/

В декабре прошлого года госдолг Беларуси превысил 43 миллиарда рублей и продолжает расти, притом что последние 8 лет правительство выплачивает больше 3 миллиардов долларов ежегодно. Давайте разберемся, как так получается и есть ли у Беларуси риск не расплатиться с долгами.

Что такое государственный долг?

Это сумма задолженности государства перед отечественными и иностранными кредиторами. Если правительство больше тратит, чем зарабатывает, естественно, ему приходится за счет чего-то покрывать нехватку средств.

Страны берут кредиты для различных нужд: покрыть дефицит бюджета, для развития инфраструктуры, инвестиций и даже для того, чтобы поддержать финансовую систему. Долги государства перед резидентами называют внутренним госдолгом, а то, что оно должно иностранным организациям, банкам, компаниям и странам, — внешним госдолгом.

Беларусь брала кредиты на самые разные цели: для того, чтобы поддержать финансовую стабильность, валютный курс, для инвестиций в реальный сектор экономики, на развитие инфраструктуры.

Какой госдолг у Беларуси?

В декабре прошлого года общий государственный долг Беларуси составил 43,7 млрд рублей. Внешний госдолг — 16,6 млрд долларов.

 

Больше всего Беларусь должна России, Китаю, Евразийскому фонду стабилизации и развития, держателям белорусских еврооблигаций и Всемирному банку.

В 2020 году правительство погасит почти 6 млрд рублей долга. 3,7 млрд вернет иностранным кредиторам, 2,2 млрд — отечественным. Причем для оплаты большей части долга планируется взять новые кредиты.

Тем не менее за счет новых заимствований к концу 2020 года госдолг все равно вырастет до рекордных 54,4 млрд рублей.

 

Подождите. Правительство набрало долгов, оно и будет отдавать. При чем тут я?

Деньги на обслуживание госдолга, то есть выплату процентов, идут из республиканского бюджета, который формируется в том числе из налогов. Получается, что проценты за кредиты страны выплачиваются за налоги населения и бизнеса. В этом году из казны уплатят почти 2,8 млрд рублей.

Представьте, каждый десятый расходованный из республиканского бюджета рубль пойдет не на образование, медицину или улучшение инфраструктуры, а будет перечислен тем, кому Беларусь задолжала.

Чем под больший процент берутся кредиты, тем больше придется выделять на их уплату денег из бюджета.

Зачем вообще странам брать кредиты?

Когда экономика работает без привлечения кредитных ресурсов, она развивается медленней. Ведь для инвестиций в этом случае приходится годами самостоятельно накапливать ресурсы и потом еще долго ждать отдачи. Если правительство страны уверено, что экономика будет расти, то есть смысл привлекать кредиты для инвестиций в ту же инфраструктуру, в человеческий капитал. Тогда, постепенно их отдавая, страна одновременно получает отдачу от своих усилий.

Тем не менее любой долг влияет на экономический рост. Экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович отмечает, что на начальной стадии привлечение кредитов способствует росту экономики. Но когда долг достигает определенного уровня, его влияние меняется на негативное. Если экономика растет не очень активно, а государство продолжает брать новые кредиты, в какой-то момент их обслуживание становится слишком дорогим. В итоге накопленные кредиты уже не помогают экономике развиваться, а тормозят ее. И тогда кредиторы начинают сомневаться, сможет ли страна обслуживать все эти долги. Значит, условия выдачи кредитов становятся менее привлекательными.

Такой размер госдолга — это страшно? Знаю, что есть страны, где он намного выше

Сам по себе госдолг не так страшен в том случае, если экономика страны работает и развивается. Куда важней — его соотношение к ВВП. По последним данным, белорусский госдолг составляет 36% к ВВП.

По мнению экономистов, пока госдолг не достиг назначенного властями порога — 45% к ВВП, — он не принесет экономике больших проблем.

Плюс к этому важны условия, на которых он принят, под какие ставки, на какой срок, в какой валюте. Если у страны долг кажется большим, но экономика функционирует успешно и кредиторы готовы давать ей новые деньги под низкий процент, это признак здоровой экономики и доверия к ней. Соответственно, она без больших усилий сможет постепенно выполнять долговые обязательства.

Как видно из данных выше, Беларусь сейчас переживает такой этап, когда выполнить обязательства по старым долгам удается за счет новых. С одной стороны, мы не единственные, кто оказывается в такой ситуации, новые кредиты для рефинансирования старых пока удается находить. Но с другой стороны, экономика страны растет медленней, чем планировало правительство, экспорт отечественной продукции, который приносит валюту, сокращается, а по бюджету уже не удается свести дебет с кредитом и приходится тратить накопления. Получается, что свободных денег на долговые выплаты нет, приходится брать новые, чтобы расплатиться со старыми.

А если взять и напечатать денег? Ими и рассчитаемся!

