Для успешного развития экономики крайне важно устранить правовую неопределенность в проблемных вопросах при применении норм налогового законодательства в хозяйственной деятельности, равно как и разъяснение профессиональным участникам рынка юридических услуг и членам бизнес-сообщества консолидированных подходов контролирующих органов и судов в части правил корректировки налоговых обязательств. Эти вопросы обсуждали на круглом столе в Верховном суде с участием представителей Союза юристов, Верховного суда, Комитета госконтроля, Генпрокуратуры, Министерства по налогам и сборам, Совета по развитию предпринимательства, Республиканской коллегии адвокатов, сообщила пресс-служба суда.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

«Глава государства неоднократно подчеркивал необходимость создания благоприятного правового режима для развития бизнеса. В этом направлении уже сделано немало», заявил замглавы Администрации президента Валерий Мицкевич.

Он напомнил, что с 1 января 2019 года в Беларуси начала действовать новая редакция Налогового кодекса, которая вызвала широкое обсуждение в бизнес-сообществе. «Очередную волну вопросов вызвали положения Инструкции, утвержденной Комитетом госконтроля, которая определяет порядок действий контролирующих органов при установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы или сумм налогов. Это вопросы о сроках исполнения информации контролирующих органов по корректировке налоговой базы или сумм подлежащих уплате налогов, возможности обжалования такой информации, последствиях отмены так называемого реестра лжепредпринимателей. Недостаточно просто принять закон — необходимо обеспечить его единообразное понимание и применение», — подчеркнул замглавы администрации.

Мицкевич отметил, что если ранее субъект хозяйствования мог понести ответственность за сам факт работы с лжепредпринимательской структурой, то сейчас применение мер воздействия должно быть основано на доказывании контролирующими органами отсутствия реальной хозоперации в целях уклонения от уплаты налогов или занижения налоговой базы. «Субъекты, добросовестно исполняющие налоговые обязательства, должны быть абсолютно уверены в неприменении к ним мер воздействия, что обеспечит принцип справедливости», — подчеркнул он.

Председатель судебной коллегии по экономическим делам Юрий Кобец уверен, что логика принимаемых решений продиктована общей либерализацией белорусской экономики.

Кобец напомнил, что отдельные положения указа № 488 о лжепредпринимательской деятельности перенесены в пункт 4 статьи 33 Налогового кодекса. Это вызвало активное обсуждение вопросов формирования практики указанной нормы, поскольку в настоящее время в Беларуси на законодательном уровне не закреплено понятие добросовестности налогоплательщика.

Тем более важна в этой связи консолидация подходов всех правоприменителей в понимании добросовестности плательщика в налоговых правоотношениях. Кобец озвучил основные подходы судов:

  • субъект предпринимательской деятельности вправе для эффективного ведения бизнеса и определения бизнес-модели в соответствии с законодательными актами использовать различные режимы налогообложения;

  • формальные нарушения порядка составления первичных учетных документов — не основание для корректировки налоговой базы налогоплательщика при отсутствии совокупности доказательств, свидетельствующих о преследовании цели необоснованного получения налоговой выгоды;

  • субъект предпринимательства не должен нести ответственность за действия третьих лиц;

  • контролирующие органы должны обеспечить прозрачность подходов при применении пункта 4 статьи 33 НК, регулярно информируя субъекты предпринимательской деятельности о допустимых условиях налоговой оптимизации;

  • в отношении добросовестных налогоплательщиков не применяется корректировка налоговой базы по взаимоотношениям с контрагентом, чья деятельность добросовестной не была, если не доказано, что контрагенты действовали сообща в целях необоснованной минимизации своих налоговых обязательств.

Позицию налоговых органов представил министр по налогам и сборам Сергей Наливайко. «Важно, чтобы правоприменение не было оторвано от реальной жизни и от справедливости. Бизнесу нужно понять, что если есть спорные вопросы, то их нужно обсуждать, используя для этого все возможности и площадки. В том числе обращаясь в судебные инстанции. Наработанная судебная практика должна стать основой дальнейшего правоприменения. Это нормальный цивилизованный подход», — подчеркнул Наливайко.

