Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Заместитель главного редактора портала TUT.BY Александр Заяц

Вчера Александр Лукашенко прокомментировал сахарное дело, вокруг которого почти две недели ходило много разных разговоров. Следом телеканал «Беларусь 1» при помощи КГБ живописал схемы незаконного заработка директоров четырех сахарных госзаводов, их партнеров-коммерсантов и даже бывшего авторитетного силовика. По словам Лукашенко, «такого в Беларуси еще не было». Хотя, если разобраться, впервые такой резонанс связан с сахаром, а коррупция по-прежнему продолжает демонстрировать свою живучесть.

— Давно на контроле этот вопрос спецслужбы вели. Мне доложили, что по дешевке продавали торговому дому [в Москве] этот [белорусский] сахар, а часть по какой-то там увеличенной цене возвращалась в Беларусь. Может быть, сахар даже не вывозили в Москву и обратно не завозили. А документы шли туда, переоформляли, и здесь прямо с заводов на наш рынок поставляли этот сахар с маржой. А потом эту маржу делили на взятки. Это что, нормально? — задался вопросом Лукашенко.

На сахарном рынке всегда хватало соблазнов. Можно вспомнить, что еще несколько лет назад, когда конъюнктура благоволила, Беларусь поставляла сахар в Россию по специфическим схемам. Но на это закрывали глаза, потому что государство и заводы зарабатывали, чтобы вернуть кредиты, взятые на модернизацию, и не простаивать в межсезонье. Возмущались только российские олигархи.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

А потом ситуация резко изменилась. В России случилось перепроизводство сахара. Товар стали распродавать по бросовым ценам. Белорусские магазины наводнил российский сахар. Наши заводы возмутились, поставив под угрозу свое существование, а также благополучие жителей Городеи, Скиделя, Жабинки и Слуцка. Их поддержало аграрное лобби, которое продает свеклу на заводы. Власти, конечно же, подставили плечо и ввели госрегулирование цен. Меньше, чем за 1,5 рубля за килограмм, сахар на полках магазинов продавать нельзя. Стереотип о том, что белорусский сахар более сладкий, чем российский, сделал свое дело. Атака россиян была отбита.

Тем временем аналитики прогнозировали скорый рост цен на сахар в России. Это означало, что Беларуси надо было удержаться на российском рынке. Однако, чтобы сахар в РФ покупали, следовало предложить конкурентоспособную цену. Так на полках российских магазинов появился белорусский сахар, который на треть, а то и больше был дешевле, чем в Беларуси. Но для Беларуси, как бы это удивительно ни звучало, это в принципе нормальное явление — продавать продукцию по цене в районе себестоимости и даже ниже. Чтобы хоть как-то поддерживать жизнеспособность слабых госпредприятий.

Правда, в разнице цен предприимчивые люди увидели новое «окно возможностей». Что было дальше — смотрите выше.

Еще один заработок руководителей заводов состоял в закупке мешков для сахара у белорусского монополиста. Для производителей сладкой продукции, которые показывали убытки, это аукалось увеличением расходов на приобретение упаковки по завышенной цене. Но топ-менеджеров, судя по всему, мало волновало финансовое положение госзаводов. Они получали свое вознаграждение через российскую фирму-посредника, где оседала вся прибыль от упаковочного бизнеса.

Александр Лукашенко говорит, что такого дела в Беларуси еще не было. Наверное, в сахарной отрасли точно не было. Да и впервые удивили весь мир эффектным разворотом самолета в небе Евросоюза. Хотя логика белорусских силовиков понятна — проще развернуть свой борт, чем потом как минимум год добиваться экстрадиции директоров.

Но как бы там ни было, факт в том, что искоренить коррупцию не получается. Хотя борьба идет нещадная. Или видимость борьбы — потому что в сахарном деле фигурируют и силовики, которые «крышевали» сахарников. И уже точно не в первый раз публику знакомят с «оборотнями в погонах».

Недавно лидер бизнес-союза Александр Швец назвал самую питательную среду, на которой коррупция произрастает: проблемы взаиморасчетов между государственными и частными предприятиями, непогашенные долговые обязательства госсектора.

— Ситуация, когда госпредприятия не рассчитываются по своим договорам, а надежды частника, получившего судебное решение в свою пользу, тоже очень невелики, содержит в себе мощнейшую коррупционную составляющую. Всегда есть чиновник, принимающий решения или способствующий их принятию. А когда один, задолженность перед которым — год, видит, что платят тому, перед кем задолженность месяц, то он ищет принимающего такие решения. И эта ситуация в силу наличия огромного неэффективного госсектора в стране и чрезмерного присутствия государства в управлении им очень распространена, — говорил эксперт.

Так в принципе и с сахаром. Основные участники те же — госзаводы-монополисты с господдержкой.

Уже не один раз говорилось, что госсобственность, директивное установление цен, наличие льгот и преференций являются самым большим рассадником для коррупции. Как итог — новое сахарное дело. Хотя, может, специально такие коррупционные мышеловки создаются, чтобы никто не сидел без работы. Ни силовики, ни чиновники, ни управленцы. А развороты самолетов и погони в сторону границы — на потеху обычным людям, которых перед этим поставили в популярную позу, заставив платить за килограмм сахара полтора рубля.

Пора уже забыть про ужасы невидимой руки рынка и стремиться жить по общепринятым цивилизованным правилам торговли и бизнеса, используя в случае чего антимонопольные практики. И лишь в крайнем случае — силовиков.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-20%
-30%
-20%
-10%
-30%
-10%
-18%