Елизавета Демко / Фото: Денис Зеленко /

Юлия Лахмоткина — генеральный директор Schneider Electric в Беларуси и финансист с 15-летним стажем. Меньше года назад она переехала работать в Минск из Москвы и теперь возглавляет местное подразделение компании. Мы поговорили с ней об опыте работы управленцем в международной компании, гендерных стереотипах, проблемах энергетики в Беларуси, «правильной» энергии и заботе об экологии.

СПРАВКА:

Компания Schneider Electric основана в 1836 году во Франции. Сейчас ее годовой оборот превышает 25 млрд евро. Более 50% выручки компания зарабатывает за счет цифровизации — это софт, подключаемые программы, технологические решения, инновации. Каждый год Schneider Electric инвестирует не менее 5% от оборота в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Представительства компании действуют в более чем 100 странах мира. В корпорации сейчас работает около 140 000 человек.

«Гендерные стереотипы давно устарели»

— Расскажите, как вы начали работать в Schneider Electric и в Беларуси в частности?

— Как-то я случайно увидела статью о здании, которое называют «самым умным в мире». Его построили в Амстердаме, комплекс называется The Edge. Внутри располагаются офисы. Здание само «узнает» приезжающих работников, находит для них парковочные места, готовит рабочие столы, знает, сколько сахара в кофе положить каждому из них и умеет много других классных вещей. В общем, весь офисный быт организовывает самостоятельно.

Чем больше я читала, тем больше поражалась, что такое вообще существует. В тексте как раз упоминалась компания Schneider Electric. Я тогда подумала: «Это какие знания нужно иметь, чтобы такое построить!» Сейчас новость про «умный» офисный центр может звучать более обыденно, но в 2015 году проект выглядел впечатляюще. А буквально через пару дней со мной связались рекрутеры из Schneider Electric, хотя работу я тогда не искала. Подумала, что это судьба.

За плечами у меня было больше 15 лет работы финансистом в разных транснациональных корпорациях. Сразу пришла на позицию вице-президента по финансам в странах СНГ. А через три года мне предложили повышение. Был выбор: развиваться дальше по финансовой стезе или пойти в генеральный менеджмент. Я подумала, что отвечать за отдельную страну очень интересно, и согласилась переехать в Минск.

В Беларуси мы работаем уже более 20 лет. Изначально здесь было представительство, а три года назад инвестировали в открытие полноценного подразделения. Посчитали, что Беларусь — очень важное направление. Здесь много крупных промышленных предприятий, разивается сфера энергетики, что дает большие возможности для сотрудничества

— Какие цели ставит перед собой компания в Беларуси?

— Конкретно моя цель — это развитие «правильного» бизнеса. Например, если мы начнем продавать в два раза больше трансформаторов и розеток, мне, конечно, будет приятно — я выполню свои KPI. Но если мы своей работой сделаем вклад в энергетику Беларуси (допустим, станет больше цифровых и надежных решений, а предприятия будут более энергоэффективными), то мы будем полезны стране, ее жителям и экологии.
Так что цель моей работы — это «правильный», цифровой и инновационный, рост. Возможно, мы сейчас даже не до конца представляем, что это такое. Вдруг через год-два совершим какое-то важное открытие и это кардинально изменит всю сферу энергетики.

— Есть стереотип, что главой компании должен быть мужчина. Вам это не мешает в работе?

— Мне, наверное, повезло в жизни, потому что я никогда не чувствовала, что в меня не верят. Да и вообще считаю, что гендерные стереотипы уже давно устарели. Каждый человек выбирает свой стиль общения. Для меня важна открытость. Я думаю, что чем ты понятнее для собеседника, тем легче с тобой общаться и тем быстрее вы придете к цели.

В энергетике, конечно, больше специалистов-мужчин. Сфера сама по себе достаточно «техническая». Но это не мешает строить нормальные человеческие отношения, они не зависят от гендера. С какими-то барьерами я не сталкивалась, хотя, возможно, просто их не замечала.

— Вы переехали в Беларусь всей семьей, а до этого всю жизнь жили и работали в Москве. Где вам нравится больше: здесь или там?

