/ /

Посол Беларуси в Турции, экс-пресс-секретарь МИД Андрей Савиных осенью заканчивает свою дипмиссию в Анкаре и будет баллотироваться на предстоящих парламентских выборах по Чкаловскому избирательному округу № 96 в Минске. В интервью TUT.BY он рассказал, зачем ему депутатский мандат, должна ли быть оппозиция в парламенте и как Владимир Макей воспринял новость о его решении идти в депутаты.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Мог бы остаться в МИД, но захотелось попробовать себя в чем-то новом»

— Андрей Владимирович, вы более 20 лет в дипломатии. Зачем вам депутатский мандат?

— Если говорить о работе в МИД, то 26 лет — это очень большой срок. За это время я прошел путь от самой низкой должности до Чрезвычайного Полномочного посла. По сути дела, любая дальнейшая работа в министерстве — это в каком-то смысле будет повторение уже пройденного. В принципе это [решение пойти в депутаты] была моя собственная инициатива.

— Серьезно? Это не «распределение» от МИД?

— Нет. Когда я рассказал об этом министру [Владимиру Макею], а это случилось где-то летом, он был удивлен. Сказал, что это достаточно неожиданно, но предложил обдумать этот вопрос. Если бы я вернулся из Турции обратно в Минск, то в министерстве у меня была бы работа, и, в общем, я мог продолжать и дальше там работать. Но мне захотелось попробовать себя в чем-то новом. И когда я думал, что может быть этим новым, то пришел к выводу, что в нашем обществе парламент мог бы играть гораздо более существенную, серьезную и активную роль, чем он играет сейчас. И я хочу в меру собственных сил и способностей внести в это какой-то вклад.

— А вы верите, что белорусский парламент может играть более существенную роль?

— Я не только верю, я убежден, что именно так и будет.

— То есть вы считаете, что сейчас он не имеет существенного веса, потому что там сидят «неправильные» депутаты?

— Нет, это не совсем верно. Он и сейчас имеет достаточно серьезное влияние, выполняет важную социальную, законотворческую функцию. Но я убежден, что мы могли бы сделать работу в парламенте более эффективной, более ориентированной на развитие.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вы не считаете белорусский парламент фикцией?

— Нет. Парламент не может быть фикцией.

— Хорошо, тогда какие законы, которые принял белорусский парламент за последнее время, вы поддерживаете? Может, «закон об отсрочках»?

— Понимаете, законов принимается великое множество. Современное общество не может работать без четкой, продуманной законодательной и нормотворческой базы. Вы меня ставите в неловкое положение: я еще не стал кандидатом, я только заявил о своем желании им стать, а вы уже предлагаете мне критиковать парламент.

— Не критиковать, а оценить работу депутатов шестого созыва.

— Я считаю, что парламент выполняет важную функцию.

— Желание пойти в парламент для вас лично никак не резонирует с тем, что вы шесть лет не жили в Беларуси? Одно дело — читать о стране в новостях, будучи за рубежом, другое — жить в ней. Уверена, что многих избирателей это удивит.

— Думаю, что это абсолютно неверная точка зрения. Потому что, когда работаешь за рубежом, ты на постоянной связи со страной, ты часть ее. Я не могу даже сказать, что я не жил в стране, поскольку каждый день там начинается с белорусских событий. Мы в силу своих обязанностей постоянно находимся на связи с огромным количеством людей, организаций, мы постоянно продвигаем какие-то [белорусские] проекты, инициативы, визиты и каждая минута буквально — это связь с родиной. Кстати, даже юридически работа за рубежом у нас не рассматривается как временное проживание за рубежом.

— То есть то, что вы так много лет прожили за рубежом, не «оторвало» вас от Беларуси?

— Честно говоря, для системы МИД такая постановка вопроса даже удивительна. Но люди имеют право на любые вопросы, мнения и комментарии, и я буду стараться объяснить им свою позицию.

— Где? Заведете телеграм-канал?

— Когда я был на дипломатической работе, я не заводил телеграм-канал. Теперь это будет сделано и, думаю, в ближайшее время.

«Парламент выбирает стратегии развития страны в целом»

— С какими идеями вы идете в парламент для того, чтобы, как вы сами говорите, сделать его более влиятельным?

