Проблемы многих регионов сходятся в неэффективность местных экономик, которые, в свою очередь, упираются в недостаточное развитие местной инфраструктуры, сильную централизацию управления, обозначение показателей, требующих жертв и перекосов на местах. Эксперты назвали еще несколько основных сложностей, тормозящих развитие регионов.

derevnya
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Минимум индивидуальности в подходе к развитию районов

За редким исключением политика в отношении регионов разрабатывается в столице в соответствии с видением профильных ведомств. При этом специфику развития регионов лучше понимают на местах, отмечает Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ, во время дискуссии проекта «Открытый диалог».

Александр Рулькевич, заместитель председателя комитета экономики Миноблисполкома, добавляет, что у руководителей если не всех, то многих районов есть понимание своих слабых и сильных точек, а также видение перспектив развития.

Некоторые из них готовы сделать ставку на развитие туризма, так как не имеют большого потенциала в промышленности, но им повезло с географическим положением. Такой местности нужны совсем не те условия, в которых нуждается район, желающий модернизировать местную госкомпанию или привлечь в промышленность инвесторов. А очень похожие условия и ожидания в виде спущенных показателей заставляют и тот, и другой район тянуть за уши то направление, что не способно дать должной отдачи. В итоге пользы от вложенных денег государство получает значительно меньше, чем могло бы.

— Если оценить инвестиции в основной капитал и объемы промпроизводства по районам и крупным городам, то мы увидим, что инвестиции в райцентры и сельскую местность на душу населения выше, чем в крупных городах. Но при этом объем промпроизводства на душу населения в крупных городах по сравнению с райцентрами и сельской местностью в разы больше, — отмечает Олег Мазоль, научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC.

В результате в наиболее нуждающихся в развитии населенных пунктах практически нет высокопроизводительных мест, люди имеют невысокие доходы, разница достигает 2,5 раза, отчего усиливается потенциал оттока населения.

— Политика, связанная с госрасходами, менее эффективна, чем налоговая политика. Поэтому, чтобы остановить этот процесс [разрыв между райцентрами, сельской местностью и крупными городами], можно было бы для предприятий, которые хотят работать в райцентрах, снизить налоги, а также перестать инвестировать в неэффективные госпроекты, — считает экономист.

Дизайн системы регионального развития с большим упором на индивидуальный подход к регионам, учитывающий их сильные стороны, даст больший эффект, чем национальные программы развития с похожими для всех районов задачами.

Дилемма моногородов

40 из 115 белорусских городов — моноиндустриальны, то есть завязаны на работу основного, а порой и единственного крупного предприятия. Так как на них работает около 25% занятого в экономике местного населения, то благосостояние местных жителей сильно зависит от успеха одной такой компании. Проблема только в том, что многие из этих предприятий, доставшись Беларуси в наследство от Советского Союза, за три десятилетия практически не обновили подходы к производству и реализации продукции. Это при том, что большинство из них относится к пищевой промышленности и в теории имеет потенциал для развития.

С одной стороны, эти города делают ставку на неэффективные предприятия с избыточной занятостью, но с другой — они не могут их просто взять и закрыть, потому что альтернатив для занятости тут нет. Изменить что-то в такой ситуации при плановой экономике и актуальном социальном контракте достаточно сложно.

Но моноиндустриальные города проблемные в большинстве стран мира еще и потому, что экономика переходит в постиндустриальный этап развития, отмечает Екатерина Антипова, профессор, завкафедрой экономической и социальной географии БГУ.

В Беларуси относительно благоприятных всего шесть таких городов, около 20 можно назвать переходными, там есть рост производства и положительная динамика экспорта. 11 городов — периферийные, с малым объемом промышленного производства и низкой численностью населения.

Эксперт и профессор БГУ посчитала, что в моногородах рождаемость превышает смертность, но численность населения все равно сокращается. Население активно оттуда мигрирует в более успешные и богатые города. Это еще одно подтверждение непривлекательности моногородов для жизни.

Недостаточно развитая инфраструктура

Чего не видно в статистике по внутренней миграции, но что заметно на индивидуальном уровне, так это настроения людей. В море уезжающих в столицу и крупные города появляются небольшие течения готовых сменить квартиру на дом в райцентре или пригороде. Одни задумываются о переезде в сельскую местность из-за экологии, другие не желают оставаться в крупных городах только ради более высоких доходов. Даже среди выпускников вузов стало больше желающих вернуться на родину, чем это было еще 5−10 лет назад, отмечает Екатерина Антипова.

Но желание жить в райцентре, пригороде или в деревне у многих из этих людей остается на уровне мечты, так как в регионах оставляет желать лучшего инфраструктура, которая часто не позволяет комфортно работать, в том числе удаленно, получать достойного качества медицинские и образовательные услуги.

— Это не только дороги, но и больницы, детсады, общепит, доставки. Если мы будем поднимать проблему инфраструктуры и постепенно ее решать, то у людей в регионах появится возможность работать дистанционно, в том числе в IT-секторе без необходимости уезжать из регионов, потому что на местах будут условия, которые требуют компании и которые комфортны для людей, — комментирует Анастасия Лузгина, научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC.

В этом вопросе есть важный момент: вложения требуются колоссальные, а видимый эффект от них виден далеко не сразу.

Тем не менее Минэкономики планирует вкладывать в инфраструктуру, чтобы повысить привлекательность территорий, отмечает Наталья Берченко, заместитель директора по научной работе НИЭИ Минэкономики.

Минэкономики будет делать ставку на новые центры экономического роста

Перед Министерством экономики стоит задача работать над преодолением основных проблем. В первую очередь таких, как недостаточной объем и стабильность доходов, неравный доступ населения к источникам их получения, подчеркнула Наталья Берченко.

Министерство экономики рассматривает в качестве наиболее жизнеспособной для этого стратегию сбалансированного развития.

— Ее основа — пространственная политика по формированию новых центров экономического роста, наращивание конкурентоспособности и результативности экономической деятельности за счет целевых инвестиций в отрасли, улучшение качества среды проживания, — говорит Наталья Берченко.

Для этого планируется сделать целевые инвестиции более эффективными, увеличить уровень взаимодействия между уровнями власти как по вертикали, так и по горизонтали.

В ближайшие пять лет в региональной политике запланирован переход к комплексному, взаимодополняющему развитию районов и городов благодаря формированию новых центров экономического роста. А инвестиции Минэкономики планирует сделать целенаправленными и основанными на специализации местности.

-10%
-30%
-30%
-55%
-50%
-28%
-20%
-10%
-15%
0071689