Владимир Коваленя,

Александр Лукашенко всегда крайне неохотно расставался с государственными активами. Даже когда покупатели были из самой близкой ему, как он постоянно заявляет, России. Случалось — продавал, а затем забирал обратно (у россиян в том числе). Состоявшиеся сделки — в нефтепереработке, газотранспортной и банковской отраслях. В большинстве случаев — это когда не продавать себе дороже было бы. Поэтому на текущий интеграционный порыв, который задает Москва, у него сохранился увесистый портфель «фамильного серебра». Другое дело, что любая конфигурация из где-то обветшавших, где-то обесцененных активов теперь уже может не устроить партнера, ставящего, похоже, совсем иные цели.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

TUT.BY вспомнил, что уже получили россияне за время правления Лукашенко, чего лишились и что их еще может интересовать в этом самом портфеле.

«Нафтан» (с возвратом)

Избранный президентом во втором туре, который состоялся 10 июля 1994 года, Александр Лукашенко некоторое время следует в фарватере решений своего предшественника по приватизации отечественной нефтепереработки с участием российских компаний. Одно из них — создание межгосударственной нефтегазовой компании «Славнефть» на базе нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих, сбытовых и сервисных активов России и Беларуси. В августе 1994 года регистрируется совместная компания «Славнефть». Доля Беларуси в ее уставном фонде в итоге составит 10,38%. И в этом же году «Славнефть» становится акционером (42,581% акций) переданного в ее состав Мозырского нефтеперерабатывающего завода.

Решение о допущении на второй нефтеперерабатывающий завод — новополоцкий «Нафтан» — российских «Лукойла» и «ЮКОСа» принимается уже командой первого президента и не без его одобрения.

С 1995 года новоявленные российские олигархи Вагит Алекперов («Лукойл») и Михаил Ходорковский («ЮКОС») в рамках соглашения «О развитии взаимовыгодного сотрудничества по поставке, переработке нефти и реконструкции ПО „Нафтан“ с участием субъектов хозяйствования Республики Беларусь и Российской Федерации» пытаются де-юре закрепить собственнические права на белорусском комбинате. Дело в том, что контрольный пакет акций «Нафтана» они должны получить только в доверительное управление — на семь лет. Дальнейший переход завода в собственность россиян зависит от выполнения инвесторами условий по обеспечению его сырьем и проведению масштабной модернизации стоимостью 550 млн долларов.

Со взаимными претензиями, с перерывами в поставках нефти и запретами на конвертацию валюты процесс реализации договоренностей затянется до 1999 года. В нем Александр Лукашенко, объявив, что «Нафтан» будет модернизироваться за казенный счет, де-факто поставит точку на этом проекте. В начале 2000-х будут юридически ликвидированы совместные предприятия, которые должны были поставлять нефть и управлять «Нафтаном» («ЛЮБел-ойл» и «Росбелнафта»).

Мозырский НПЗ

Неожиданное решение правительства Михаила Касьянова о продаже частникам своей доли в «Славнефти» (74,95%) вынудит Александра Лукашенко согласиться на продажу и белорусского пакета в компании, и ее доли в нефтеперерабатывающем заводе в Мозыре.

Аукцион в России намечен на декабрь 2002 года. Белорусские власти организуют упредительные торги, абсолютно справедливо полагая, что их 10,83%-ный пакет после этого будет малоинтересен серьезным покупателям. Победителем белорусского аукциона со ставкой 207 млн долларов становится компания, близкая к Роману Абрамовичу («Сибнефть»). И он же в паре с Михаилом Фридманом (ТНК-BP) победит на российском аукционе.

Автоматически «Сибнефть» и ТНК-BP становятся акционерами (на паритетных началах) Мозырского НПЗ. В 2006 году Абрамович продаст «Сибнефть» «Газпрому», а в 2013 году Фридман свою компанию — «Роснефти». Таким образом, сегодня 42,581%-ный пакет Мозырского нефтеперерабатывающего завода на паритетных началах через «Славнефть» принадлежит двум государственным российским компаниям — «Газпром нефти» и «Роснефти». Этим же компаниям достанется разделенная пополам сбытовая сеть «Славнефти» в Беларуси — нефтебазы и заправки.

«Белтрансгаз» (сейчас — «Газпром трансгаз Беларусь»)

В рамках «нулевого варианта» в 1996 году по взаимозачету за стоимость вывоза и обслуживания ядерных ракет, аренду военных баз и чернобыльскую программу на некоторое время Беларусь избавится от денежных претензий России за поставленный газ. Но вскоре претензии возникнут снова и станут одной из причин подписания в 1999 году интеграционного соглашения о Союзном государстве.

В программу действий по его реализации в числе прочего войдет пункт, направленный на «осуществление мер по подготовке к объединению газотранспортных систем государств-участников с вхождением газотранспортных систем Республики Беларусь в состав ОАО «Газпром».

Фото: photo.bymedia.net
Фото: photo.bymedia.net

Новый российский лидер Владимир Путин окажется весьма упорным в выполнении этого условия. С 2002 года цены на газ для Беларуси начинают сравниваться с российскими — в ответ звучит настойчивое требование о продаже «Белтрансгаза».

Оно будет реализовано через пять лет. В мае 2007 года будет подписан договор о продаже 50% акций «Белтрансгаза» по частям в течение 2008−2010 годов за 2,5 млрд. долларов. Согласно документу, начиная с 2008 года и на протяжении четырех лет «Газпром» будет получать в собственность по 12,5% акций белорусского газотранспортного оператора. Ответные ежегодные перечисления россиян в белорусскую казну фиксируются на сумме 625 млн долларов.