— Я пока нахожусь на этапе сбора подписей и это достаточно технический момент, но без него кандидата просто не зарегистрируют. У меня еще нет 100-процентной уверенности, что я смогу пройти этот этап успешно. Поэтому, наверное, в деталях говорить о программе пока рано. Но мои размышления на эту тему связаны с двумя аспектами. Один — с избирательным округом, потому что депутат несет в себе функцию связи людей, проживающих в его округе, с различными органами исполнительной власти. Они, конечно, могут обращаться и сами, но их голос может быть не услышан или проблемы могут решаться годами. Думаю, что депутат должен быть таким проводником голоса людей. Полагаю, что мне это удастся.

Но есть и другой момент, более широкого плана, который касается нашего общества в целом. Мне кажется, нам надо больше внимания уделять развитию, росту человеческого капитала. Нам нужны более осмысленный выбор стратегии развития в будущем. Сегодня мир входит в достаточно сложный период своего развития. Все говорят о том, что глобализация остановилась, формируется многополярный мир, но при этом забывают, что многополярный мир будет рождаться в муках, конфликтах, границы его не ясны. И где окажемся мы, с какими вызовами столкнемся в ближайшее время, — вопрос открытый. Думаю, что парламент — та структура, которая, как и президент, представляет все общество, где цивилизационные вопросы должны обсуждаться и должен делаться выбор определенных стратегий развития страны в целом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Давайте уйдем от глобального и вернемся к вашему Чкаловскому округу. Ваш пункт номер один — решение проблем в округе. Вы знаете, какие проблемы есть сейчас в вашем округе?

— Вот сейчас у меня начинается стадия встреч с избирателями, где я пытаюсь понять, чем люди живут, что их волнует, чем они дышат и какие вопросы действительно наболели. Проблем много: ЖКХ, дефицит детских садиков, очереди в поликлиниках, экология. Во всем этом надо тщательно разобраться. Я убежден, что смогу многое сделать на этом направлении.

— Вы сами ходите собирать подписи?

— Я только на днях приехал в Минск и сегодня начну собирать подписи вместе со своей группой молодежи, которая мне помогает. И на пикетах постою.

— Что за молодежь? Студенты-международники?

— Это разная, активная, живая молодежь, они с большим интересом относятся к своей работе. Многие, кстати, члены БРСМ.

— А по домам собирать подписи вы пойдете? Это же хорошая возможность поговорить с жителями вашего округа.

— Я пока заканчиваю свою дипмиссию в Анкаре и окончательно вернусь к началу агитационной кампании. И если я буду зарегистрирован в качестве кандидата, то очень внимательно похожу по дворам и домам и постараюсь поговорить с людьми, которые живут в моем округе, чтобы собрать наказы, которые мне же потом и реализовывать.

— А вы сомневаетесь, что будете зарегистрированы?

— Ну это же надо собрать тысячу подписей. За первый день на пикетах мы собрали всего восемь. Это был пробный день, и мы еще не ходили по домам. Но, думаю, мне удастся это сделать, иначе зачем я это затеял.

— У белорусского общества вряд ли есть сомнения в том, что провластные депутаты смогут и собрать подписи, и пройти в парламент.

— Это терминология интересная. Что значит провластный?

— Человек, работающий на государство. Вы — человек из МИД, человек из государственной системы.

— Понимаете, в чем дело. Учитывая нашу мажоритарную избирательную систему, все наши депутаты де-юре являются независимыми. А дальше — их личный выбор. Как они себя ведут, как видят парадигму развития собственной страны, действуют в интересах всего общества или в интересах определенных социальных слоев. Это выбор каждого человека. Поэтому я думаю, что неправильно делить депутатов на провластных и независимых. Все в конечном итоге будет определяться их позицией и их совестью.

«Может, оппозиция не может пройти в парламент, потому что не нацелена на взаимодействие»

— Сегодня в белорусском парламенте только два оппозиционных депутата, которых впервые за 12 лет в 2016 году пропустили в парламент, — Елена Анисим и Анна Канопацкая.

— Я вас сразу перебью. Это тоже очень интересная терминология. Что значит «их пропустили»? Может быть, они как раз-таки честно победили на выборах?

— А вы верите, что они победили на выборах?

— Думаю, они честно победили на выборах, показав людям себя и свою программу.

