опубликовано: 
обновлено: 

Беларусь готова к реальной интеграции, но без понуждения. Об этом Александр Лукашенко заявил 27 февраля на встрече с председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаилом Мясниковичем, сообщает пресс-служба президента Беларуси.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

«Понуждение к интеграции»

— Мы остаемся, как всегда, привержены реальной интеграции без понуждения к интеграции (новый термин появился в союзе — «понуждение к интеграции»). И странно, что началось это с понуждения к интеграции Беларуси. Понимаете, о чем идет речь, — поинтересовался Лукашенко у Мясниковича.

Он напомнил, что еще вместе с первым президентом России Борисом Ельциным белорусская сторона всегда инициировала реальную интеграцию при сохранении суверенитета и независимости.

— Мы тогда вообще не говорили о том, что кто-то должен потерять суверенитет и независимость. При всех сложностях в те времена мы находили развязки по сложным вопросам. Когда разбогатели, особенно Россия, начались непонятные толкотня и возня. И, как я уже сказал, понуждение к интеграции.

Про сложные отношения с Россией

Александр Лукашенко также высказался о последних событиях в белорусско-российских отношениях — по его мнению, то, что происходит в Беларуси, кем-то болезненно воспринимается в России.

— Просто то, что происходит с Беларусью, — это более очевидно, это в СМИ, это очень болезненно, может быть, для отдельных в России. Хотя я сомневаюсь, что там болезненно. Идет болтовня и различного рода накаты и пропаганда. Вы, наверное, читаете все эти СМИ. Я уже напоминал, что взяли за две недели (публикации. — Прим. редакции) и президенту России передали все, что пишут о Беларуси, белорусском президенте и так далее. Но ладно, это их дело.

Про нефть и газ

Он также коснулся болезненного вопроса поставок нефти.

— Не успели с Путиным договориться о том, что они нам за счет премий или там чего-то (это их дело) компенсируют снижение этой пошлины (если, например, мы $ 1 млрд от пошлины получали в прошлом году, а сегодня $ 700 млн, то $ 300 млн Россия компенсирует), вечером уже министры по-своему трактуют наши договоренности — двух президентов. Беру запись разговора: четко, черным по белому была договоренность, что разницу нам компенсируют. То есть финансово мы останемся на уровне прошлого года. Этого нет. Ну что это за союз такой, — заявил президент.

Он напомнил, что российские компании необоснованно настаивали на уплате им дополнительной премии при поставках нефти в Беларусь: «мы вам продадим нефть по мировой цене, но вы еще нам на каждой тонне заплатите премию».

— Так премию платят тем, кто покупает. Если мы покупаем товар, мотивируйте, вы нам премию дайте. Нет. Почему — потому что нет нормальных правил. Право силы — наклонить, заставить. Это не нормально. И в СМИ предпринимаются каждый день атаки: Лукашенко чего-то хочет. Да я уже ничего не хочу, кроме того, о чем мы договорились.

Вспомнил президент Беларуси и о цене на газ.

— Нам говорят: $ 127 (за 1 тыс. куб. м) — это благо. Вы знаете, по сколько Польша сегодня получает американский газ, который надо превратить в жидкое состояние, привезти сюда, регазифицировать и по трубе поставить? $ 90! Мы россиянам говорим (как они предложили): давайте как в прошлом году. В прошлом году, с учетом перетаможки нефти было $ 110−111. «Нет, давайте $ 127». На бирже сегодня уже ниже $ 100 торгуется газ. Это что, нормально? Это что, понуждение к интеграции? — задался вопросом Лукашенко.

Споры из-за нефти

С начала этого года нефтеперерабатывающие заводы в Мозыре и Новополоцке работают на половину своей мощности в связи с отсутствием долгосрочных контрактов с российскими поставщиками: Минск и Москва спорили по поводу размера премии, которую Беларусь выплачивает российским нефтяным компаниям.

21 февраля стало известно о «неожиданном предложении Путина», которое тот сделал Александру Лукашенко по нефти. Позже российский министр энергетики Александр Новак объяснил, что Россия предложила Беларуси снижать премии по ценам на поставляемую нефть примерно на 2 доллара за тонну каждый год.

В январе-феврале нефть в Беларусь поставляли только российские компании Михаила Гуцериева, которого связывают дружеские отношения с Александром Лукашенко. Также Беларусь купила 86 тысяч тонн норвежской нефти.

В марте сырье на белорусские нефтезаводы будут поставлять пять новых российских фирм и азербайджанская госкомпания Socar.

-25%
-20%
-40%
-20%
-10%
-15%
-25%
-50%
-29%
0071366