Отныне каждый новый договор купли-продажи недвижимости с участием физических лиц на сумму 62 млн. BYR и более подпадает под особый финансовый контроль. Это может вызвать снижение спроса на вторичные и строящиеся по долевому участию квартиры.

Елизавета БУЛАТЕЦКАЯ

Новые меры государственного контроля над сделками с недвижимостью введены вступившими в силу 17 марта изменениями и дополнениями в Закон РБ “О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных незаконным путем”.

Напомним, что прежде к финансовым операциям, подлежащим особому контролю, относились лишь те операции с движимым и недвижимым имуществом, которые имели “признаки недействительных сделок” либо “совершенные с нарушением установленного законодательством порядка их оформления, в том числе с нарушением требования о нотариальном удостоверении или государственной регистрации”. Причем это правило действовало лишь при наличии хотя бы одного из следующих условий: сумма финансовой операции при ее разовом совершении равна или превышает 2.000 базовых величин для физических лиц либо 20.000 базовых величин для иных субъектов права; в течение одного месяца совершается несколько финансовых операций, общая сумма которых равна или превышает указанные суммы, и имеющиеся факты указывают на связь между этими финансовыми операциями.

Теперь же под особый контроль может попасть в принципе любая финансовая операция, если у лица, ее осуществляющего, возникли подозрения, что преследуются цели легализации доходов, полученных незаконным путем, либо финансирования террористической деятельности. Это первое условие.

Второе условие: если сумма финансовой операции равна или превышает 2 тыс. базовых величин для физических лиц либо равна или превышает 20 тыс. базовых величин для организаций и индивидуальных предпринимателей. И относится это правило к финансовым операциям с наличными денежными средствами, по банковским счетам и вкладам (депозитам) клиентов, по международным расчетам и денежным переводам (почтовым, телеграфным, электронным), с движимым и недвижимым имуществом, с ценными бумагами, по займам и кредитам, связанным с международными переводами, а также по переводу долга и уступке требования.

С 1 марта текущего года 1 базовая величина составляет 31 тыс. BYR. Исходя из этого под особый финансовый контроль подпадает любая сделка с недвижимым имуществом, договорная стоимость которой составляет или превышает 62 млн. BYR для физических лиц и 620 млн. BYR для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Вся информация о финансовых операциях, отвечающих хотя бы одному из выше названных условий, будет поступать в Департамент финансового мониторинга Комитета госконтроля.

Таким образом, гражданину, вознамерившемуся купить квартиру стоимостью 35 тыс. USD (это больше, чем 20 тыс. базовых величин), нужно быть готовым к тому, что после регистрации сделки (а возможно, и до того) его могут попросить объяснить, где он взял такую сумму. Понятно, что чем больше стоимость сделки, тем больших трудов потребует поиск доказательств, что указанная сумма была нажита законным способом и что ее счастливый обладатель не уклонялся в предыдущие годы от уплаты подоходного налога. Но если у Департамента финансового мониторинга появятся достаточные основания, свидетельствующие о том, что финансовая операция (сделка) связана с легализацией доходов, полученных незаконным путем, то департамент имеет право соответствующую информацию и материалы направить в орган уголовного преследования.

Причем к лицам, которые должны внимательно следить за совершением финансовых операций, теперь относятся и организации, осуществляющие риэлтерскую деятельность. Из закона следует, что если агентство недвижимости, через которое заключается договор купли-продажи либо долевого строительства квартиры, заподозрит, что сделка совершается с целью отмывания незаконных доходов, то оно обязано об этом уведомить Департамент финансового мониторинга Комитета госконтроля. Если же агентство этого не сделает и потом выяснится, что данная сделка действительно связана с легализацией незаконных доходов, то у него могут быть серьезные неприятности.

Какова будет практика реализации нововведения, мы еще увидим. Пока же напомним, что когда в свое время (а это было лет 8 назад) в Беларуси ввели обязательное декларирование средств граждан при приобретении ими строящихся квартир, спрос на рынке строительства жилья резко уменьшился. И чтобы спасти жилищно-строительный комплекс от дефицита финансирования, требование было отменено.
-20%
-30%
-15%
-10%
-15%
-10%