В 23 часа 31 января (полночь 1 февраля по брюссельскому времени) Британия покидает Европейский союз. Что этот день готовит для Европы, что будет дальше и как «брексит» отразится на белорусском бизнесе — комментирует партнер и руководитель практики международной торговли юридической фирмы Arzinger Law Offices Клим Сташевский.

Фото: Reuters

Фото: Reuters
Что случится 31 января и чего ожидать в 2020 году

В пятницу Великобритания официально перестанет быть членом Европейского союза. Одномоментно граждане Великобритании потеряют статус граждан Европейского союза. Но жизнь продолжится в привычном ключе как минимум до 31 декабря 2020 года — именно такой срок Британия и ЕС установили для определения конкретных условий и нюансов выхода второй по размеру экономики из союза (соглашение о выходе предусматривает возможность продления переходного периода до 2023 года, но премьер-министр Джонсон отвергает эту возможность).

— Экономические союзы всегда строятся вокруг нескольких ключевых вопросов: единые стандарты сертификации и безопасности, свободное перемещение товаров, услуг, капитала и людей. С одной стороны, это позволяет бизнесу расти и развиваться (например, британские заводы могут свободно покупать сырье во Франции и без лишних административных барьеров это сырье уже на следующий день может быть пущено в производство). С другой стороны, каждое государство — член союза должно играть по общим правилам, и не всегда эти правила соответствуют национальным интересам конкретной страны (например, становится в разы сложнее поддерживать отечественных производителей), что мы и видим на примере Британии, — отмечает Сташевский.

В течение переходного периода Соединенное королевство и ЕС будут жить по существующим до момента выхода единым правилам и должны достигнуть новых договоренностей по движению товаров, услуг, капитала, людей и остальным вопросам. Более того, такие договоренности нужны и с другими странами, например США. Чем больше вопросов удастся согласовать в сжатый переходный период, тем мягче будет новая реальность для бизнеса и экономики.

Проанализировав соглашение о выходе из ЕС, можно сделать вывод, что Британия будет пробовать согласовать Соглашение о свободной торговле с ЕС (такие соглашения с Европейским союзом есть у Украины, Грузии и Молдовы). Процесс это непростой и долгий, Япония и ЕС договаривались о таком соглашении 8 лет, напоминает эксперт. Но основной сложностью является то, что такие соглашения обычно направлены на снятие тарифных барьеров для перемещения товаров и никак не регулируют вопросы свободного движения услуг и капитала.

Как «брексит» отразится на интересах белорусского бизнеса

Конечно, в первую очередь «брексит» затронет саму Великобританию и ее основных торговых партнеров: Ирландию, Францию, Бельгию и Нидерланды. Беларусь выстраивала свои экономические отношения с Соединенным королевством напрямую, а не через Европейский союз, и сейчас это принесет свои дивиденды: все двусторонние соглашения и договоренности (об избежании двойного налогообложения, защите инвестиций, культурном сотрудничестве и т.п.) остаются в силе и будут работать. Более того, выход Британии из ЕС упростит дальнейшее развитие двусторонних экономических отношений, так как многие решения будут приниматься быстрее и с меньшим количеством бюрократических проволочек, связанных с членством в ЕС. Например, вопрос санкций может быть решен: несмотря на то, что правительство Британии подтвердило, что собирается сохранить санкции после выхода из ЕС, вопрос их отмены теперь лежит в плоскости воли одного государства, а не 28.

— Великобритания — это, прежде всего, доступ к капиталу и правовая система с многовековой историей, а уж потом — производство товаров и их доступ к европейскому рынку. Несмотря на то, что есть истории успеха, когда белорусы наладили производство в Великобритании, Туманный Альбион интересен белорусскому бизнесу в двух направлениях: экспортные поставки товаров и сырья (в первую очередь нефтепродуктов) и доступ к финансовому рынку для привлечения инвестиций (Великобритания занимает важное место по объему привлеченных прямых иностранных инвестиций в Беларуси), — отмечает Клим Сташевский.

«Брексит» может создать определенные трудности для тех белорусских предприятий, которые используют сертификаты соответствия ЕС для продажи своей продукции в Великобританию, предупреждает эксперт. Если Британия и ЕС не договорятся по взаимному признанию сертификатов соответствия или же оговорят особые условия для производителей из третьих стран (то есть Беларуси), то белорусский бизнес окажется в ситуации, когда необходимо будет получать сертификаты соответствия на продукцию непосредственно в Соединенном королевстве. Аналогичная история ждет и те предприятия, которые используют производственные площадки в Британии для торговли с ЕС.

— Основной вызов ждет те предприятия, которые нашли в Лондоне все преимущества одной из старейших финансовых столиц мира: доступ к инвестициям и возможность структурировать сделки с использованием механизмов английского права. Если не удастся договориться с ЕС по вопросам свободного движения услуг и капитала (а возможность этого высока, так как выбранный механизм соглашения о свободной торговле обычно обходит стороной эти вопросы), то есть вероятность, что в Европе появится новый финансовый центр, а структурировать пан-европейский бизнес через Лондон станет экономически невыгодно. Это создаст сложности для выстраивания холдинговых структур и использования механизмов доверительного управления, без которых сложно представить существование транснационального бизнеса в современном мире. И если до «брексита» тот белорусский бизнес, у которого получилось закрепиться в Лондоне, мог торговать услугами и программным обеспечением по всему Европейскому союзу, то в скором будущем — при отсутствии сделки с ЕС по свободному движению услуг — такой бизнес вынужден будет присматривать для себя другую локацию.

Британские юристы в разговорах с белорусскими коллегами спокойны — без работы они не останутся. Преимуществом английского права является не столько гибкость его механизмов, сколько многовековая судебная практика. Английский юрист может с вероятностью в 99% спрогнозировать, как на практике будет развиваться та или иная ситуация, вытекающая из договорных отношений, так как прецедентная система права позволяет заранее знать, какую позицию займет суд по конкретному вопросу.

— Предсказуемость всегда импонирует бизнесу, поэтому мир и дальше будет опираться на механизмы английского права при структурировании сделок. Вопрос лишь в том, кто теперь эти сделки будет финансировать (Лондон или Франкфурт), — резюмирует руководитель практики международной торговли юридической фирмы Arzinger.

-45%
-50%
-20%
-20%
-30%
-20%
-20%
-15%
0068422