Дмитрий Власов,

«Опция объединения с Беларусью для продления в том или ином виде власти Владимира Путина остается на столе в Кремле. Я не считаю, что эта опция является сейчас первоочередной и главной», — заявил в своей программе «Будем наблюдать» главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

Кадр TUT.BY
Кадр TUT.BY

В то же время, по словам главреда «Эха Москвы», на основании своего интервью с Лукашенко, он сделал вывод, что белорусский президент не собирается делиться властью или отдавать ее. Зная это, в Кремле устами Путина «вытащили на публичное рассмотрение» возможность внесения изменений в Конституцию РФ. «Я же знаю Путина, чего огород городить? Ну если не получилось красиво, пусть будет эффективно… Но, конечно, объединение с Беларусью, преодоление геополитической катастрофы крупнейшей 20-го века (так Путин в 2005 году назвал распад СССР. — БелаПАН.) — это „красивше“, это красота, эстетически лучше, но если ради красоты нужно там (в Беларуси. — БелаПАН.) все [ломать], да хрен с ним, это мы потом как-нибудь, а сейчас вот так», — сказал Венедиктов.

По его мнению, Лукашенко и Путин «по конкретным вещам договорятся». «Думаю, что они, эти 30 протоколов (т.н. дорожные карты по углублению интеграции в различных сферах экономики. — БелаПАН.) не секретных — это на самом деле с 21-го года. Т.е. весь 20-й год — это налаживание, „отлажка“ и т.д. Как мне сказал один из российских переговорщиков: ну сделаем в середине января, ну если не успеем, ну да, поручение есть, ну просто сказали — не успели, у нас поручение — договориться», — сообщил журналист.

«А следующий этап (31-я дорожная карта. — БелаПАН.) — это создание — оно естественное, оно тянет за собой — наднациональных органов», — отметил он. Однако Лукашенко, считает Венедиктов, готов пойти на объединение с Россией, только если будет иметь те же полномочия, что и Путин. К такому выводу журналиста подтолкнула реакция белорусского руководителя на его анекдот в конце интервью: «Лукашенко говорит Путину: «Владимир Владимирович, я согласен». Путин говорит: «На что согласен?» — «На все согласен. Сегодня вы президент, а я вице-президент, а завтра — наоборот». И я думал, Лукашенко рассмеется. А он мне говорит: «Вот! Вот это равноправие! Вот это можно обсуждать. А то, что про неравноправие, обсуждать не надо». И я понял, что это у него в голове, что анекдот не анекдот, но чтобы равноправие, и тогда он сохраняет… Вице-президентство. Не какое-то там, как он говорит мне, — парламентскую должность. «Для того ли я это все строил? Какой-то там председатель парламента какого-то». Если начать, как говорил Владимир Владимирович, ковыряться в его (Лукашенко. — БелаПАН) интервью, там вытаскиваешь фразу отсюда, фразу отсюда и фразу отсюда, собираешь и видишь отношение. «Да, я согласен, но только вот ежели я буду играть такую же роль, с такими же возможностями, как Путин».

«Александр Григорьевич Лукашенко готов стать президентом объединенной России — вот так, как Владимир Владимирович Путин», — сказал Венедиктов.

-25%
-50%
-10%
-15%
-20%
-30%
-10%
-10%
-20%
0061173