Артем Горбатенко / Фото: Денис Зеленко /

Иностранные инвестиции — горячая тема последних лет: ими гордятся в теленовостях, оценивают в профильных СМИ и комментариях, обсуждают на государственных совещаниях. Но что представляют собой инвестиции за пределами задач и чистых цифр? Как инвесторы приходят в страну? Что для этого делает Беларусь? У нас есть ответы от эксперта: TUT.BY побеседовал с Денисом Мелешкиным, заместителем директора Национального агентства инвестиций и приватизации.

Национальное агентство инвестиций и приватизации (НАИП) — государственная организация по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ). С 2010 года агентство помогает зарубежным инвесторам выйти на белорусский рынок.

Как устроен процесс

— Агентство и иностранный инвестор. Что и как происходит?

— Агентство — это «одно окно» и первая госструктура Беларуси, в которую приходит инвестор. Кто-то — сам, кого-то мы привлекаем, проводя форумы.

Белорусский инвестиционный форум в Минске, организованный НАИП

Как правило, инвестор ничего не знает о стране — и это наша точка начала взаимодействия. С НАИП начинается его знакомство со страной, ее бизнес-законодательством, инвестиционным климатом и преференциальными режимами.

Дальше идет вопрос заинтересованности. Если он хочет начать сотрудничество со страной, мы оказываем ему всестороннюю поддержку. Это регистрация фирмы, подбор площадки. Если инвестор приходит со своей идеей и проектом, то помогаем выбрать местность, в которую лучше вложиться. Организовываем взаимодействие с местными органами власти.

Затем заключаются инвестиционные договоры и проект реализуется. Мы всегда находимся рядом с инвестором, «ведем» его до окончания реализации инвестиционного проекта.

— Почему он выбирает НАИП, а не стороннюю частную компанию?

— Мы не навязываемся так, чтобы «только мы и больше никто». Он вправе выбрать любую консалтинговую компанию в Беларуси. Разница в том, что как госструктура мы работаем бесплатно. Ну, и с точки зрения взаимодействия с государством, мне кажется, у НАИП более выгодное положение. Агентство все же подчинено Министерству экономики. И я думаю, что работа в тесном сотрудничестве с Минэкономики нам только в плюс — зарубежный бизнес видит в НАИП партнера, которому можно доверять.

Кто этим пользуется

— Через НАИП точно проходили большие инвесторы, принесшие стране деньги и классные проекты. Можете назвать тех, кем особенно гордитесь?

— Хороший вопрос. Мы не заключаем никаких юридических соглашений с инвестором — это во-первых. «Так, давайте сделаем документ, что вы пришли в страну через нас и при нашем содействии», — таким НАИП не занимается, хотя нам иногда советуют, чтобы ходить и отчитываться о результатах (улыбается). Во-вторых, компания может прийти в агентство, получить информацию, а потом уехать и годами принимать решение. Может, года через три возвращается… Такое сложно отследить, да мы и не пытаемся. Это не наши цели.

Но могу сказать, что мы помогали многим крупным игрокам. Например, компании Kronospan (международный деревообрабатывающий гигант с австрийскими корнями. — Прим. TUT.BY), «КСБ Виктория» (развивает в Беларуси сеть «МакДональдс»), Gurish Construction (турецкий строитель крупнейшего белорусского ветропарка в Витебской области), GABI Group (польская компания, строящая в Беларуси завод по производству мебели для IKEA), Kawasaki (японская технологическая корпорация, известна мотоциклами), ABB (специализируется на электротехнике и энергетическом машиностроении), Nvidia (американский разработчик графических процессоров).

НАИП ни в коем случае не забирает все лавры почета себе: коллеги из госорганов, консалтинговые фирмы, риелторские и юридические агентства прошли длинный путь, на котором отлично поработали. Но мы гордимся, что этот путь на белорусский рынок для многих компаний начался как раз с НАИП.

