1. Как семья из маленькой деревни спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  2. Журналистов не пустили на суд экс-директора отделения Белгазпромбанка в Могилеве — «ради безопасности»
  3. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  4. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  5. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  6. Лукашенко о либерализации законов: Произошедшие события остро ставят вопрос: не слишком ли мы увлеклись?
  7. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  8. «Я называю это бесчинствующая демократия». Откровения Макея и суды. Что происходит в Беларуси 28 января
  9. Доллар заметно подорожает на торгах 28 января. Обменники отреагировали повышением курсов
  10. Какую квартиру не надо покупать, если вы хотите продать ее через 10 лет. Вот 5 главных пунктов
  11. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  12. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  13. Макей: Мы заинтересованы в отношениях с США и в прибытии американского посла в Беларусь
  14. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  15. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  16. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  17. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  18. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  19. Глава МИД: Некоторые послы стран ЕС размещают у себя посты конкретной антигосударственной направленности
  20. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  21. Макей о «лагерях для острокопытных»: Не верю фейковым новостям, которые исходят из уст оппонентов власти
  22. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  23. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  24. Geely GS оказался дешевле, но крупнее Coolray. Первый тест-драйв новинки от «БЕЛДЖИ»
  25. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  26. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  27. Врач рассказывает, когда при коронавирусе пациентам назначают антикоагулянты
  28. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  29. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  30. Приговор Верховного суда нельзя обжаловать. Защита Бабарико просит рассматривать дело в нижестоящем суде


/

Новости про очередной «черный вторник» и обвал российского рубля (минус 10 процентов в первый день) вызвали ажиотаж инвесторов и населения. Но при всей типичности ситуации — падение валюты вслед за рухнувшими ценами на нефть — глубина снижения оказалась заметно ниже, чем в памятные кризисы 2012 и 2015 года. Почему ушла зависимость, утягивающая за нефтью российский рубль, вслед за которым устремлялся белорусский, и может ли она вернуться?

За десять лет цены на нефть несколько раз уходили в пике. Посмотрим, как при этом вели себя оба рубля.

Вот в 2012 году, после мартовского пика 128,1 доллара за баррель, цена нефти начала падать. Среди причин эксперты обращали внимание на политический кризис в Греции и в целом проблем у еврозоны. Летом цена пробивает отметку в 100 долларов (98,63 доллара), но к концу июля восстанавливается. Оба рубля пережили короткий спад относительно спокойно: Центральный банк России поддерживал рубль, белорусская валюта недавно (в октябре 2011 года) девальвировалась втрое, корректировка потребовалась незначительная.

Кризис 2014-2015 года складывался более драматично. Рост предложения сланцевой нефти из США, увеличение предложения от стран ОПЕК и России вызвали кризис перепроизводства. Производителям сланцевой нефти было выгодно наращивать производство в условиях высоких цен, традиционным нефтедобытчикам очень хотелось эти цены опустить для ликвидации опасных конкурентов: при цене ниже 75 долларов за баррель экономика производителей сланцевой нефти уже не складывалась.

При этом потребность в энергоресурсах в развитых странах стала снижаться, в развивающихся — стабилизировалась.

Осенью 2014 года прогноз МВФ предсказал снижение спроса на нефть и замедление темпов роста мировой экономики. В итоге за год цена нефти снизилась почти вдвое.

Своя драма ждала и рубли. Российский кроме падения цен на нефть подкосили санкции за Крым. Белорусский — попытка удержать курс в установленном коридоре.

Эксперты отмечают, что резкие колебания взаимных валютных курсов стран ЕАЭС усугубили экономический кризис, создав проблемы во взаимной торговле, которых можно было избежать. Уроки извлекли все. Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 года. Беларусь отказалась от скользящей привязки и после резкой девальвации отпустила свой рубль в сравнительно свободное плавание в начале 2015 года.

Насколько дорого Беларуси обошлась та попытка держать курс к российскому рублю во второй половине 2014 года, писали не раз. «По Минпрому я всегда привожу пример, хотя не всем банкирам и экономистам он нравится. За первую половину 2014 года предприятия системы Минпрома заработали 2,1 трлн рублей прибыли в тех деньгах. А весь 2014-й год закончили уже с чистым убытком в 5,3 трлн рублей. То есть за вторую половину года они проели и прибыль первого полугодия, и получили еще убыток. А 5,3 плюс 2,1 — это 7,4 трлн рублей (740 млн деноминированных рублей)», — рассказывал тогда вице-премьер Владимир Семашко.

Цены на нефть в середине 2015 года начали падать с 52 долларов за баррель до 27,7 доллара в январе 2016 года. Это стало 13-летним минимумом. Цены падали на фоне роста экспорта Ираном, вышедшим из-под санкций, а также ввода новых мощностей. Весной 2016 года объемы добычи нефти снизились, страны ОПЕК и другие нефтедобытчики начали переговоры о сокращении производства для стабилизации цен.

Свободно плавающий российский рубль «поплыл» за нефтью — зависимость была очевидной и абсолютной. Белорусский рубль, помня уроки 2014-го, повторил этот путь.

Тогда в игру вступило правительство России, прописав с 2017 года «бюджетное правило». По нему, если цена нефти выше 40 долларов за баррель, Центробанк должен закупить для Минфина на «лишние» нефтяные деньги валюту, а Минфин положит ее в свой резерв — Фонд национального благосостояния. Такое правило не дает рублю сильно укрепляться в период высоких цен на нефть, что плохо влияло на остальные секторы экономики, резко снижая конкурентоспособность на внешнем и внутреннем рынке российской техники, продуктов питания. Уже в 2018 году зависимость рубля от барреля упала на порядок.

Цены на нефть в 2018 году держались на уровне выше 60 долларов, в октябре Brent подорожал до 85 долларов за баррель, но затем упал почти до 50 долларов и закончил год на отметке 53,8 доллара за баррель. Падение спровоцировали новые пошлины, введенные США против Китая, рост добычи в странах ОПЕК+. При этом санкции США против Ирана не сработали: уменьшения предложения нефти не произошло из-за многих исключений в санкционном режиме (Ирану разрешили продавать нефть восьми странам, в том числе Китаю).

В итоге страны ОПЕК+ все-таки договорились сократить добычу, цены стабилизировались. «Бюджетное правило» также сработало — рубль обошелся минимальными колебаниями.

-10%
-10%
-20%
-15%
-12%
-50%
-10%
-20%
-50%
-45%
-15%
0071710