В 90-е годы Беларусь представляла собой «окровавленный обрубок советской империи», заявил Александр Лукашенко 5 декабря в обращении к депутатам Палаты представителей и членам Совета Республики Национального собрания шестого и седьмого созывов. Монолог президента Беларуси о тех временах показал телеканал СТВ.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

— Страна развалилась. И мы, окровавленный обрубок этой страны (я это хорошо помню), остались не только без золотого запаса. Мы тогда остались с бумажками, советскими рублями. Россия нам клялась, что из рублевой зоны она не выйдет, что советский рубль останется у нас валютой. Но потом просто нас кинули с этими бумажками. И все смотрят на тот период и улыбаются, какие у нас были деньги: зайчики, зверье разное и так далее, — рассказал Лукашенко. — Вы просто не пережили тот период и не представляли, что тогда происходило в стране. Пустые полки, людям нечего было есть, нечего надеть. Поставленная за пределы страны продукция и полученные оттуда бумажки, которые в сутки превратились в пыль.

Он заявил, что тогда не было никакой экономической модели, по которой могла бы развиваться независимая и суверенная страна. Положение было тяжелым, и из него надо было выходить.

— По прославленной дороге Москва — Брест до Берлина нельзя было проехать. Бандиты, прежде всего с Востока, останавливали автомобили от Смоленска до Бреста, расстреливали людей, отбирали все, что везли. И в этих условиях надо было строить эту страну, — напомнил Лукашенко.

— Не стану вам рассказывать, через какие пришлось пройти препятствия и как мы боролись с этими бандитами. Если бы я вам сказал, вы бы меня точно еще раз назвали диктатором, — отметил он.

Лукашенко заявил, что порядок навели «в течение одного месяца, разобравшись с бандформированиями».

— Я до сих пор помню, как вертелись-крутились некоторые начальники Министерства внутренних дел и другие, которые мне остались по наследству, когда я требовал от них уничтожить бандгруппы в Минске. Их было 32, до сих помню. И мы с ними справились в течение одного года, — сказал президент.

«Бандит понимает только тогда, когда ты с ним разговариваешь на его языке»

Александр Лукашенко уже неоднократно рассказывал, как в 90-е годы боролся с бандитами. В 2013 году он привел в пример опять же трассу Брест — Москва — преступники останавливали иномарки под видом милиции, а в случае сопротивления могли убить или искалечить.

— Я вынужден был принять радикальное решение. Мы собрали несколько групп, взяли «крутые» автомобили и устроили ловушки на этой трассе от вашей границы до Бреста. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте: три группы таких уничтожили. А четвертой уже не было, и до сих пор все тихо и спокойно. Может, это слишком, но я не находил другого метода ответить на этот разбой, как дать в морду, — признался тогда Лукашенко.

Он объяснил свое решение тем, что «бандит понимает только тогда, когда ты с ним разговариваешь на его языке».

Вспомнил он о разборках с бандитами и полтора года назад, во время обращения к белорусскому народу и парламенту. Тогда призвал жестко бороться с коррупцией и другими преступлениями. «Или мне принимать жестокие меры, как в первые годы своей жизни президентской?», — риторически поинтересовался Лукашенко.

Он вспомнил, как когда-то, когда, по его словам, на трассе Москва — Берлин убивали людей, послал туда «горстку надежных людей с автоматами».

— Которые перестреляли там половину и навели порядок в течение месяца, — сказал Александр Лукашенко.

-10%
-20%
-10%
-33%
-23%
-32%
-17%
0068062