Помня об украинском фиаско, "Газпром" начал борьбу за белорусскую газотранспортную систему заранее - ровно за девять месяцев до начала поставок газа в Беларусь по новым ценам. Вчера зампред правления "Газпрома" Александр Рязанов пообещал с 2007 года поднять цены на газ в три раза, если Минск не допустит "Газпром" к участию "в газотранспортной и газораспределительной инфраструктуре, а также прямой реализации газа потребителям".

Но чтобы сделать Минск более сговорчивым, Москве, вероятно, придется сделать ставку не на газовый, а на нефтяной кран. По мнению наблюдателей, наиболее чувствительным для президента Лукашенко может оказаться ограничение поставок российской нефти на белорусские НПЗ.

Впрочем, пока стороны только готовятся к серьезным переговорам и демонстрируют спокойствие. Вчера неназванный белорусский чиновник заявил, что "глава правительства дал поручение просчитать, чем чревато повышение цены на газ и какие меры необходимо предпринять для минимизации негативных для экономики последствий". Ранее премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский заявил, что "правительство будет спокойно вести переговоры о цене на российский газ на 2007 год в течение всего нынешнего года". Как известно, в 2006 году Беларусь будет получать российский газ по фиксированной цене в 46,68 доллара за тысячу кубометров.

Гендиректор "Белтрансгаза" Дмитрий Казаков также отреагировал на претензии "Газпрома": он считает, что компании "приближаются к выработке единой политики на перспективу".

Один из руководителей оппозиционной Объединенной гражданской партии Беларуси Ярослав Романчук считает, что Лукашенко никогда не согласится на продажу "Белтрансгаза". "Если Лукашенко решится сдать "Белтрансгаз", то все поймут, что он может отдать и другие предприятия, а этого номенклатура и директора ему не простят", - заявил вчера "Газете" Романчук. В то же время, по его мнению, в отношении Беларуси Россия имеет гораздо более эффективные рычаги давления, чем это было на Украине. Во-первых, около 35% экспорта Беларуси - это продукты перегонки российской нефти. И если Москва сократит поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы, Беларуси гарантирован бюджетный и финансовый кризис.

Во-вторых, в отличие от украинских предприятий у белорусских заводов гораздо меньше возможностей для адаптации к высоким ценам на газ. Для сохранения производства после подорожания газа украинские металлурги использовали "жирок" в виде укрываемых от налогов прибылей и объемов экспорта. В Беларуси же предприятия находятся под более жестким налоговым и административным контролем. Кроме того, лишенные спецльгот белорусские предприятия уже сегодня платят за электроэнергию вполне европейские 7,5 цента за киловатт в час и вряд ли выдержат новое повышение цен на энергию.

По оценке Романчука, при повышении цен на газ хотя бы до 100 долларов за тысячу кубометров экономика Беларуси лишится от 3 до 5% ВВП. При этом продукция многих белорусских предприятий потеряет конкурентоспособность.

Нежелание Минска делить "Белтрансгаз" с "Газпромом" косвенно подтверждают и вчерашние слова министра энергетики Беларуси Александра Агеева. Он заявил, что цена на газ при сохранении Союзного государства должна соответствовать российским тарифам. По его словам, цена газа для Смоленской области составляет 42,8 доллара и за следующие пять лет должна увеличиваться на 10,5-11% в год. При этом следующий шаг от общих цен к общей трубе он почему-то не делает.

Михаил Сергеев
-60%
-15%
-20%
-10%
-46%
-10%
-27%
-30%
-30%