— Изменения произошли заметные. Сын пошел в белорусскую школу. Для него это новое место, новые друзья, непривычная 10-балльная система оценок, новые предметы. Когда ребенок первый раз принес «10», я в офисе спросила, что это такое: больше «5» или «5 с плюсом»? Сейчас уже привыкли.

Понятно, что жизнь в Минске отличается от жизни в Москве. Здесь много вещей, от которых я получаю удовольствие. Например, ситуация на дорогах. В столице России ты по полтора часа стоишь в пробках в одну сторону. Конечно, в это время тоже работаешь по громкой связи, слушаешь семинары. Но все равно это примерно три часа в день потерянного времени. Здесь такого нет. Я считаю, что мне подарили несколько часов в день, которые я могу провести с семьей: поужинать в ресторане, позаниматься спортом, просто погулять или сходить в театр.

С другой стороны, здесь другой ритм жизни. Минск значительно медленнее, чем Москва. Поэтому я успеваю делать очень много. И семинары посещать, и театр, и даже книгу начала писать. В общем, пока не потеряла привычный темп. Но уже чувствую, что постепенно начинаю входить в минский ритм. Хотелось бы этого избежать: мне нравится, что у меня есть время, которого не было до этого, и я могу его инвестировать куда захочу.

«Главные вопросы — ввод АЭС и износ техники»

— Мы сейчас находимся на выставке Energy Expo. Для кого и зачем она проходит?

— Это выставка для компаний, которые работают в разных отраслях и направлениях энергетики. Здесь рассказывают и про воду, и про ветер, и про солнце. Начиная с добычи или производства энергии до ее распределения и эффективного использования. Мне мероприятие нравится тем, что я могу прийти на соседние стенды и узнать, что там представлено и как это работает. Рассматриваю не как рынок, а как площадку для обмена опытом.

Форум нужен, чтобы услышать, что делают разные игроки в этой сфере: и государство, и регуляторные учреждения, и частные компании. Есть игроки, которые по-разному смотрят на отрасль. Мне кажется, что государство здесь слышит и видит, куда движутся частные компании, а бизнес слышит, куда направляется государство и другие игроки рынка, чего хотят потребители. Это дает нам знания, которые потом могут повлиять на какие-то решения.

— И какие проблемы в энергетике Беларуси вы видите сейчас?

— У нас происходит трансформация энергетической инфраструктуры. В связи с вводом в эксплуатацию АЭС увеличится количество доступной электроэнергии и ее потребителей, а это означает, что нам нужно научиться эффективно ее использовать и распределять.

Наша компания чувствует себя в Беларуси комфортно, потому что мы как раз эксперты в распределении электроэнергии и ее эффективном использовании.

К тому же, мы стараемся предложить идеи, которые будут энергоэффективными. Представьте: здание The Edge, о котором я говорила в самом начале, тратит на 70% меньше энергии, чем другие сравнимые по масштабу постройки. Мы хотим реализовать что-то подобное на объектах в Беларуси.

Вторая проблема (она близка и многим регионам России) — это износ материальной базы.

Если техника старая, использовать ее эффективно невозможно. Какая бы цифровая система ни стояла, с этим ничего не сделаешь. Нужно много денег, чтобы поменять все старое оборудование. Поэтому важно придумать, как облегчить этот процесс перехода на передовые решения. Например, в Schneider Electric есть специальный план модернизации, по которому предприятие может выплачивать стоимость нового оборудования за счет экономии, которую от него получает.

Или другой пример: на одном из заводов газировки в России стоял вопрос о снижении потребления водных и энергоресурсов. Наше решение Power Monitoring Expert легко интегрируется в любые уже существующие на предприятии системы учета и мониторинга, объединяя их между собой. Это позволило обойтись без полной модернизации. Все устройства — и старые, и новые — объединили в информационную сеть, которая круглосуточно следит за состоянием производства и дает возможность немедленно обнаружить перерасход ресурсов или устранить аварийные ситуации. Это уже помогло снизить расходы на воду и электроэнергию на 3%, и, по прогнозам, этот показатель будет расти.