Зампредседателя Комитета госконтроля — директор Департамента финансовых расследований Игорь Маршалов обратил внимание участников круглого стола, что ажиотаж вокруг принятого КГК постановления от 9 июля 2019 года № 3 преувеличен: «Хотелось бы развеять опасения бизнеса и в очередной раз заверить, что результаты произошедших изменений не заставили себя долго ждать и мы уже сейчас их видим. Очевидно, что для добросовестных плательщиков, которых у нас в стране большинство, произошедшие изменения влекут дополнительную правовую защиту».

Председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц очертил позицию адвокатского сообщества, отметив, что получаемая порой через адвокатов информация свидетельствует о наличии определенных проблем: «Даже если единичные случаи недовольства имеют место, то они недопустимы. Потому что именно на таких случаях и строится авторитет контролирующих и государственных органов. Эту практику надо исключить полностью и быть внимательными при рассмотрении каждой жалобы».

Представитель КГК Александр Варава озвучил некоторые данные о составлении заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы или суммы налога за почти 3-летний период.

За три года Департаментом составлено 159 заключений в отношении субъектов предпринимательской деятельности. При этом количество субъектов, включенных в реестр, было значительно большим. Ни одно из составленных заключений не обжаловалось.

В ходе отработки 159 заключений установлено более 4200 уникальных контрагентов, которые оформляли от одной до сотни хозяйственных операций с субъектами, в адрес которых было направлено более 2200 предписаний с требованием произвести корректировку налогового учета и доплату причитающихся налогов, по которым поступило более 200 возражений.

Департаментом с момента вступления в силу постановления КГК № 3 проводится тщательный анализ информации о наличии у ряда субъектов всей совокупности признаков и условий, изложенных в Инструкции, но пока ни одного заключения не составлено и, как следствие, информация субъектам хозяйствования не направлялась. Представитель КГК пояснил, что это обусловлено длительностью процесса, необходимостью соблюдения всех процессуальных норм, как при назначении и проведении проверок, так и при добывании доказательств в рамках расследования уголовных дел по экономическим преступлениям.

Фото: пресс-служба Верховного суда
Фото: пресс-служба Верховного суда

Вопрос — ответ

Ряд вопросов были адресованы МНС.

Вопрос:

По мнению представителей бизнес-союзов, спорных трактовок части 4 статьи 33 Налогового кодекса может появиться масса. Например, в случае «дробления» бизнеса на несколько юридических лиц, фактически управляемых одними и теми же людьми, или перевода части дочерних структур на УСН. То же касается совершения сделок по ценам ниже рыночных с целью, скажем, удержать важного клиента или оперативно получить «живые» деньги, продав неиспользованное имущество, либо выдав контрагенту ссуду под процент ниже, чем в среднем по рынку, и т.д. В этом случае действия субъекта хозяйствования контролирующими органами будут расцениваться как занижение налогооблагаемой базы? И на чем будет строиться доказательная база?

Ответ:

Напомним, что статья 33 Налогового кодекса не изменила порядок налогообложения.

Статья 33 Налогового кодекса требует соблюдения трех основных условий, на которых базируются принципы ведения честного бизнеса:

  • не искажать сведения о хозяйственных операциях;

  • не преследовать цель неуплаты налогов;

  • хозяйственные операции должны быть реальными.

О «дроблении» бизнеса. Если основной целью является создание нескольких субъектов хозяйствования, прикрывающих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения специального режима налогообложения (УСН), с целью использования преимуществ, предусмотренных таким режимом, в данном случае налоговые обязательства подлежат корректировке, исходя из фактических обстоятельств совершения хозяйственных операций и собранной доказательной базы.

Никто не запрещает проводить сделки по ценам ниже рыночных. Важно понимать, что сделки, в которых отсутствует здравый смысл и логика, будут тщательно анализироваться. Опасаться действий налоговых органов здесь не стоит, каждая такая операция будет изучена, в том числе с участием плательщика.

Пример. В ходе проверки был установлен факт реализации крупной партии ликвидного товара с 50%-ной скидкой в адрес организации, с которой не работали ранее, не вели деловой переписки, информации о которой в свободном доступе также не было. Практически сразу после получения товара организация прекратила свою деятельность. Должностные лица проверяемого субъекта не смогли пояснить, чем так была важна данная организация, что при первой же сделке получила скидку на большую сумму.

