Дарья Васнецова, Антон Ильин,

От сочинской встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным ждали многого, но послевкусие оказалось странным. В России заявили, что будут «оказывать содействие достижению соглашения с белорусскими потребителями и производителями нефти в нашей стране». Минск говорит, мол, цена будет мировой, «как мы и хотели». А что будет с бензином?

По итогам встречи Лукашенко и Путина в Сочи 7 февраля сказали, что Беларусь будет покупать нефть по мировой цене. Конфликт исчерпан?

Конфликт спущен на уровень договоренностей с субъектами хозяйствования. Москва четко дала понять: цены на сырую нефть формируются рынком и административно не регулируются. То есть Беларусь не может рассчитывать на скидки или иные схемы компенсации по энергоносителям — ни по нефти, ни по газу. Еще в 2019 году для Минска действовала «перетаможка» 6 млн тонн нефти: Беларусь получала в бюджет пошлины от экспорта этого объема. В случае продления «перетаможки» Минск получил бы в 2020 году дополнительно 951 млн рублей.

Теперь Минск просто будет искать поставщиков на российском рынке, считая экономику поставок без всяких преференций. Пока в январе и феврале нефть в Беларусь поставляют только компании Михаила Гуцериева. Объем поставок — примерно четверть от того, что нужно для полной загрузки.

Гуцериев нам продает по мировой цене? Что такое вообще эта «мировая цена» и о каких «премиях» идет речь?

Понятие «мировая цена» — условное. Есть понятие «экспортный нетбэк» — чистая цена нефти при поставках на экспорт без учета транспортировки и пошлин.

Россия, говоря о мировой цене, указывает цену с экспортной пошлиной. В этом случае можно говорить о том, что Минск покупает нефть на 17% (на сумму экспортной пошлины, которой нет при поставках в страны ЕАЭС) ниже мировой.

Если мы считаем от экспортного нетбэка, то Минск покупает по мировой цене.

Не все однозначно и с Гуцериевым, и с премиями. Были времена, когда Беларусь покупала нефть за половину мировой цены и, чтобы заинтересовать поставщиков, платила премию к экспортному нетбэку — дешевые поставки сырья для производства высоколиквидного экспортного продукта, реализуемого уже по самым мировым ценам, позволяли платить поставщикам «бонусы».

В прошлом году премия составляла 10 долларов за тонну. Сейчас Беларусь не хочет платить вообще. Или, по другой информации, готова платить в 2 раза меньше. Аппетиты российских нефтяных компаний больше — 15−20 долларов за тонну.

Первый вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой заявил, что сейчас компании группы «Сафмар» Михаила Гуцериева поставляют нефть в Беларусь без премии. Источник, знакомый с условиями контракта, уверяет TUT.BY, что «небольшая премия все же есть».

А почему в Минске говорят, мол, договорились «как мы и хотели»? Неужели мы реально так долго спорили о мировой цене?

Кроме экономического значения переговоры имеют и политическое. Да и точно свои чаяния накануне белорусские чиновники не раскрывали. Но наверняка от встречи первых лиц ждали больше, чем заявление о том, что «правительство Российской Федерации будет оказывать содействие достижению соглашения с белорусскими потребителями и производителями нефти в нашей стране». Так что нефть по мировой цене, возможно, в Минске и хотели, но были и более оптимистичные варианты.

А что с поставками сейчас? Нефть-то есть?

С начала этого года НПЗ в Мозыре и Новополоцке работают на минимальной загрузке из-за отсутствия долгосрочных контрактов с российскими поставщиками. Экспорт нефти из России в Беларусь в январе 2020 года составил 500 тыс. тонн, что в 4 раза меньше, чем хотела Беларусь. Нефть поставляется только со стороны компаний группы «Сафмар». В январе-феврале они планируют отгрузить 950 тысяч тонн сырья. Беларусь также закупила 86 тысяч тонн норвежской нефти. Кроме того, «Белоруснефть» поставляет свое сырье на НПЗ, хотя ранее его экспортировала.

Что касается других поставщиков, то у Беларуси пока нет подписанных контрактов на поставку нефти, альтернативной российской. С начала года удалось купить один танкер, 86 тысяч тонн, норвежской нефти.

Нам все еще интересна нероссийская нефть?

Безусловно. Президент Беларуси потребовал, чтобы долю России в поставках нефти снизили со 100% до 30−40%. Так что сейчас правительство отрабатывает все возможные направления поставок. Это и Казахстан, и США, недавно заявившие о готовности обеспечить Беларусь нефтью по конкурентной цене.

Хорошо, всю нефть мы купим по мировой цене. А что с бензином? Тоже по мировой?

Ранее «Белнефтехиму» за счет выгодной продажи нефтепродуктов на экспорт удавалось поддерживать невысокие цены на топливо на внутреннем рынке. Однако те времена канули в Лету. Сейчас при наличии сырьевой составляющей в затратах, близкой к 90%, цену топлива на АЗС будет во многом определять стоимость нефти, которая с каждым годом для Беларуси дорожает и к 2024 году достигнет мирового уровня. Как следствие — сейчас «копеечная» стратегия корректировки цен на топливо. Следует также сказать, что НПЗ вложили в модернизацию несколько миллиардов долларов, поэтому им самим не до жиру, надо возвращать средства.


Все говорят что-то про 2024 год. А что там случится?

В 2015 году Россия запустила налоговый маневр в нефтяной сфере. Сейчас он вступил в завершающую стадию. Предполагается, что до 2024 года вывозная пошлина на нефть в России, которую не уплачивает Беларусь при импорте углеводородного сырья, снизится с 30 до 0%. Одновременно с этим будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых, что может привести к увеличению входящей стоимости российской нефти для Беларуси до фактически мирового уровня.

В 2025 году может заработать единый рынок нефти и газа Евразийского экономического союза. Власти Беларуси надеются, что это даст возможность покупать энергоносители по внутрироссийским ценам. Но будет ли создан единый рынок, пока никто не может уверенно сказать.

-50%
-15%
-15%
-30%
-30%
-40%
-23%
-23%
0069580