/

По итогам встреч в шести городах Витебской области в кампании по выбору единого кандидата в президенты от оппозиции лидирует сопредседатель БХД Павел Северинец. Второе место — у лидера Движения «За Свободу» Юрия Губаревича. Впереди у пятерых кандидатов 50 городов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Павел Северинец, Ольга Ковалькова, Николай Козлов, Алексей Янукевич, Юрий Губаревич. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Согласно процедуре «Народное голосование» (праймериз), все кандидаты на «единого» до окончательного голосования будут собирать баллы, всего можно набрать 100 баллов: первые 10 баллов будут распределены между партиями, а остальные баллы кандидаты будут «зарабатывать». 30 баллов можно получить во время интернет-голосования, 30 — во время голосования в регионах, 30 — во время конгресса демократических сил. Кандидаты на «единого» планируют проехать 56 городов, где местные жители смогут проголосовать за своего кандидата.

На участие в праймериз заявки подали шесть человек: Ольга Ковалькова, Анна Канопацкая, Алексей Янукевич, Юрий Губаревич, Николай Козлов и Павел Северинец. 4 марта штаб «Народного голосования» (праймериз) исключил Анну Канопацкую из гонки.

«Народное голосование» (праймериз) началось 6 марта. За три дня пять кандидатов встретились с жителями Городка, Витебска, Новополоцка, Миор, Шарковщины, Постав.


«У нас хватает фантомных болей и без Канопацкой». Как прошло первое голосование за «единого» от оппозиции


Самой малочисленной была встреча в Городке: туда пришло десять человек, в голосовании участвовало восемь. Аншлаг у оппозиции был в Витебске: на встречу с кандидатами собралось более 140 человек.

По итогам голосования в семи городах (в Новополоцке могли голосовать и жители Полоцка) лидер гонки на сегодня — Павел Северинец. Он набрал 150 голосов. На втором месте Юрий Губаревич — у него 50 голосов, потом идет Николай Козлов — 24 голоса, Алексей Янукевич, у которого 7 голосов, и Ольга Ковалькова — она смогла убедить проголосовать за себя лишь троих.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В планах у кампании еще 50 городов: все областные центры и крупные районные города. В Минске встречи с кандидатами пройдут дважды — 24 апреля и 12 мая.

Изображение: hubarevich.by

Как отмечают сами участники праймериз, пока на встречи с ними приходят в основном активисты политических партий и движений, которые заранее знают, что будут голосовать за лидера своей партии. Поэтому сейчас главная задача участников «Народного голосования» — привлечь людей к их встречам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— У пачатку выступу ў Паставах запытаў удзельнікаў, ці ёсць сярод іх тыя, хто прыйшоў каб паслухаць усіх кандыдатаў і толькі пасля гэтага зрабіць выбар. З 25 прысутных толькі 4 паднялі рукі. У выніку 4 галасы я і атрымаў. Ператварыць праймерыз у сапраўднае народнае галасаванне ў нас атрымаецца толькі тады, калі яны выйдуць за рамкі перапісу актыва. Спадзяюся, што такі патэнцыял ёсць. А так гэта ці не, пабачым ужо ў бліжэйшыя тыдні, — написал у себя в Facebook Юрий Губаревич.

Ольга Ковалькова, которая пока находится в конце списка кандидатов, говорит, что ни на минуту не жалеет, что приняла решение участвовать в «Народном голосовании».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Это огромный опыт. Такие результаты после встреч в Витебской области являются ожидаемыми для моей команды. Понятно, что активисты политических партий будут поддерживать того лидера, который был ими выдвинут. Я работала с другими аудиториями, которые до сих пор не интересовались политикой и с большего в других регионах. Благодаря тому, что в политику пришли новые люди, мы добились изменений в антинаркотическое законодательство и продолжаем бороться за независимые суды.
Это только первая неделя праймериз. Впереди еще много встреч и городов, интернет-голосование и конгресс. Я являюсь независимым кандидатом. Моя задача — привлечь внимание к праймериз со стороны новой аудитории людей, которые не принадлежат к политическим партиям, — объясняет Ковалькова.

«Эксперимент может стать самым интересным, что родила оппозиция за 20 лет»

Политический обозреватель Артем Шрайбман считает, что праймериз — неплохая идея для белорусской оппозиции, которая давно витала в воздухе, и вот теперь ее рискнули воплотить в жизнь. По мнению обозревателя, пока власть не вмешивается, все идет без сбоев, поскольку процедура хорошо решает три задачи:

— привлекает плотное внимание СМИ на несколько месяцев, разогревает политизированную публику;

— легитимизирует будущего единого среди оппозиционного актива и сторонников. Когда видишь прозрачный процесс избрания, когда там есть твой голос, причем хоть на всех трех стадиях, намного проще и вписаться работать на кампанию этого человека на выборах;

— дает перепись людей, на которых оппозиция может рассчитывать как на активистов в кампании. Полезно и для политиков, и для нас, наблюдателей. Наверное, и для местных идеологов с чекистами тоже интересно.

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Все это будет работать, если не вмешаются три фактора: технические косяки при интернет-голосовании, взломы площадки, накрутки голосов; власть начнет разгонять собрания; оппозиционеры сами разругаются по процедуре. Про первое я ничего не знаю, второе вполне вероятно, если собрания будут расти в числе, а третьего могут и избежать. Пока друг с другом общаются дружно, процедуру детально прописали и уважают, некомфортного для оппозиции кандидата Канопацкую исключили на подходе, — написал Шрайбман у себя в телеграм-канале.

Обозреватель отмечает, что эксперимент может стать самым интересным, что родила оппозиция за последние 20 лет. Это неудивительно: с 2015 года омолодилась или хотя бы сменилась верхушка многих партий и движений. Но впереди задача намного сложнее — не расплескать задор, когда кандидата либо не зарегистрируют, либо напишут традиционные 2−3% по итогам выборов.

— Разговоры про общенациональную забастовку и протесты от рассвета до заката — это милые иллюзии, в которые не верят сами призывающие. Если умные, то уже должны думать об exit strategy — как на выходе извлечь для себя и своих структур репутационный максимум и закончить кампанию достойнее, чем обычно. Вот это и будет настоящий тест на зрелость, — отмечает обозреватель.

-21%
-25%
-17%
-40%
-10%
-10%
-50%
-50%
-10%
0068422