстве: молочно-товарные комплексы, ремонтные мастерские, фруктовый сад, свиноводческий комплекс, комбикормовый завод — было построено и создано под патронажем Нацбанка, — рассказал директор «Ружаны-Агро» Андрей Бурдук.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Директор ОАО «Ружаны-Агро» Андрей Бурдук

Под опекой экс-главы Нацбанка Петра Прокоповича, выходца из Пружанского района, хозяйство начало работать не по спущенным сверху показателям, а следуя разработанному специалистами бизнес-плану. Это и помогло развиваться и избежать убытков. После смены владеющего хозяйством госоргана (с 2013 года это было Управделами президента, а потом Пружанский районный исполнительный комитет) оставалось не растерять накопленный опыт.

— Бизнес-план, который был разработан для «Ружаны-Агро», сработал, мы выходили на показатели, которые в нем были рассчитаны. Сейчас у нас тоже есть бизнес-планы, которые составляем не просто так с цифрами с потолка. Я вижу, какие будут показатели по итогу года и как в сегодняшних природных и финансовых условиях получить результат. Последний бизнес-план разрабатывали сами с участием приглашенных сторонних аналитиков, которые могли увидеть ситуацию извне и дали свою оценку и консультацию, — делится с TUT.BY глава предприятия.

Ошибки тоже были. В 2015 году предприятие оказалось не готовым к засухе. В результате — убытки и срочные меры по спасению хозяйства. Теперь здесь стараются «иметь запас» на будущий год.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В 2019 году выручка комплекса выросла на 20% и составила 51 млн рублей. Рентабельность продаж — 10,6%

Сейчас в приоритете ориентир на местный рынок

В 2019 году предприятие продало 47,6 тысячи тонн молока. Это на 7100 коров. Если вспомнить, что в среднем житель Беларуси в год потребляет около 250 кг молока, то предприятие могло бы целый год поить своим молоком, например, Барановичи. Все произведенное здесь молоко покупают Пружанский молочный комбинат, Кобринский маслосырзавод и «Савушкин продукт». Так что местные жители его точно пробовали хоть раз, а остальные — с большой вероятностью.

Главный экономист признается, что было бы проще и выгодней продавать молоко на бирже. Но руководитель настаивает на том, чтобы не выходить на биржу, а продавать его старым и проверенным покупателям из Брестской области. По двум причинам.

— На бирже большой риск в том плане, что если закрываются границы, как это происходит сегодня, или начинаются перекосы с Российской Федерацией, потом все чужаки, сдающие молоко за пределы своей области, становятся не нужны. Вернешься обратно в область, тебе скажут: «Как все хорошо, так выходишь за пределы, а как все плохо — так к нам». Ну и молоко — это социальный продукт. Можно продать килограмм молока предприятиям за рубль. Тогда и в магазинах оно будет дороже. Что потом делать пенсионерке, которая придет его покупать? Я считаю, что неправильно требовать за него завышенную цену, — считает Андрей Бурдук.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
За смену три доярки успевают подоить 880 коров

В тени молочной славы стоят производство свинины, выращивание яблок, зерновых культур, рапса и картофеля. Совсем недавно тут начали делать говядину.

Практически все мясо комплекса покупает Березовский мясокомбинат. А небольшая часть идет на полуфабрикаты для собственных столовых и на продажу местным жителям. Директор объясняет ориентир только на внутриобластной рынок внешними условиями.

— Была такая история. Приезжала делегация по обмену опытом из России. Поработали и пошли обедать в нашу столовую. Они удивляются, какое мясо вкусное. Говорю: «Так мы же сами его делаем». Через две недели приезжает представитель и предлагает забирать у нас по фуре в неделю в Санкт-Петербург и Москву. А мы разводим руками, потому что не можем продать. Чтобы получить разрешение на торговлю за пределами Беларуси, надо входить в реестр ЕАЭС. Это куча документов и согласований, — говорит он.

Когда-то местный свиноводческий комплекс был в числе лидеров по производству мяса, но все перечеркнул 2018 год, когда предприятие потеряло почти 8 тысяч животных и вынуждено было начинать направление свиноводства практически с нуля.

— Восстанавливали за деньги хозяйства. Закупили новое поголовье — восстановились, заиграло все по-новому. И сегодня здесь почти 20 тысяч голов, — сообщает его руководитель.

Растениеводство не достигает объемов молочной и мясной продукции. Но оно позволяет кормить животных полностью своим кормом. А что-то даже экспортировать. Десятилетний яблоневый сад в 165 гектаров дает 450 тонн белорусских и польских сортов яблок в год. 90% из них идет на российский рынок: после введения Россией санкций там стали забирать белорусские яблоки «с руками и ногами». А в Беларуси они оказались не востребованы.