Вопрос:

Как теперь добросовестные субъекты смогут проверить «благонадежность» контрагента, если Реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, применявшийся в рамках указа № 488, отменен? Как и кем будут доказываться факты работы с лжепредпринимательскими структурами в отсутствие реестра?

Ответ:

Наличие субъекта в Реестре никогда не было однозначным доказательством для корректировки сумм налоговых обязательств, всегда осуществлялся сбор доказательной базы, подтверждающей факт правонарушений.

Бизнесу необходимо проявлять принципы должной осмотрительности. В настоящее время для проверки благонадежности деловой репутации своих контрагентов как минимум можно воспользоваться электронной услугой, предоставляемой РУП «Национальный центр электронных услуг» посредством единого портала электронных услуг общегосударственной автоматизированной системы. Следует отметить, что ее стоимость составляет 42 копейки за информацию в отношении каждого проверяемого контрагента.

Вопрос:

По какому основанию будет производиться корректировка налоговой базы в случае, если указанный в первичном учетном документе контрагент не мог участвовать в конкретной хозяйственной операции по причине неосуществления им реальной хозяйственной деятельности, но в то же время реальное получение товара (выполнение работы, оказание услуги) имело место?

Ответ:

Данный момент урегулирован положениями пункта 5 статьи 33 Налогового кодекса. Будем исходить из фактических сведений и обстоятельств, отраженных в учете хозяйственной операции. Если в результате контрольных мероприятий будут подтверждены фактически понесенные расходы и совершение хозяйственной операции, то налоговым органом не будут корректироваться налоговые обязательства, налоги, уплаченные в бюджет.

Далее на вопросы отвечали представители Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля.

Вопрос:

Сроки исполнения предложения в Инструкции № 3 не названы. Так какие все же эти сроки?

Ответ:

Действительно, конкретные сроки исполнения направляемой субъектам хозяйствования информации с предложением самостоятельно осуществить в соответствии с Налоговым кодексом корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора), представив в налоговый орган по месту постановки на учет налоговую декларацию (расчет) с внесенными изменениями и (или) дополнениями, а также уплату невнесенных налогов (сборов) в Инструкции № 3 не определены.

При этом установление таких сроков в Инструкции № 3 и не может быть определено, поскольку будет не соответствовать самой природе направляемой информации, которая не содержит предписывающих норм, а носит информационный характер — предложение самостоятельно осуществить корректировку налогов.

Однако такие сроки могут определяться субъектом хозяйствования самостоятельно, поскольку исполнение предложений, указанных в информации, носит добровольный характер. В информации субъект хозяйствования лишь предупреждается о последствиях неисполнения предложений, а именно о возможности назначения внеплановой проверки.

Вопрос:

Обязан ли Департамент финансовых расследований рассмотреть пояснения субъекта хозяйствования? Если да, то в какой срок? Нужно ли субъекту хозяйствования сообщать в департамент о корректировке налогов или несогласии с ней? В случае ненаправления ответа повлечет ли это внеплановую проверку?

Ответ:

Во-первых, необходимо разграничить действия, связанные с составлением, исполнением и оспариванием выводов, содержащихся в заключении и информации.

Заключение составляется в отношении субъекта предпринимательской деятельности (так называемой лжепредпринимательской структуры), а информация направляется субъекту хозяйствования (контрагенту лжепредпринимательской структуры).

Именно хозяйственные операции, совершенные субъектом хозяйствования (контрагентом) с субъектом предпринимательской деятельности (лжепредпринимательской структурой), влекут корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора).

При этом составление заключения возможно только по результатам проверки и (или) в ходе расследования уголовного дела, то есть до составления заключения в отношении субъекта предпринимательской деятельности должна быть проведена проверка в соответствии с требованиями указа № 510. А по акту проверки субъекта предпринимательской деятельности возможно направление им возражений. Также в установленном указом № 510 порядке может быть обжаловано и решение по акту проверки.

Кроме того, из 159 ранее вынесенных заключений ни одно не обжаловалось.

В отличие от заключения, при подготовке и направлении информации проверка не производится.

