Примерную оценку потерь Беларуси от «нефтяного шока», неурегулированных условий поставки нефти, оценил старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Дмитрий Крук на круглом столе агентства СBonds по долговому рынку Беларуси.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дмитрий Крук отметил, что последние 8 лет экономика Беларуси в стагнации, есть небольшие колебания темпов ВВП недалеко от нуля. «Для развивающегося рынка это очень неблагоприятный фон», — констатировал он.

При этом эксперт указал, что с 2015 года качество макроэкономической политики в стране существенно выросло.

— С позиции прочности и естественности, можно сказать, никогда не было так хорошо, — уверен Крук.

При этом прирост ВВП, зафиксированный в 2019 году на уровне 1,2%, мог быть в районе 2,5%.

— В третьем-четвертом квартале рост выпуска ускорялся. Восходящая траектория выпуска была обусловлена циклическими колебаниями. Если бы их частота и амплитуда были близки к «исторической норме», можно было бы ожидать, что конец года станет примерно серединой периода ускорения роста. Кроме того, сохранялась бы сильная инерция роста и экономика большую часть года продолжала бы набирать обороты. Однако де-факто рост в конце 2019 года хоть и ускорился, но демонстрировал признаки слабости, хрупкости и «директивности». Динамике элементов совокупного спроса была присуща неустойчивость, — говорится в материалах Beroc.

Дмитрий Крук отметил, в частности, что в четвертом квартале в стране был резкий спад по числу рабочих мест. При этом существенное ухудшение ожиданий эксперт связывает с нефтяным шоком.

— По грубым оценкам (я прошу эту цифру правильно интерпретировать), нефтяной шок так или иначе связан как минимум с 8,5% белорусского ВВП (в 2019 году ВВП составил 132 млрд рублей). Это не значит, что будут сопоставимые потери. Прямое влияние нефтепереработки — до 1% ВВП, но сильна связь с другими секторами, это связь, ведущая к потерям в добавленной стоимости в розничной и оптовой торговле, строительстве, транспорте, сельском хозяйстве, производстве пищевых продуктов.

При этом эксперт считает логичным отказ белорусских властей принять условия России, согласиться с их трактовкой соглашений в рамках ЕАЭС. Это более безопасно в среднесрочной перспективе. 

На рубеже 2019 и 2020 годов белорусские власти были вынуждены сделать выбор, находясь на «развилке политических и экономических рисков». Беларусь не пошла по пути «углубленной интеграции» в качестве платы за сохранение статус-кво в нефтегазовой сфере.

— Этот путь чреват масштабными рисками политического и институционального характера. Помимо осознания этих рисков, такое решение обусловили, вероятно, и сомнения в отношении того, что соглашения об «углубленной интеграции» («поверх» обязательств России в рамках ЕАЭС) станут надежной гарантией сохранения «нефтегазового статус-кво».

-21%
-69%
-5%
-35%
-20%
-50%
-21%
-50%
-50%
0071430