— Мы готовы наше белорусское за рубль поставлять, а торговые сети все равно покупают польские за два рубля, — говорит директор.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Резка яблонь. Сад занимает 165 гектаров и дает около 450 тонн плодов в год

Подмоченная репутация подтолкнула работать прозрачно

В 2014 году на предприятии «Ружаны-Агро» произошла неприятная история. Тогдашнего директора задержали при получении взятки в 25 тысяч долларов. Позже следствие выяснило, что за денежное вознаграждение он гарантировал другой организации покупку недвижимости по завышенной стоимости. С тех пор новый директор, чтобы восстановить репутацию и исключить подозрения в коррупционных схемах, решил работать по предоплате и, главное, делать все закупки прозрачными.

— Мы выставляем все наши покупки на интернет-аукционах, icetrade, на бирже. Теперь можно увидеть цену договора, когда производились расчеты, — делится Андрей Бурдук. — Подход к сделкам по предоплате позволил снизить расходы на закупки, потому что контрагентам не нужно закладывать риски.

Вообще подходы к управлению у Андрея Бурдука практически как у частника. Он оценивает риски, следует разработанному бизнес-плану, не обещает работникам получки, а дает «то, что заработали». Директор признает, что все хозяйства, которые вошли в АПК, были проблемными, и соглашается, что без объединения и поддержки государства они ушли бы в никуда.

— Я и сегодня у района прошу относительно проблемные хозяйства, чтобы за их счет укрупниться. Но мне пальцем машут, что не потяну. А мы потянем! Надо будет посмотреть баланс, базу, людей, изучить, как все функционирует. Года полтора-два — и будет результат, — уверен глава ОАО «Ружаны-Агро».

Он убежден, что при «умном руководстве» с помощью холдингов можно спасти проблемные колхозы и агрокомплексы, потому что большинство убыточных агропредприятий — это следствие неправильного управления.

— В этой отрасли люди трудятся десятилетиями. Они знают, что технику надо отремонтировать зимой, а не весной, когда уже пора выходить в поле. Поэтому не надо осматриваться назад и ждать от кого-то команды. Ты просто берешь и работаешь, — комментирует он.

«Когда есть господдержка, кто от нее откажется?»

— Без помощи государства мы могли бы обходиться уже порядка 10 лет. Но когда господдержка есть, кто от нее откажется? Практически все было построено за валютные кредиты. Сейчас у нас было бы кредитов на 9,7 млн долларов. Благодаря господдержке мы смогли перевести их в рубли и уменьшить долговую нагрузку. В итоге платим только за обслуживание, а основная кредитная нагрузка реструктуризована до 2035 года, — рассказывает Андрей Бурдук.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Запчасти для отечественной и зарубежной сельхозтехники можно удобно приобрести в интернет-магазине «Белагро»

Освободившиеся деньги вкладываются в обновление техники и модернизацию, по 3−4 млн рублей в год. Хозяйство как раз обновляет сформированный в 2008—2010 годах автопарк. В основном это отечественная техника: МАЗ, МТЗ и «Гомсельмаш». Ее покупать выгодней: есть лизинг на 7 лет под ставку 2%. Импортную выбирают в том случае, если она по цене не сильно превышает отечественный аналог, но превосходит его по результативности.

— Из 20 энергонасыщенных тракторов в хозяйстве 5 — импортные. Это трактора John Deere и Fendt, потому что они немного лучше по расходу топлива в своем классе. Есть импортный зерноуборочный комбайн, потому что он дает совсем другие показатели. Как говорится, мы не такие богатые, чтобы покупать дешевые вещи, поэтому берем только то, что действительно работает. Но, к примеру, зачем мне покупать зерноуборочный комбайн CLAAS, если при нашей урожайности себя хорошо зарекомендовал GS? — говорит Андрей Бурдук.

Не получки, а зарплаты

— Во всем этом главное не столько техника, здания или скот, сколько люди. Без них в этом хозяйстве ничего не смогло бы существовать. Поэтому мы стараемся, чтобы людям было комфортно жить и работать. Строим жилье, есть гостиница, где живут молодые специалисты, — с гордостью рассказывает руководитель.

