/

В Дзержинском районном суде продолжается рассмотрение дела по иску Дзержинской больницы к оппозиционеру Андрею Дмитриеву, в котором больница требует признать фотографии, продемонстрированные политиком, не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию больницы. Андрей Дмитриев отказался пойти на мировое соглашение и признать ошибкой свое заявление.

Фото: Андрей Дмитриев
Слева — обед в РНПЦ «Мать и дитя» в Минске, справа — обед в Дзержинской районной больнице. Фото: Андрей Дмитриев

Напомним, Дзержинская районная больница подала в суд на одного из лидеров «Говори правду» Андрея Дмитриева и ЗАО «Столичное телевидение» за то, что он во время теледебатов в ноябре показал в кадре фотографии обедов в Дзержинской районной больнице и РНПЦ «Мать и дитя» в Минске, и возмутился тем, как кормят людей в регионе. Фотографии Дмитриеву предоставила жительница Дзержинска Марина. В больнице посчитали, что фото обеда, показанное политиком, портит репутацию больницы.

Во время предварительного заседания диетолог больницы Нелли Аракелян рассказала, что в больнице составляется «перспективное меню», которое утверждается два раза в год районным Центром гигиены, а на питание одного человека в день расходуется 3 рубля 70 копеек. Аракелян также пояснила, что блюдо в виде макарон с батоном могло быть подано на завтрак, но никак не на обед. И батон всегда дают с маслом, просто батона, как изображено на фотографии, быть не могло.

Обед же, по словам главврача больницы Владимира Губаша, всегда состоит из трех блюд: первого, второго с курятиной, мясом или рыбой, салата и компота. То есть то, что изображено на фотографии, показанной Дмитриевым, не могло быть обедом в Дзержинской районной больнице.

29 января во время первого дня основного заседания главврач больницы Владимир Губаш заявил, что готов заключить мировое соглашение при условии, что Дмитриев признает, что он ошибся и это была фотография не обеда, а завтрака в больнице. При этом от требования признать, что Дмитриев опорочил репутацию больницы, как ранее заявляли в учреждении, главврач отказался. Но Андрей Дмитриев отказался пойти на мировое соглашение.

Представители больницы в своем выступлении еще раз подчеркнули, что макароны пациенту могут быть выданы лишь на завтрак и обязательно с сыром или маслом. Юрист больницы также отметила, что когда потенциальные пациенты думают, что их будут плохо кормить в больнице, это влияет на их процесс выздоровления.

— Обязанностью ответчика является доказать, что на одном из снимков изображен обед в Дзержинской больнице, — заявила юрист больницы Елена Вакула. — Утверждения ответчика порочат деловую репутацию больницы. Учеными признан факт, что настроение пациентов оказывает существенное влияние на качество проводимого лечения. Пациенты нашей больницы ограничены в выборе учреждения здравоохранения, в частности, в силу территориальной принадлежности, и в случае оказания срочной медпомощи люди неизбежно попадают в ситуации, когда они думают, что в питании [в больнице] будут ущемлены, питание организовано на низком уровне, а это влияет на настроение пациентов. Распространив не соответствующие действительности сведения о том, что обеды в Дзержинской больнице хуже, чем в Минске, ответчик указал на то, что работники нашего учреждения нечестно исполняют свой профессиональный долг в области организации питания, а следовательно, нарушают закон.

«У нас в пищевом блоке даже стоят цветы, скатерти»

Главврач больницы Владимир Губаш заявил, что репутация больницы от выступления Дмитриева не пострадала, пациенты по-прежнему оставляют хорошие отзывы.

— Мы сейчас проводим опрос людей, анкетирование, там есть раздел «питание». Жалоб не было, есть благодарности.

— То есть после выступления Дмитриева оттока пациентов не было? — уточнила адвокат Дмитриева Мария Колесова-Гудилина.

— Нет, не выписывались люди. И не может быть такого, питание у нас нормальное.

— А каким-то образом настроение пациентов изучается в вашей больнице?

— Изучается мнение пациентов о лечении, питании, отношении медперсонала. Чтобы провести то исследование, о котором вы говорите, нужны специалисты, целая кафедра. Если бы человек пришел в пятизвездочную гостиницу или в ободранный номер, то это разные вещи, влияющие на его эмоциональное состояние. Поэтому большое внимание мы уделяем материально-технической базе. У нас в пищевом блоке даже стоят цветы, скатерти, мебель постоянно меняется, — заявил главврач.

В суде также допросили свидетеля Марину Мокас, фотографии которой Дмитриев использовал в своем выступлении во время дебатов. Мокас рассказала, что с 1 по 15 апреля 2019 года она лежала в Дзержинской больнице в отделении гинекологии. После выписки она оставалась на больничном, болевые ощущения у нее не проходили, лучше ей не становилось, и 24 апреля Андрей Дмитриев, с которым Мокас была знакома, помог ей попасть на консультацию в РНПЦ «Мать и дитя». Вечером того же дня девушка должна была лечь в РНПЦ, но ей стало плохо, а поскольку она была в Дзержинске, ее на скорой забрали в Дзержинскую больницу, где ее положили в двухместную палату отделения гинекологии.

— Снимок макарон был сделан 28 или 29 апреля. Я уже не помню, что это было — завтрак или что-то еще. Я сделала эти фото макарон, потому что записалась на прием к министру здравоохранения на 3 мая, и помимо основных вопросов меня не устроило лечение в Дзержинской больнице, я хотела показать ему, как нас кормят в больницах. Но 3 мая меня на машине Дзержинской больницы отвезли в РНПЦ «Мать и дитя», поскольку мое состояние ухудшалось. Публиковать фотографии я не собиралась, но когда в РНПЦ нам дали красную рыбу, я решила это сделать у себя в соцсетях. На прием к министру я не попала из-за того, что лежала в больнице. Плюс тот министр ушел, и был назначен новый. В РНПЦ я была с 3 по 15 мая.

— В минской больнице вам давали макароны? — уточнила судья.

— Пустые, просто макароны, нам никогда не давали. Были макароны с курицей, с котлетой. Если рисовую кашу давали, то в придачу — еще кусок омлета или запеканку. Дмитриев меня не просил сфотографировать, как кормят, это была моя инициатива. Дмитриеву фотографии я не предоставляла, он взял их у меня на странице в соцсети. Я не раз слышала от пациентов, что питание в этой больнице ужасное, — рассказала свидетель.

Представители больницы с аргументами свидетеля не согласились. По словам главврача, 29 апреля на завтрак в больнице давали макароны, сыр и масло.

— Но мне почему-то достались макароны без масла и сыра. В своем посте в соцсетях я не указывала, какой это был прием пищи, потому что не помню. Я лишь написала, что красную рыбу в Минске давали на обед, а про Дзержинск я просто написала «макароны и батон», — заявила Мокас.

Представители больницы заявили, что вызовут в суд свидетелей, которые лежали в больнице в то же время, что и Марина Мокас, и «смогут кое-что прояснить».

В суде объявлен перерыв до 5 февраля.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-30%
-40%
-31%
-15%
-50%
-50%
-20%
-20%
-50%
-15%