Генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) Григорий Рапота считает, что "когда будет полностью сформировано единое экономическое пространство, тогда можно говорить о единой валюте".

Об этом он заявил, отвечая на вопросы журналистов. Григорий Рапота разъяснил, что созданию единой валюты должны предшествовать определенные этапы интеграции — создание таможенного союза, общего рынка, единого законодательства в области валютно-финансового регулирования, поскольку единая валюта — венец всех усилий по экономической интеграции.

Вместе с тем генсек обратил внимание на то, что 25 января на саммите в Санкт-Петербурге была выдвинута идея, чтобы уже сейчас начать концептуально (и, может быть, даже практически) разрабатывать вопрос, связанный с созданием экономической комиссии, некоего органа, наделенного наднациональными функциями. "Дело в том, что создание такого органа является обязательным условием для создания таможенного союза, — сказал Григорий Рапота. — Всего, напомню, их два: наличие общей внешней таможенной границы и регулирующего органа, наделенного наднациональными функциями. Поэтому мы приступаем к работе по воплощению этих условий, и приступаем вместе с Узбекистаном, который вступил в организацию в прошлом году".

Отвечая на вопрос о взаимоотношениях двух организаций — ЕврАзЭС и ЕЭП, Григорий Рапота подчеркнул, что в 2003 году президенты наиболее продвинутых в экономическом отношении постсоветских стран — Беларуси, Казахстана, России и Украины — предприняли попытку сделать экономический рывок, то есть постарались ускоренными темпами решить проблему создания единого экономического пространства. При этом было оговорено: если "четверке" удастся выполнить задуманное, то она будет открыта для остальных. Также была договоренность, проработанная юристами, о том, что в рамках ЕврАзЭС могут быть адаптированы решения, принятые в ЕЭП.

"Действия по созданию единого экономического пространства ведутся четырьмя странами, на нашей площадке работает организационно-оперативная группа ЕЭП со своим самостоятельным бюджетом, — сказал Григорий Рапота. — Мы ведем эти два процесса параллельно и стараемся их гармонизировать, потому что четыре участника Единого экономического пространства входят в ЕврАзЭС и уже связаны между собой определенными взаимными обязательствами: в рамках ЕврАзЭС действует свыше 70 соглашений, подписано 84, остальные — на стадии ратификации. Вот такая непростая ситуация. Поэтому сказать трудно, будет ли в будущем слияние двух организаций. Украина пока не торопится присоединяться к той стадии интеграции, которая называется таможенным союзом, потому что это накладывает определенные обязательства в отношении третьих стран, а Украина пока с этим не определилась. Но, отмечу, в ЕЭП такая разноскоростная интеграция допустима, а в ЕврАзЭС — уже нет. Посмотрим, что получится".
{banner_819}{banner_825}
-45%
-50%
-30%
-20%
-80%
-10%
-35%
-24%