Одна из разработок компании EcoStruxure Power Monitoring Expert — новая система энергоменеджмента. Программа собирает и обрабатывает информацию об электрораспределительной сети предприятия, преобразовывая ее в структурированные данные в виде отчетов, графиков и таблиц

— Мы вроде бы экономим электроэнергию все старательнее, однако в целом потребляем все больше. Почему так происходит и может ли быть иначе?

— В мире сейчас есть три больших тренда: цифровизация, урбанизация и индустриализация. Смысл всех трех сводится к тому, что людей станет больше, они будут жить в городах и станут больше потреблять. Потребление падать не будет — это естественно, и в этом заключается самая серьезная проблема.

Ключевое, что нужно попытаться сделать — изменить тип мышления. Важно понять, что, просто не забывая выключать свет, мы не справимся с глобальной проблемой потребления. Безусловно, Час Земли имеет смысл. В нем надо участвовать. Но это не те масштабы. Автоматизация отдельных этапов производства — тоже. У людей, которые руководят крупными компаниями или промышленными производствами, слово «автоматизация» должно быть связано с применением инновационных методик и решений, которые бы дали им существенную экономию.

Например, в США есть школьный округ, который достиг 50 процетов сокращения выбросов парниковых газов за счет цифровой трансформации системы управления энергопотреблением и получил награду за сохранение чистоты воздуха. Кроме сокращения расходов, модернизация технологий используется как средство обучения студентов или школьников устойчивому развитию. Такие проекты для нас особенно ценны.

Без кардинального сдвига в этом плане потребление будет только расти, а ресурсы пока что конечны.

В 2018 году мы измерили, сколько энергии использует наша компания и каковы ее источники. На тот момент 30% составляла возобновляемая энергия. В 2019 году наша цель — 40%. И с каждым годом процент должен расти. Такой подход требует больших инвестиций, и не для всех компаний сейчас это возможно.

«Миллиард человек в мире живет без электричества»

— Разговор об энергетике не может не касаться экологии. Каким образом вы защищаете или хотя бы поддерживаете ее?

— Во-первых, мы стараемся увеличивать использование возобновляемой энергии — об этом я уже сказала. Во-вторых, участвуем во всех мировых движениях, направленных на снижение выбросов углекислого газа. Есть и конкретные технологии, которые нацелены на защиту окружающей среды.

Это в том числе софт, который помогает рассчитать оптимальное значение ресурсов для продуктовых линий пищевых производств. Например, на заводе выпускали клубничное молоко, а потом на этой же линии нужно разливать обычное. Сколько потребуется воды, химикатов и прочих «расходников», чтобы промыть технику и наверняка избавиться от следов предыдущего продукта? Вот этот софт ответит на все вопросы и расскажет, как оптимально использовать все ресурсы. А потом еще и проверит все с помощью специальных датчиков. Это тоже вклад в экологию.

Еще у нас есть много разработок для мусороперерабатывающих предприятий, утилизационных организаций.

— Можно ли сделать вывод, что чем энергоэффективнее предприятие, тем оно экологичнее?

— Концептуально — да. Смотря, что мы подразумеваем под энергоэффективностью. В Schneider Electric мы это называем Do more with less — «Делай больше с меньшими ресурсами».

— Ваша компания утверждает, что ее миссия — обеспечить планету надежной и безопасной энергией, чтобы улучшить жизнь каждого человека. Что это значит и как можно этого добиться?

— Сейчас примерно миллиард людей живет без доступа к электричеству. Они не просто не могут посмотреть в YouTube мультфильм или почитать книжку, но даже иногда получить какую-то медицинскую помощь, не говоря о других проблемах. Сказать, сколько времени займет решение этого вопроса, сложно. Но если крупные компании не будут вкладываться в развитие, то этого и не произойдет. Мы идем в этом направлении.

Мне очень нравится, что все наши решения открытые. Их можно интегрировать с любым оборудованием. Для качественной работы системы совсем не обязательно, чтобы у клиента была только наша техника. Думаю, что это является подтверждением нашей миссии — создания доступной энергии для каждого.

Партнер проекта:

-40%
-50%
-50%
-55%
-10%
-30%
-12%
-30%
-25%