— Но до этого 12 лет никто из оппозиции не мог пройти в парламент.

— Это большой вопрос. Я не готов оценивать те программы, с которыми оппозиция выходила к людям. Но вполне допускаю, что эти программы не были достаточно убедительными.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вообще, по-вашему, правильно ли это, что в парламенте, который подразумевает под собой место для дискуссий, из 110 только два оппозиционных депутата?

— Оппозиция в любой цивилизованной стране — это группа людей, которая исповедует иные взгляды, но которая признает право большинства, то есть власти, на существование, и которая, критикуя власть, все же взаимодействует с ней на конструктивной основе, и ищет пути такого взаимодействия. То есть не пытается диктовать собственную волю, а работает над улучшением страны с той властью, которую выбрало большинство. Вот это оппозиция. Так что, может быть, [белорусская] оппозиция не может пройти в парламент, потому что не нацелена на взаимодействие, а лишь на раскол, конфликт. А конфликт всегда порождает недоверие.

Но ведь, если разобраться, консенсус — решение, которым не доволен никто, когда никто не получил желаемого. Но как раз консенсус лежит в основе реальной демократии, а не митинговой. Да, все недовольны, но решение в максимальной степени соответствует интересам всех участников ситуации, оно оптимальное. Именно это — основа взаимодействия власти и оппозиции. Каждый из нас в душе и власть, и оппозиция, потому что можем и соглашаться, и не соглашаться, но мы все должны быть настроены на конструктивное взаимодействие. Если этого не будет, страна окажется в сложном положении, нам этого не нужно. Нам нужно единство.

«Стать депутатом для меня — это выйти из зоны комфорта»

— Как ваша семья восприняла ваше решение идти в депутаты?

— Не скажу, что супруга была очень рада. Для женщин ведь важна стабильность: у меня хорошая карьера в МИД, имеет смысл продолжать в этом же направлении, а я резко меняю свою жизнь и иду на определенный риск. Но для того, чтобы развиваться, надо выйти из зоны комфорта, это банальная истина. А такой шаг — выход из зоны комфорта не только для меня, но и для супруги. Но она уважает мою позицию.

Для меня непреложная истина в том, что человек должен учиться всю жизнь, развиваться, выходить из зоны комфорта. Например, у меня есть правило: читать не менее одной книги в квартал, а в месяц — одну-две серьезные научные статьи на любую тему — физика, космос, биология.

— Какую последнюю книгу вы прочли?

— «Исповедь либерала». Но я не либерал, не верю в либеральную идею, она провалилась. В основном я читаю книги по экономике — Норд, Валлерстайн, книги по социальным и общественным наукам. Художественную литературу, не знаю почему, я читать перестал. Там очень много известных сюжетов, а хочется почерпнуть чего-то нового.

«Помогаем просто так»

Пикет по сбору подписей за Андрея Савиных в понедельник проходил у «Ворот Минска» на вокзале. Собирали подписи четверо студентов БГАТУ. Руководитель группы — Светлана — рассказала, что студентам показали список кандидатов и предложили помочь кому-то из них.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мы раньше что-то слышали про Савиных, что есть такой посол. И вот решили помочь, войти в его инициативную группу. Нас с ним познакомили, мы взялись за работу. Всего в группе 175 человек, это не только студенты нашего университета, но и работники предприятий Октябрьского района. Андрей Владимирович пока не может постоянно находиться в Минске, поэтому мы с ним постоянно на связи, помогаем тут чем можем, — рассказала девушка.

Помощь кандидатам в депутаты у студентов идет как общественная нагрузка. Говорят, что никаких «зачетов» за это им не обещали. Шансы Савиных стать депутатом в его инициативной группе оценивают как высокие.

— Люди им живо интересуются, кто-то видит портрет и говорит, что солидный человек, можно за него голосовать, кто-то видит, что он учился в лингвистическом — значит, педагог и можно подпись оставить.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А то, что посол, никого не впечатляет?

— Когда говоришь, что он посол Беларуси в Турции, люди сразу спрашивают: а как он баллотируется, если он в Турции? На это обращают внимание. Некоторые смотрят с недоверием, но мы объясняем, что он человек знающий, ему можно довериться.

-20%
-21%
-70%
-10%
-25%
-15%
-10%
-20%
-15%
-20%