— Какие необычные запросы вы получаете?

— Иногда инвесторы обращаются с предложением производств, о которых ты никогда в жизни не задумывался, и приходится организовывать настоящие исследования.

Например, в этом году к нам поступил запрос от иностранной компании, работающей над защитой от коммерческих дронов «чувствительных» к их полетам территорий (зоны, запрещенные для пилотирования авиамоделей. — Прим. TUT.BY): вопрос был о деталях правил владения антидроновыми системами. Нехарактерный для НАИП, но мы в него погрузились и все разъяснили инвестору с учетом законодательства.

Или вот: наши специалисты недавно искали количество производимых в Беларуси единиц слизистой оболочки тонкого кишечника свиней. Этим интересовалась компания, которая хотела наладить производство препарата, снижающего свертываемость крови. И такую информацию мы тоже готовим, потому что открыты для любых проектов.

— Есть шанс, что в страну придут магазины IKEA?

— Сама компания пока на рынок не заходит, но в стране уже много производителей, которые на нее работают. Скажем так, сейчас IKEA просто интересуется условиями для бизнеса в стране, а в самой стране есть явный запрос на продукцию компании.

— Какая статистика обращений в НАИП?

— В 2019 году в агентство уже поступило 88 запросов. Мы провели 62 встречи, в них приняли участие 238 иностранцев. Это только те, с кем мы общаемся в стенах НАИП, а контактов еще больше. Главное, что процесс не останавливается.

— У вас на сайте есть инвестиционная база, дорожная карта. Как она формировалась? Какой должна быть белорусская компания, чтобы туда попасть?

— Дорожная карта инвестора — это наша гордость. Она работает c начала года в тестовом режиме и продолжает развиваться. С марта по август шел перевод на разные языки, сбор статистики по регионам в плане их инвестиционной активности, экономического положения, ситуации с экспортом и импортом. Сейчас работаем над возможностью мониторинга, улучшаем интерфейс и делаем ряд других важных обновлений.

Попасть туда можно через райисполкомы: для них созданы личные кабинеты и они вносят информацию. Сегодня на карте более 1200 инвестиционных проектов и идей. Перед районами на старте мы ставили задачу собрать максимальное количество. Где-то, конечно, из-за этого потерялось качество, но так мы сумели полностью протестировать функционал.

За октябрь, думаю, мы объедем все области. Это нужно для превращения количества проектов в качество. 1200 — это хорошо, но там есть проекты, мелковатые для иностранных инвесторов. Может остаться хотя бы 300, но это будут исключительно классные проекты, которые влияют на развитие каждого региона и страны в целом. Мы обращаем внимание на степень проработанности проекта. Если в предложении понятны цели реализации, просчитаны финансовые показатели и даже подготовлено технико-экономическое обоснование, такой проект станет гораздо более привлекательным для потенциального инвестора. Также важны параметры, позитивно влияющие на экономику, — соответствие целям устойчивого развития, трансфер новых технологий, создание рабочих мест.

— Стратегических задач у вас много, а главную сейчас в плане тактики можете назвать?

— Есть потребность в том, чтобы привлечь в страну так называемого якорного инвестора, какую-нибудь ТНК (транснациональную корпорацию. — Прим. TUT.BY). Разместить ее здесь, тем самым показав всем инвесторам: крупная ТНК работает — и все нормально! Ведь определенные страхи есть. Случаи, не совсем позитивные с точки зрения имиджа, тоже были. А это как раз задача НАИП — работать над позитивными сигналами инвесторам.

Сколько это в деньгах

— Какое количество ПИИ было в 2010 году (год основания агентства. — Прим. TUT.BY) и какой уровень сейчас?

— В 2010 году объем инвестиций, привлеченных в Беларусь, был 5,6 миллиарда долларов. В прошлом году — 8,5 миллиарда. Это рост, который отражается на цифрах, это результат слаженной работы и инвестиционной политики государства.

