/

Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Владимир Путин обрисовал россиянам, как он будет передавать власть в 2024 году. Через два часа правительство Медведева ушло в отставку. Россия на пороге большой внутренней перезагрузки. По традиции, ни одно политическое цунами у нашей восточной соседки не обходит нас стороной. Но на этот раз новости, кажется, хорошие.

В российскую конституцию введут Госсовет. Он был и раньше, но как совещательный орган из высших чиновников при президенте. Теперь это, судя по всему, следующее место работы Владимира Путина, где он будет кем-то вроде верховного арбитра, куратора системы в годы транзита.

Президента России ослабят, у него заберут контроль над правительством. Это нужно для того, чтобы следующий глава государства не был угрозой для нынешнего. Вырастает роль российского парламента, который будет сам назначать премьер-министра и ключевых министров.

Для нас важно, что уходит в прошлое теория, популярная среди белорусских и зарубежных алармистов, о том, что Путин решил остаться на троне после 2024 года, объединившись с Беларусью. И, мол, только поэтому оживил тему Союзного государства.

То, что в России решили провести транзит власти без Беларуси, не значит, что эта идея никогда не витала в околокремлевских кабинетах. Вполне вероятно, что она была одним из планов, но скорее всего — периферийным. Переговоры с Минском показали, что это утопия, и иначе (как весь год твердил ваш покорный слуга) быть не могло.

Сам союзный договор 1999 года не содержит никакого единого президента — его надо было бы заключать заново. И Минск не хотел, не хочет и не захочет становиться политическим трамплином для российского президента. А без желания белорусских властей и общества единственный метод провести такую авантюру — силовая операция. Что дороже и рискованнее, чем простое переписывание Конституции.

Теперь Кремль будет тратить больше внимания и энергии на внутреннюю политику. На внешнеполитические мелочи вроде нас с нашей интеграцией остается намного меньше времени и интереса. Перезагрузка российского правительства, которое и вело рабочую группу с Беларусью, еще дальше откладывает перспективы каких-то дорожных карт. Если они еще не окончательно утонули в не дошедшей до Беларуси нефти.

Все это хорошие новости для белорусского суверенитета, рисков стало меньше. Теперь даже те силы внутри и около российской власти, которые лоббировали тесную интеграцию с Беларусью в надежде на то, что Путину это может понадобиться, наткнутся на ясное отсутствие интереса в Кремле.

Но для белорусской экономики все становится намного туманнее. Единственной целью диалога по интеграции теперь будет обрезание всех форм поддержки Беларуси, которые еще не были обрезаны до сих пор.

В прошлом году Минск выдавил из страны российского посла Михаила Бабича, назвав его «бухгалтером». Теперь вся российская власть, судя по всему, переходит в режим жестких бухгалтеров, становится «коллективным Бабичем» для Беларуси.

Нефть и газ не будут дешеветь, кредиты не будут течь как раньше, а наши попытки взяться за трубу могут закончиться тем, что Москва возьмется за вентиль. В любом случае ближайшие годы для Беларуси рискуют быть самыми экономически тяжелыми с 1990-х.

Рыночные отношения с Россией больше не вопрос выбора. Выбор для власти теперь в другом. Либо продолжать верить в сказку, где «мы же вместе в окопах гнили» можно конвертировать в твердую валюту. Либо взрослеть и строить такую экономику, которая этому соответствует. Принятие реальности неизбежно, вопрос в том, какая власть к нему придет — эта или следующая.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

-25%
-40%
-10%
-10%
-15%
-40%
-20%
-10%
-30%