/

В Витебске 17 февраля суд заслушал последнее слово осужденных в 2016 году за коррупцию троих бывших топ-менеджеров «Нафтана», которым хотят еще накинуть срок за те же самые преступления. После ареста в июле 2014 года мужчины уже провели в следственных изоляторах и колониях 5,5 года.

Фото предоставлено редакцией газеты "Вестник "Нафтана"
Фото предоставлено редакцией газеты «Вестник «Нафтана»

Суть дела. Кратко

В деле — три фигуранта: 57-летний экс-замдиректора «Нафтана» Сергей Карась, 55-летний бывший начальник управления производственно-технической комплектации Сергей Гвоздевский и 42-летний бывший начальник отдела комплектации Максим Перлов.

Всех троих задержали по подозрению в коррупции в июле 2014 года. При обысках у задержанных изъяли более полумиллиона долларов, арестовали семь дорогостоящих авто бизнес-класса и ювелирные изделия. Следствие по делу шло почти 2 года — до марта 2016-го. В том же году, 1 декабря, суд вынес приговор.

Было установлено, что с июня 2011-го по июль 2014 года обвиняемые получали при закупках вознаграждения за заключение сделок с «Нафтаном». По материалам дела, они нанесли ущерб заводу на 3,4 млн евро. При этом более 2,3 млн евро обвиняемые возместили еще до суда.

Сергей Карась получил 12 лет лишения свободы, Сергей Гвоздевский — 9 лет, Максим Перлов — 7 лет. Через полгода Верховный суд оставил приговор в силе, и в июне 2017-го мужчины оказались в колониях в Могилеве и области.

А через два года, в мае 2019-го, несколько эпизодов из первоначального обвинения 2014 года выделили в отдельное производство и начали расследовать новое дело. Пока идет второй процесс, обвиняемые находятся в витебском СИЗО-2.

Карася, Гвоздевского и Перлова снова обвиняют в злоупотреблении служебными полномочиями, повлекшем причинение ущерба в особо крупном размере, и получении взятки в особо крупном размере при заключении закупок и контрактов с «Нафтаном». Карася и Перлова также обвиняют в покушении на злоупотребление служебными полномочиями.

Прокурор просит суд добавить каждому из обвиняемых по году лишения свободы к тем срокам, которые они получили в 2016 году. То есть, по мнению государственной защиты, Карась должен провести в заключении 13 лет, Гвоздевский — 10, а Перлов — 8 лет.

«Нафтан» предъявил к обвиняемым иск на довзыскание ущерба на сумму около 270 тысяч евро.

Никто из троих вину не признал

Произнося последнее слово, бывший заместитель гендиректора завода «Нафтан» Сергей Карась был краток:

— Полностью поддерживаю своего адвоката. Очень сильно надеюсь на справедливый приговор. Надеюсь, он будет отличаться от предыдущего [в 2016 году].

Бывший начальник управления производственно-технической комплектации Сергей Гвоздевский считает, что следствие было построено «не на выявленных фактах получения взяток и превышения служебных полномочий, а на непоследовательных воспоминаниях лиц, которые якобы по чьей-то просьбе передавали эти взятки, то есть выступали посредниками».

— Позиция следствия основывается на показаниях лиц, которые находились под стражей 9 месяцев, а затем как-то быстро были освобождены — когда дали показания нужной направленности. То есть 9 апреля 2015 года они дали показания, а 14 апреля их освободили. Все обвинения основаны на непонятных устных указаниях, показания свидетелей противоречат друг другу, меняются. В показаниях нет единой линии, как передавались деньги. Нет ни конкретных мест, ни конкретной валюты. И ни один свидетель не подтвердил, что я, Гвоздевский, лоббировал чьи-то интересы или брал взятки, вознаграждения.

Сергей Гвоздевский обратил внимание суда на такой момент:

— В суде озвучивались суммы взяток: 15, 20, 100, 400 долларов, евро. И якобы за пятилетие мы насобирали некую сумму. Так данная сумма — моя двухмесячная зарплата на тот момент. И какая у меня могла быть заинтересованность из-за каких-то 10 долларов потерять работу со стабильной зарплатой в месяц в 3−3,5 тысячи долларов в эквиваленте?

Бывший начальник управления производственно-технической комплектации заявил, что «честно исполнял свои должностные обязанности»:

— Надеюсь и верю, что весь этот кошмар закончится. Любого человека, который что-то делает, можно обвинить. Но виноват ли он? Поэтому я честно, с высоко поднятой головой смотрю всем в глаза. А самое главное, что я честен перед собой, перед родными. Что касается второй стороны всех следственных действий — пусть это все останется на их совести. Время все рассудит. Надеюсь, что суд примет правильное решение.

Бывший начальник отдела комплектации Максим Перлов считает, «все было построено на домыслах, догадках и оговоре со стороны основных свидетелей», при этом ни на следствии, ни на суде не нашли ни одного доказательства получения им взяток.

Перлов сообщил, что один из его допросов шел очень долго:

— Так, допрос 8 февраля 2017 года длился 7 часов 45 минут. В протоколе был указан перерыв на обед с 13.09 до 13.11 — то есть три минуты. Это издевательство.

Обвиняемый попросил суд при вынесении приговора учесть это и другие «многочисленные нарушения УПК», изложенные в его жалобе в прокуратуру:

— Надеюсь на справедливое решение.

Приговор суд огласит 2 марта.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-10%
-6%
-20%
-20%
-20%
-10%
-10%
-10%
-25%
-20%