Вместе с тем субъект хозяйствования по результатам рассмотрения информации вправе предоставить пояснения по исчислению и уплате налогов (сборов) по указанным в ней хозяйственным операциям, которые будут рассмотрены Департаментом финансовых расследований и учтены при принятии решения о назначении внеплановой проверки.

Однако еще раз повторимся, что представить пояснения по информации — это право, а не обязанность субъекта хозяйствования. Отсутствие пояснений по информации, конечно же, не повлечет автоматического назначения внеплановой проверки. При принятии решения о ее назначении дополнительно будут истребоваться сведения (в первую очередь в налоговых органах) об исполнении информации в части корректировки субъектом хозяйствования налоговой базы и уплаты соответствующих налогов и сборов.

Вопрос:

Планируется ли вносить изменения в Инструкцию № 3?

Ответ:

На данном этапе необходимо внимательно разобраться в положениях Инструкции № 3. Дополнительно подготовленные государственными органами разъяснения, комментарии и иная информация позволят снять большинство возникающих у бизнеса вопросов.

Каких-либо противоречий между Инструкцией № 3 и Налоговым кодексом не имеется. Это подтверждается заключением Министерства юстиции и результатами криминологической экспертизы государственного учреждения «Научно-практический центр проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь», полученными при подготовке Инструкции № 3.

Вопрос:

Как и кем будут доказываться факты работы с лжепредпринимательскими структурами в отсутствие реестра?

Ответ:

Как выше уже было упомянуто, отсутствие субъекта предпринимательской деятельности в созданном в соответствии с указом № 488 Реестре коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере само по себе не позволяло говорить о благонадежности субъекта.

Верно также и обратное — само по себе включение субъекта в названный реестр не влекло автоматическое доначисление его контрагенту налоговых платежей при совершении хозяйственных операций с данным субъектом.

Поэтому говорить о том, что реестр был ресурсом, однозначно позволяющим проверить своего контрагента на благонадежность, будет неправильно.

Тем не менее сведения о составленных заключениях в отношении субъектов предпринимательской деятельности будут размещаться на официальном сайте Комитета государственного контроля www.kgk.gov.by (раздел «Департамент финансовых расследований»).

Ответ же на вопрос, как контролирующими органами будут доказываться факты работы с лжеструктурой, нам дает статья 33 Налогового кодекса.

Вопрос:

Могут ли получить от Департамента финансовых расследований предложение все, кто работал с лжеструктурой, или же будет устанавливаться период, когда организация вела незаконную деятельность, и предложения будут направляться только тем, кто работал с ней в этот период?

Ответ:

В соответствии с пунктом 4 Инструкции № 3 одним из обстоятельств, подлежащих обязательному определению и указанию в заключении, является подтвержденный документами (информацией, материалами) период, в течение которого установленное заключением основание влечет корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора). И этот период не просто должен быть указан в заключении, а подтвержден документами (информацией, материалами).

Поэтому, если субъект предпринимательской деятельности изначально не являлся лжеструктурой, а «превратился» в нее на каком-то этапе, то опасаться его контрагентам получить предложение заплатить налоги за период, когда субъектом предпринимательской деятельности осуществлялась реальная деятельность, не стоит.

Подводя итоги встречи, первый заместитель премьер-министра и председатель Совета по развитию предпринимательства Александр Турчин отметил, что уже идет подготовка к октябрьскому заседанию Совета по развитию предпринимательства. К его участию будут привлечены эксперты самого высокого уровня. «У нас с партнерами состоялся интересный разговор по поводу той грани, которая существует между оптимизацией налогов и уклонением от уплаты. Во время дискуссии мы пришли к выводу, что в законодательстве вряд ли возможно прописать каждый случай. Поэтому, конечно, основа — это презумпция добросовестности налогоплательщика, исходя из которой должны действовать правоохранительные, контролирующие органы, судебная система. Нужно обеспечить единообразие методологии принятия решений по налоговым вопросам, чтобы одно и то же нарушение не трактовалось по-разному. Не менее важно соотносить цель, которая ставилась при разработке того или иного акта законодательства, и конечный результат», — резюмировал он.

-20%
-50%
-15%
-54%
-10%
-10%
-10%
-50%
-20%
-10%
0066856