Средняя зарплата в хозяйстве в 2019 году была 972 рубля. В начале этого года — 1 тысяча рублей. Руководитель говорит, что люди имеют те деньги, которые зарабатывают, и так как в последние несколько лет рост производительности труда в хозяйстве опережает зарплату, ежегодно работникам доплачивают, добиваясь соотношения «один к одному».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Производство мясной продукции для столовых предприятия

— По итогам 2018 года сделали расчеты и увидели, что для достижения коэффициента в единицу за каждый отработанный человеком день надо доплатить по 80 копеек. По итогу 2019 года доплачивали по 1,50 рубля за каждый день. Если доярка отработала 300 рабочих дней, она получила плюс 450 рублей в виде материальной помощи, не облагаемой налогом, — говорит Андрей Бурдук.

Правда, на мясозаготовочном цехе мы слышим, как уборщица жалуется на невысокую зарплату. На что замдиректора по животноводству предлагает ей пойти в доярки — доходы будут совсем другими, но и работать придется больше.

Но даже за хорошую — особенно по меркам села — зарплату найти работников нелегко, огорчается глава хозяйства.

— В газете районного центра, расположенного в 50 километрах, давал объявление о вакансиях с условиями доставки до места работы на автобусе предприятия, двухразового питания. И не получил ни одного ответа, — сетует собеседник TUT.BY.

Конкуренция держит в тонусе, а коронавирус бьет по карману

Конкуренция АПК не пугает, потому что у него есть постоянные покупатели. Даже если рост присутствия на нашем рынке российской продукции, которая выигрывает если не по качеству, то по цене, не дает расслабляться.

— Предприятию нужна стабильность сбыта, учитывая наши объемы. Если у меня не будет уверенности в завтрашнем дне, будет плохо всем. Ведь за моей спиной стоят порядка 700 человек, у которых дети, внуки, кредиты, — говорит Андрей Бурдук.

Он считает, что с учетом большой разницы экономик России и Беларуси отечественный рынок, возможно, и стоило защищать. Но более эффективная мера — стимулировать наших производителей оптимизировать затраты и активней продвигаться на рынке, чтобы выигрывать в рыночных условиях.

— Если Россия готова поставлять в Беларусь мясо по 4 рубля, а наши мясокомбинаты покупают у белорусских сельхозпредприятий, грубо говоря, по 4,2 рубля, то надо принимать правильное решение — снижать затраты, издержки и себестоимость продукции. Соседи заставляют нас думать головой, — комментирует руководитель «Ружаны-Агро».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Глава хозяйства признается: сейчас главная надежда на то, что не будет спада на молочном рынке. Есть опасения сложностей, так как уже ощущаются последствия закрытых границ и изменения курсов валют.

— Беларусь обеспечивает собственные потребности маслосемян рапса, допустим, на треть. А две трети — это Китай. Дальше, получить молоко без белка — никак, а мы покупаем белковые премиксы откуда? Из Китая. А границы перекрыты. В итоге на остатки, которые есть в Беларуси, цены выросли на 30−40%. Это ложится на наши затраты и отражается на себестоимости, — объясняет собеседник. — По части комплектующих мы тоже зависим от Италии, Германии, Латвии. Потому что Беларусь не может полностью обеспечить внутренний рынок. Контракты есть, договоры есть, а фуры стоят где-то на границе.

В планах — производство мясных полуфабрикатов

В планах у АПК через 1,5−2 года запустить цех по углубленной переработке, чтобы из своего мяса делать копченые, сыровяленые, вареные колбасы. Объемы будут небольшими, чтобы удовлетворять спрос на районном уровне. Но это сделает производство зацикленным и даст жителям возможность покупать местную продукцию, цена которой, по идее, будет ниже, чем у мясокомбинатов.

А вот производить продукцию с сертифицированной пометкой «эко» в Ружанах пока не планируют. Но понимают, что рано или поздно это направление будет наиболее актуальным и правильным с точки зрения ответственности за окружающую среду.

— Морально я на это готов процентов на 70%. Понимаю, как это должно осуществляться. Но еще нет четкого понимания, чем заменять удобрения и определенные средства защиты, как наладить весь процесс, — объясняет Андрей Бурдук.

Специалистов тоже нет — в сельхозвузах не обучают эконаправлению. Да и инфраструктура вряд ли идеально подходит. Тем не менее глава предприятия признается: будь такая возможность, пошел бы изучать подходы и принципы экоземледелия.

Партнер проекта:

«Белагро» — крупнейший поставщик сельхозтехники и запасных частей. Наш ассортимент насчитывает более 3000 наименований техники и более 100 000 артикулов запчастей. У нас минимальные цены, так как мы выполняем прямые поставки с заводов производителей.

-10%
-15%
-10%
-25%
-12%
-15%
-30%
-20%