В Беларуси больше 90% накопившегося долга номинировано в иностранной валюте, в основном в долларах. В Беларуси их не напечатаешь. Можно, конечно, включить станок для того, чтобы получить больше белорусских рублей. Вот только шансов конвертировать их потом в валюту — практически никаких. Валюту в страну приносит экспорт товаров и услуг. Но сейчас у компаний, торгующих на внешних рынках, все идет не так радужно, чтобы они могли продавать такой объем заработанных долларов.

Но вопрос не только в этом. Есть одно из важнейших правил экономики — печатание денег для решения проблем приводит к более серьезным последствиям. Каждый раз, когда Нацбанк вынуждали напечатать лишние деньги, это неизбежно приводило к обесцениванию рубля, резкому росту стоимости иностранных валют, сильной инфляции и в итоге сильно ухудшало благосостояние населения. Так что Нацбанк зарекся включать печатный станок без экономически обоснованных причин.

Так что есть два варианта расплачиваться по валютным долгам: активней зарабатывать валюту или продолжать брать новые кредиты.

У нас же есть ЗВР. Не лучше ли расплатиться с долгами этими средствами, чем рефинансировать?

Справедливости ради стоит отметить, что рефинансирование долгов — привычное дело для многих стран. Задача в том, чтобы рассчитаться со старыми долгами с привлечением новых средств на более выгодных условиях. Например, отдать старый краткосрочный кредит, который брали под высокий процент, позаимствовав для этого у новых партнеров средства на более выгодных условиях.

Но даже если бы Минск решил расплатиться со всеми долгами разом, у него бы это не вышло. Медленный рост экономики не позволяет рассчитываться с долгами без привлечения новых кредитов. А в запасе, точнее — золотовалютных резервах, есть только 9,4 млрд долларов. Эти запасы расходуются только в экстренном случае. Более того, стране без таких запасов будет непросто взять в долг в случае необходимости.

Поэтому правительство и решило в ближайшие годы четверть долгов и проценты по кредитам отдавать своими силами, а 75% − рефинансировать.

Беларусь уже несколько раз размещала евробонды и сейчас снова собирается. Зачем? Раньше же как-то обходились!

Минфин уже не первый год практикует размещение гособлигаций на внутреннем и внешних рынках. Размещение ценных бумаг − один из способов привлечения заимствований. Особенность в том, что государство, банки или компании, размещая облигации, получают деньги достаточно быстро и взамен им не нужно выполнять какие-либо обязательства, которые нередко требуют кредиторы-банки, страны или международные финансовые организации. В последние годы Минфин действительно стал размещать на внешних рынках евробонды (еврооблигации), особенно когда не складываются отношения с основными кредиторами. Как это было в прошлом году, когда Беларусь так и не получила деньги от России и Евразийского фонда стабилизации и развития, на которые рассчитывала.

Пока основной долг у Беларуси перед Россией — свыше 8 млрд долларов. Это больше, чем белорусское правительство должно Китаю, держателям белорусских еврооблигаций и Всемирному банку вместе взятым.

Как отмечает аналитик проекта «Кошт урада» Жанна Кулакова, размещение облигаций позволяет не только более быстро привлечь средства, но и диверсифицировать источники финансирования. Потому что зависимость от одного кредитора ставит Беларусь в невыгодное и рисковое положение. А разнообразие обязательств и своевременные выплаты по ним создают хорошую кредитную историю и повышают доверие кредиторов в будущем.

В первом квартале этого года Беларусь разместит евробонды на 1−1,2 млрд долларов. Это удобно, потому что никто не будет требовать от Минска реформ, повышения стоимости ЖКУ, как это делает Международный валютный фонд, давая свои средства в долг, или выставлять какие-то другие требования. Но так как покупка облигаций считается более рискованным вложением, чем предоставление кредита, то проценты по ним выше, вплоть до 6−7% годовых. Значит, обходятся стране такие заимствования значительно дороже, чем кредиты того же МВФ под 2−3%.

А что будет, если кредиторы не согласятся давать в долг?

Если у страны нет средств, чтобы покрыть старые долги, а новых кредитов никто не дает, может случиться дефолт, то есть неспособность выполнять свои долговые обязательства. После того как страна объявляет о дефолте и отказывается возвращать долги, новые ей уже не светят.

К счастью, Беларуси это пока не грозит. В принципе, правительство имеет план по выплатам и обслуживанию долгов. Но если же вдруг что-то помешает совершить очередную выплату — к примеру, новый кредитор вдруг передумает, в ход пойдут запасы из золотовалютного резерва. Как вариант, Беларусь может возобновить переговоры с МВФ, который согласится дать кредит на условиях проведения определенных реформ.

Так что, скорее всего, резкого ограничения доступа к внешнему финансированию не произойдет. Ресурсы можно будет находить, вопрос только в условиях.

«Теперь понятно» — новый проект TUT.BY об экономике для самого широкого круга читателей. Сложные цифры? Запутанные объяснения? Читайте, и все будет понятно!

-20%
-50%
-40%
-60%
-5%
-25%
-50%
-20%
-30%
0069580