Верховный суд Беларуси отказал кредиторам Дельта Банка в удовлетворении суммы долга, увеличенной с учетом инфляции, оставив кассационные жалобы кредиторов банка без удовлетворения. Кредиторы Дельта Банка планируют обжаловать решение суда в надзорном порядке, поскольку считают, что с ними не полностью рассчитались.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха, доверенный представитель одного из кредиторов Дельта Банка компании «ГЕЛАК», полагает, что основанием отмены указанного судебного постановления является статья 297 Хозяйственного процессуального кодекса Беларуси. «Судебное постановление считаем необоснованным, поскольку выводы, изложенные в нем, не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела», — отметил он.

По мнению представителя кредитора банка, индексация рублевого долга с учетом инфляции, по сути, представляет собой перерасчет стоимости обязательства и не относится к мерам ответственности за неисполнение денежного обязательства. «Кредиторы Дельта Банка просят возвратить им сумму долга, увеличенную с учетом инфляции, что по своей природе является осовремененным, но основным долгом, а не процентами за пользование чужими денежными средствами или убытками. Вопросы о взыскании кредиторами убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами в суде не ставились», — пояснил Муха.

Он считает, что суд неверно отождествляет такие совершенно разные по юридической и экономической сути понятия, как «убытки», «проценты» и «сумма долга». Такое сравнение, по словам Мухи, лишено экономико-правового смысла, так как убытки (в полном объеме) всегда будут выше прироста суммы долга, увеличенного с учетом инфляции, а погашаться они должны по ценам на день предъявления иска или на день вынесения судебного решения, то есть с учетом произошедших инфляционных процессов (пункт 3 статьи 364 Гражданского кодекса Беларуси).

Представитель кредитора банка обратил внимание, что ни нормами закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», ни нормами Банковского кодекса Беларуси прямо не исключено право кредитора требовать сумму долга, увеличенную с учетом инфляции.

«Как показывает анализ белорусской судебной практики, на современном этапе в гражданских делах суды регулярно выносят решения о взыскании суммы долга, увеличенной с учетом инфляции. Например, в одном из дел суд постановил взыскать с бывшего студента в пользу одного из белорусских вузов сумму долга, увеличенную с учетом инфляции. Интересно, что для образовательного учреждения в данном случае более выгодным вариантом было бы взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, а не возмещение суммы основного долга с учетом инфляции», — сказал Муха.

«Таким образом, кредитор вправе самостоятельно решить, к чему ему прибегнуть (к взысканию платы за пользование чужими денежными средствами либо к возмещению суммы долга, увеличенной с учетом инфляции), руководствуясь при этом не только собственно соображениями экономической выгоды», — подчеркнул он.

Эксперт обращает внимание на важность единообразного толкования и применения норм права (в том числе норм статьи 366 Гражданского кодекса) всеми судебными учреждениями страны с тем, чтобы перед законом все резиденты Беларуси были равны.

Архаичная норма

Представитель кредитора банка обратил внимание, что в России с организаций-банкротов кредиторы могут взыскать мораторные проценты в размере ставки рефинансирования Центрального банка России, которая превышает величину годовой инфляции и уж тем более четвертую часть от себя самой.

«Однако в Беларуси текущая редакция отдельных норм статьи 87 закона „Об экономической несостоятельности (банкротстве)“, к сожалению, дискриминирует рублевых кредиторов предприятий и банков, находящихся в процедуре банкротства, за счет использования всего лишь одной четвертой части ставки рефинансирования, в то время как рублевые кредиторы остальных предприятий и банков могут начислять проценты за пользование чужими денежными средствами по ставке рефинансирования (или в 4 раза больше)», — пояснил Муха.

Поэтому, по его словам, в такой ситуации для рублевых кредиторов организаций-банкротов более выгодным вариантом является взыскание уточненной суммы основного долга, увеличенной с учетом инфляции, а не процентов за пользование чужими денежными средствами в размере одной четвертой части действующей ставки рефинансирования. При действующей ставке рефинансирования 9,5% годовых ее четвертая часть — это всего лишь 2,375% годовых, что не покрывает прирост суммы долга, увеличенной с учетом инфляции.

По мнению аналитика, существующий подход создает почву для возможных злоупотреблений со стороны отдельных недобросовестных учредителей белорусских предприятий и банков ввиду нерыночного размера самой платы за пользование чужими деньгами в процедурах банкротства.

Норма статьи 87 закона о банкротстве о взимании лишь одной четвертой части ставки рефинансирования, введенная еще в 90-е годы прошлого столетия, во времена гиперинфляции (к примеру, в декабре 1994 года — феврале 1995 года ставка рефинансирования составляла 480% годовых), «к настоящему моменту времени устарела и, по сути, является архаичной», сказал Муха.

«С учетом этого целесообразным выглядит исключение из статьи 87 нормы о взимании одной четвертой части ставки рефинансирования для выравнивания прав кредиторов организаций-банкротов и кредиторов остальных организаций», — подчеркнул Муха.

Как сообщал TUT.BY, по данным управляющего по делу о банкротстве ЗАО «Дельта Банк» Александра Педько, в настоящее время банк рассчитался в полном объеме не только с населением, но и юридическими лицами и банками на общую сумму145 млн долларов.

Педько подчеркивает, в статье 86 закона о банкротстве есть прямая норма: со дня вынесения хозяйственным судом определения об открытии конкурсного производства приостанавливается начисление процентов, неустойки, пеней по всем видам задолженности должника, за исключением задолженности, возникшей после открытия конкурсного производства.

При этом закон содержит только одну правовую норму, являющуюся компенсацией за все виды убытков кредиторов (инфляционных потерь, упущенной выгоды и т.п.), возникших в результате несвоевременного исполнения должником своих обязательств: в соответствии с частью третьей статьи 87 закона о банкротстве на сумму требований кредиторов по денежным обязательствам, выраженным в национальной валюте, в размере, определяемом статьей 6 того же закона, начисляются проценты в порядке, установленном статьей 366 Гражданского кодекса. Размер процентов — одна четвертая ставки рефинансирования Нацбанка, действующей на дату уплаты процентов. Такие начисления и выплаты должны производиться управляющим по завершении расчетов с кредиторами каждой очереди.

«Иного механизма возмещения убытков кредитору законом не предусмотрено. Кредиторы нам эти требования предъявляют, мы их принимаем и будем удовлетворять — но сделать это можно только после того, как закроем реестр, то есть рассчитаемся со всеми кредиторами, а это еще почти 8 млн долларов».

А некоторые кредиторы, отмечает Александр Педько, пытаются выбрать самый выгодный для себя механизм. Управляющий уверен, что нынешние действия кредиторов — «очередная попытка переложить предпринимательские риски на государство», когда сперва ресурсы размещают «с закрытыми глазами», а потом в случае потерь требуют компенсацию.

-70%
-30%
-21%
-50%
-30%
-15%
-30%
-40%