Коронавирус: свежие цифры


Замдиректора ООО "Юридическая компания "Вердикт" Валентин Галич, партнер Адвокатского бюро "Вердикт" Екатерина Желтонога

И бизнес, и юридическое сообщество в прошлом году беспокоило, какой будет практика применения новых правил корректировки налоговых обязательств контролирующими органами и судами с целью противодействия уклонению от уплаты налогов. Речь идет о пресловутой статье 33 Налогового кодекса, пришедшей на смену указу № 488 о лжепредпринимательской деятельности, которой устанавливается возможность корректировки налоговой базы.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

Тема имела некоторый политический резонанс, поэтому 3 октября 2019 года в Верховном суде состоялось заседание Совета по развитию предпринимательства на тему «Презумпция добросовестности как ключевой принцип взаимодействия государства и бизнеса». По итогам этого заседания председатель Верховного суда Валентин Сукало анонсировал принятие специального Пленума ВC с оговоркой о том, что именно Верховный Суд может являться инициатором правоприменительной практики.

Кстати, по итогам обоих мероприятий было очень много статей и аналитических материалов, что вселяло некоторый оптимизм, что мы увидим документ, который бы сформулировал общие подходы к понятию добросовестности, стандартам доказывания, оценке действий субъектов хозяйствования.

В воздухе витала идея о том, что жесткость подходов контролирующих органов будет смягчена судами. И постановление виделось как документ, который бы давал аргументы для защиты, критерии, когда можно говорить о том, что плательщик добросовестный, обозначил бы «красные линии», что точно делать нельзя. Иными словами, он убрал бы хотя бы частично правовую неопределенность, которая висит дамокловым мечом над привычными сделками. В каких случаях работа с ИП — не уход от налогов? Может ли компания купить машину представительского класса в лизинг и применить ускоренную амортизацию? Не будет расценено заключение договора между двумя компаниями, имеющими одинакового участника, как попытка занизить сумму налогов? Если в НК уже есть механизмы против минимизации уплачиваемых налогов (например, нормирование затрат), возможно еще дополнительное применение статьи 33 НК? Если в результате совершения хозяйственных операций в итоге заплачено всеми участниками сделки больше налогов, может быть корректировка для кого-то одного? И таких справедливых вопросов у бизнес-сообщества сотни.

И вот 19 декабря 2019 года было принято долгожданное постановление Пленума Верховного суда № 6 «О применении судами законодательства при рассмотрении экономических и гражданских дел, возникающих из налоговых правоотношений».

К сожалению, постановление представляет собой некий аналог сокращенных книг вроде «Войны и мира», только в кратком изложении написаны нормы законодательства, в основном Налогового кодекса. Проблема лишь в том, что эти нормы можно почитать и без издания специального акта, а от Верховного суда все ждали практики и каких-то выводов.

Все это разбавлено одним абзацем очень безопасной и стерильной аналитики, в котором указано, что «о наличии оснований для корректировки налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора) могут свидетельствовать доказательства, подтверждающие, в частности:

  • сокрытие объектов налогообложения, занижение налоговой базы; завышение расходов, затрат, учитываемых при налогообложении; завышение вычетов по налогу на добавленную стоимость, профессиональных налоговых вычетов;
  • отражение в бухгалтерском и (или) налоговом учете недостоверных сведений об участии контрагентов в хозяйственных операциях;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с уменьшением налоговой базы и (или) зачетом, возвратом суммы налогов, сборов;
  • отсутствие материальных и трудовых ресурсов (например, оборудования, складских помещений, транспортных средств, сырья, комплектующих, управленческого и технического персонала), экономически необходимых для совершения хозяйственной операции, отраженной в бухгалтерском и (или) налоговом учете».

Таким образом, всех интересующие случаи и критерии применения статьи 33 Налогового кодекса остались не раскрытыми. Нам как бы говорят, что вопросы будут сниматься путем наработки практики. Не будем забывать, что все проблемы указа № 488 ближе к моменту его отмены списывали как раз на неадекватную практику его применения. Задавать нормативно направление, как адекватно применять ст. 33 НК, Верховный суд по каким-то причинам не стал.

Подводя итог, хотелось бы еще поделиться одним наблюдением: если новости о круглом столе в Верховном суде, а также заседании Совета по развитию предпринимательства разместили все интернет- и бизнес-издания, а цитаты из выступлений и докладов представляли интерес и обсуждались, то новость о принятии постановления Пленума Верховного суда была почти проигнорирована в СМИ.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

-10%
-35%
-10%
-21%
-30%
-20%
-12%
-40%