В 2011 году Беларусь получит очередную порцию газовых льгот. В ценовой иерархии «Газпрома» Беларусь приравняют к ненцам — к тарифу на газ в Ямало-Ненецком АО плюс стоимость транспортировки и хранения в российских хранилищах. Ответным жестом на этот раз станет единовременная продажа остальных 50% акций «Белтрансгаза» за 2,5 млрд долларов. Таким образом, за все магистральные газопроводы, компрессорные станции, подземные газохранилища и прочую инфраструктуру, дочерние сервисные и торговые предприятия и базу отдыха под Одессой «Газпром» в совокупности заплатит 5 млрд долларов. Это крупнейшая сделка в истории Беларуси.

Белпромстройбанк, Белвнешэкономбанк и Славнефтебанк (сейчас — БПС-Сбербанк, Банк БелВЭБ и Банк ВТБ (Беларусь)

Первая волна российских инвестиций в белорусскую банковскую систему, которая приходится на 1996−1997 годы, затронет небольшие коммерческие банки. Владимир Потанин и Михаил Прохоров на некоторое время станут владельцами МинскКомплексБанка, а «Газпром» выкупит Банк «Олимп», превратив его в современный Белгазпромбанк.

Вторая волна, которая начинается в 2007 году, проходит в рамках либерализации финансового рынка. Как такового разгосударствления банковской системы, которая является одной из целей курса, де-факто не получается. Во владельцах меняется государство: все важнейшие лоты скупают государственные российские банки. Внешэкономбанк становится хозяином Белвнешэкономбанка, ВТБ Капитал в ходе многоходовок — «Славнефтебанка», а крупнейший в России Сбербанк РФ, соответствуя своему статусу, за самую крупную сумму (281 млн долларов) приобретает Белпромстройбанк. Неконтрольная доля Нацбанка в небольшом Межторгбанке достанется частному российскому Альфа-Банку. Продажа банковских активов принесет белорусскому государству свыше полумиллиарда долларов.

Что осталось в портфеле?

Мы перечислили самые крупные сделки, касающиеся только госсектора. Россия является крупнейшим инвестором в Беларусь, ее государственные и частные компании стали участниками нескольких сотен сделок, включая приватизационные. И они сохраняют интерес к дальнейшему инвестированию в белорусские субъекты хозяйствования, что неоднократно подтверждалось соответствующими предложениями белорусскому руководству.

Наши эксперты, учитывая возможный новый виток интеграционных процессов, составили топ-10 самых значимых активов, которые могли бы заинтересовать российских покупателей.

«Беларуськалий»

Один из крупнейших мировых производителей и продавцов калийных удобрений — это, несомненно, объект внимания № 1 хотя бы потому, что компания владеет и разрабатывает уникальный в мировом масштабе ресурс. Предложения о вхождении в этот бизнес со стороны России звучат на протяжении всех лет правления Лукашенко: от «Акрона» Кантора до «Уралкалия» времен Керимова.

«Нафтан»

Второй нефтеперерабатывающий завод, который в 1990-е не достался «Лукойлу» и «Юкосу», а в 2000-е — «Сургутнефтегазу», менее ценен, чем калийный комбинат, но важен в выстраивании схем доставки нефтепродуктов мировым покупателям для любого значимого владельца нефтяного ресурса в России.

Энергетическая система

Это же относится к энергетической системе Беларуси. В документе о Союзном государстве тема «объединенной энергетической системы» «на взаимовыгодных условиях» следовала третьим по счету пунктом после нефтяной и газовой интеграции.

«Белтелеком»

Телекоммуникационная отрасль давно интересует российских инвесторов. Как пример — их участие в инфраструктурном операторе beCloud. Государственный оператор электросвязи — один из самых лакомых кусков для профильных инвесторов.

«БЕЛАЗ» и МЗКТ

Эти предприятия автомобилестроительной отрасли Беларуси прибыльны и достаточно уверенно чувствуют себя благодаря уникальности своей продукции. По этой причине они находятся в сфере интересов российского (и не только) капитала.

«Дружба»

Идея интеграции нефтепроводов бывшей единой советской системы «Дружба» жива с 1990-х годов и может быть приведена в реализацию в рамках «углубления интеграционных процессов».

«Белтопгаз»

Распределительная система, по которой газ от магистральных трубопроводов доставляется непосредственно потребителям, — следующий логичный шаг в возможной газовой интеграции.

Предприятия ВПК

Военно-промышленные конгломераты России, занимающие ведущие места на мировом рынке, всегда не прочь были расширить и улучшить свои компетенции за счет белорусских предприятий. В 2011 году было одобрено возвращение в структуру компании «Радиофизика» (входит в концерн «Алмаз-Антей») гомельского «Конструкторского бюро системного программирования». Есть интерес к «Пеленгу», холдингу «Агат», другим ведущим в своих сферах компаниям.

«Азот» и Гомельский химический завод

Оба представителя удобренческой отрасли зависят от поставок сырья из России. В течение последних 30 лет они периодически оказывались в центре переговоров об их продаже заинтересованным российским компаниям.

Доля в МТС

Вопрос о продаже государственной доли в самом крупном по числу абонентов операторе мобильной связи поднимается с 2001 года, в котором МТС стала обладателем второй лицензии. Пока камнем преткновения становилась цена, которую хотят получить за 49% долю белорусские власти.

-25%
-10%
-35%
-5%
-10%
-20%
-50%
-50%
0070859