— Это мало или много?

— Кто-то говорит, этого недостаточно и надо больше. Можно взять пример 2011 года, у нас была пиковая цифра — 13,2 миллиарда долларов. Но там только продажа трубы «Белтрансгаза» (сейчас это компания «Газпром трансгаз Беларусь». — Прим. TUT.BY) дала 4 миллиарда! Страна может прямо сейчас в два-три раза увеличить объем ПИИ: в этом нет проблемы, госсобственности у нас достаточно, ее теоретически можно распродать. Но страна идет другим путем. Мы ищем стратегического инвестора, а не продаем собственность. Это сложнее.

Позитивный тренд по объему ПИИ есть. С учетом политики, проводимой государством, тренд очень неплохой. Это учитывая, что по миру ПИИ сокращаются. В нашем регионе они растут у одной-двух стран, включая Беларусь. Поэтому нынешние цифры я считаю положительным результатом.

— Что приносит больше денег — новые проекты или инвестиции в уже существующие?

— Однозначно уже действующие предприятия. Я говорю о реинвестированной прибыли. Предприятия, которые какое-то время здесь работают, принимают решение направить часть прибыли на расширение производства: это львиная доля в формировании показателя ПИИ на чистой основе в Беларуси.

На самом деле, это хорошо. Компания, которая когда-то пришла к нам, не просто работает и выводит прибыль — она видит здесь перспективы и продолжает развиваться. Показательный пример — тот же Kronospan, который начинал с могилевской площадки, сейчас есть в Сморгони и выходит развиваться в Витебскую СЭЗ.

— А что выгоднее — вкладывать в уже существующее или строиться с нуля?

— Инвестор приходит и хочет реализовать инвестпроект. У него есть выбор — либо построить, либо создать на базе чего-то, купить собственность. Моя личная оценка — проще построить с нуля. Да, надо иметь подходы к инфраструктуре, не быть в голом поле и тогда будет проще. Почему? Есть примеры компаний, которые хотели войти на избыточные площади госпредприятий, но не смогли договориться с собственником об условиях.

Какие сферы в тренде

— За 2018 год топ-5 стран-инвесторов был таким: Россия, Великобритания, Кипр, Польша и Украина. Два вопроса: где Китай и что за проекты были связаны с этой пятеркой?

— Китайцы входят в десятку и стремительно рвутся в лидеры, а по темпам прироста ПИИ и вовсе на первом месте. Еще год-два — и они будут в тройке наших главных партнеров-инвесторов, будут конкурировать с Россией. Они большие молодцы, быстро принимают решения.

Если говорить о новых проектах, то за прошлый и текущий годы мы получали запросы из Великобритании, Германии и ОАЭ. Как правило, это альтернативная энергетика, IT, сельское хозяйство, деревообработка, логистика и строительство.

Еще хочу отметить Польшу — ее интерес очень заметно повысился, особенно в сфере деревообработки. Поляки переносят к нам некоторые производства, расширяют существующие. На польских предприятиях есть много вакансий, которые нельзя заполнить, потому что на рынке труда нет адекватного ресурса. Компании обратили внимание на соседнюю Беларусь: у нас много высококвалифицированных кадров, причем не таких дорогих, как в Польше. Пример такого производства — новый резидент СЭЗ «Гродноинвест», который вышел на белорусский рынок при помощи НАИП. Компания «Габи БЕЛ» будет производить мебель для IKEA. Для Беларуси это еще один способ взаимодействия с глобальной корпорацией, который улучшает инвестиционный климат страны.

— В какие белорусские сферы интересно вкладываться зарубежным инвесторам?

— Правительством обозначен целый круг, порядка двадцати сфер экономики. Мы в принципе позиционируемся как страна, заинтересованная в инвесторах в любой сфере.

