Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Как больно белорусской экономике будет расставаться с привычной для нее поддержкой в виде дешевых российских ресурсов, что поможет не впасть в депрессию и на чем предстоит экономить, TUT.BY рассказал старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Дмитрий Крук.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Минск все еще выбивает у Москвы снижение контрактной цены на нефть, пытаясь тем самым частично компенсировать потери, которые отечественная экономика несет с началом пути российского налогового маневра. Кремль же настаивает на назначенной цене, которую называет рыночной и справедливой. Сейчас продолжается торг вокруг десятидолларовой премии российским компаниям за каждую поставленную ими тонну нефти. При закупке предполагаемых изначально 24 млн тонн нефти речь идет о 240 млн долларов. При этом поиск альтернативных источников для закупки нефти — в самом разгаре. Несмотря на то, что спор о цене на энергоресурсы Беларуси и России, кажется, вполне привычным, его новый виток показывает, что экономические отношения двух стран все дальше уходят от принципа «ты — мне, я — тебе» и приближаются к рыночным, где внутренние интересы стоят превыше всего.

В краткосрочном периоде новый формат отношений сопряжен с определенными трудностями, возможно, даже небольшим шоком для экономики. Но в долгосрочной перспективе это откроет перед Беларусью новые возможности.

Сначала — удар по смежным отраслям и бюджету

Сложившаяся ситуация — следствие того, что многие годы ставка делалась именно на нефтепереработку, из-за чего образовалась искусственная зависимость всей экономики от завязанной на нефти ее части. От успехов нефтепереработки в большой степени зависят финансовая стабильность, валютный рынок, бюджет, смежные и сильно зависимые от нее отрасли. В результате чего любые потрясения в этой отрасли волнами отдаются в другие сферы. Потери объемов поставок нефти и продажи нефтепродуктов, как и финансовой выгоды, приведут к исхуданию потока валюты в страну, проблемам с наполняемостью бюджета, росту цен в смежных отраслях и еще более скудным показателям роста экономики.

— В таком положении мы сами виноваты: слишком большую ставку сделали на этот сектор с желанием иметь доступ к дешевой российской нефти, — подчеркивает Дмитрий Крук.

Бюджет на 2020 год предусматривает негативные последствия в торговых отношениях с Россией на нефтяном рынке. Поэтому он и запланирован с дефицитом. Даже ввиду нынешних споров вряд ли его размер превысит ожидания Министерства финансов. А планируемую недостачу пока есть за счет чего финансировать. Тут как раз пригодится созданная в предыдущие годы подушка безопасности. Вот дальше для обеспечения бюджета правительству придется искать новые решения.

— Если статус-кво в нефтяных отношениях, намеченный в последние недели, сохраняется, это может быть проблемой для фискальной политики в будущие годы. Придется искать пути бюджетной корректировки, — рассуждает экономист BEROC.

Лучший вариант — найти дополнительные доходы, за счет которых удалось бы активно пополнять бюджет страны. Не исключено, что правительство попробует пересмотреть оправданность некоторых налоговых льгот. Хотя вряд ли стоит ожидать значительного увеличения налоговой нагрузки на экономику. Более реалистичным экономист видит путь ограничения бюджетных расходов.

Зато потом все наладится. Скорее всего

В более отдаленной перспективе сложившаяся ситуация обернется для белорусской экономики плюсом. В первую очередь рыночные отношения Минска и Москвы, вероятно, будут более понятными, а формирование цен и договоренности — более прозрачными.

Если поиск других источников для покупки нефти будет успешным, это приведет к обнулению былой зависимости от одного поставщика. А с ним уйдет страх одномоментного роста цен или резкого сокращения поставок, с которыми сопряжено сотрудничество только с одной страной. Значит, будет снижаться уязвимость экономики от различных политических и других неэкономических событий.

Эти же новые условия вполне могут стать толчком для повышения конкурентоспособности и поиска рыночных факторов для получения более значимой экспортной выручки в других отраслях, считает экономист.

— Для той же нефтехимии или оптовой торговли это шок сегодня. Но в будущем он вынудит их вести себя более рыночным образом и прилагать больше усилий для того, чтобы быть конкурентоспособными в новых условиях, — объясняет он.

Зацикленность на нефтепереработке и зависимость от нее всей экономики до сих пор лишала ресурсов другие отрасли и мешала им раскрыться в полную силу. И все эти годы они прилагали меньше усилий для повышения своей конкурентоспособности.

— В результате, как показывает ряд исследований, стагнирует экспортная корзина. Она не диверсифицируется, мы не переходим в группы более продвинутых экспортных товаров, а экспортируем то, что умеем, — как говорится, по наитию. То есть экспорт не развивается по качественным показателям. Это становится своего рода барьером для развития, — говорит Дмитрий Крук.

Если удастся диверсифицировать поставки нефти, нефтепереработка начнет работать по рыночным принципам, связанные с ней отрасли вынуждены будут искать новые пути повышения конкурентоспособности и развития, тогда станет повышаться производительность там, где она может расти в силу экономических причин, замкнутость экспорта на определенные товары будет снижаться. А вместе с тем производители вынуждены будут искать возможность диверсифицировать свой экспорт, способствуя тем самым росту экономики.

-20%
-33%
-10%
-10%
-23%
-10%
-25%
-10%
-25%