Но есть определенные, в которых виден больший интерес инвесторов, и в целом более перспективные. Например, сельское хозяйство: начиная от фермерских хозяйств, которые готовы выращивать сырьевую базу, до разведения крупного рогатого скота. Деревообработка та же, подключаются не только европейцы, но и азиатские инвесторы: это объяснимо, лес у нас — стратегическое сырье, и недавно вышел указ, упрощающий порядок работы с деревом. Промышленность: она дает чуть больше четверти всего ВВП и развита, поэтому интерес тоже объясним. IT, конечно же: это вообще success story о том, как надо развиваться, сейчас индустрия даже не требует дополнительной рекламы. И туризм.

— А новые направления, вроде мусоропереработки и «зеленой» энергетики вызывают интерес?

— Могу сказать, что в них есть очередь из инвесторов. Очередь! Переработка отходов, ветряки, солнечная энергия. Словаки и другие европейцы, южнокорейцы, китайцы, россияне: многие приходят со своими проектами и готовы вкладывать. Вопрос в другом — пока инвестиции тормозятся недостаточной проработкой тарифной политики. Думаю, это дело ближайших года-двух, и все начнет быстро развиваться.

Кто привлекает инвесторов

— Команда НАИП. Сколько в ней сейчас людей и кто они?

— Фактически сейчас — 33 человека. Определенные вакансии руководящего состава у нас есть, но в плане специалистов за последнее время НАИП укрепилось. У нас довольно молодая команда — средний возраст 32 года. Получился сплав молодости и опыта.

— Тяжело ли привлечь молодых ребят на работу в госкомпанию?

— Нет, на определенные должности даже есть конкурс. Сегодня мы уже отбираем, а не хватаемся за любого, опубликовавшего резюме.

В конце 2017 года была реформа госорганов, у нас сократили три должности. Но вместе с тем повысился уровень зарплаты в агентстве, она сравнялась с министерскими. Это тоже позволяет нам привлекать молодых и амбициозных.

Что происходит — и что будет дальше

— Вы говорили про работу над инвестиционной привлекательностью. Получается?

— Конечно. Мы уже говорили про позитивную статистику привлеченных ПИИ. Этому способствует и рост IT-отрасли, и расширение «безвиза», и успехи индустриального парка «Великий камень». Для нас, в первую очередь, результат этой работы — увеличение количества запросов от иностранного бизнеса и проведенных в НАИП встреч.

— Расскажите как эксперт в этой области: что у нас не очень хорошо?

— Страны конкурируют за инвестиции. Мы говорим про льготные режимы — у нас их действительно много. Но льготные режимы есть у всех стран-соседей, это не уникальная конкурентная черта. Есть и некий кризис идей, это видно по количеству и иногда качеству местных инвестпроектов. Мы не всегда можем сформулировать, в чем конкретно инвестиционная привлекательность: просто «приходите и инвестируйте в это» не всегда работает. Или: «Мы очень хорошая страна, приходите к нам с чем-нибудь». Это тоже не есть хорошо, над этим надо работать.

— А в чем белорусская привлекательность для иностранных инвесторов?

— Очень высокий потенциал человеческого капитала. Отличное географическое положение: Беларусь — это действительно мостик между 500-миллионным потребительским рынком Евросоюза и 180-миллионным рынком Евразийского союза. Политическая и экономическая стабильность: бизнесу плохо, когда страну каждый день тут или там трясет.

— Как вы сами оцениваете работу НАИП?

— Мы оптимисты, поэтому у нас все хорошо. Для госструктуры мы очень молоды, нам всего девять лет, у нас молодой коллектив — и уже есть результаты. НАИП гордится ими и хочет развиваться дальше.

Партнер проекта:

Национальное агентство инвестиций и приватизации — государственное учреждение, целями которого являются привлечение прямых иностранных инвестиций в Беларусь и формирование благоприятного инвестиционного климата страны.

-62%
-50%
-20%
-30%
-35%
-20%
-50%
-20%
-10%