Возобновившиеся попытки тем или иным способом навязать индивидуальным предпринимателям статус юридических лиц заставляют редакцию “БР” еще раз обратиться к этой теме. Вопреки распространенному в Беларуси заблуждению, большинство субъектов хозяйствования в развитых странах юридическими лицами как раз не являются.

Сергей БАЛЫКИН, юрист

Еще раз напомним суть проблемы. Белорусские чиновники, ссылаясь на зарубежный опыт, утверждают, что в развитых странах все субъекты предпринимательской деятельности являются предприятиями, а значит, по версии чиновников, — юридическими лицами. И пусть бы подобные утверждения звучали из уст только представителей бюрократии, так нет — и руководители некоторых предпринимательских союзов высказываются в том же духе.

Например, председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин заявил недавно, что в Шведском союзе предпринимателей 80% членов составляют “предприятия из одного человека с правами юридического лица”.

Но на самом деле ситуация как раз прямо противоположная. Попробуем разобраться в проблеме, взяв в руки учебники для студентов, доступные каждому желающему.

Отметим вначале, что понятие “предприятие” в праве развитых государств отнюдь не тождественно белорусскому “унитарному предприятию”, как это представляется многим отечественным правоведам и экономистам. Белорусское УП — это юридическое лицо, то есть оно обладает самостоятельной правоспособностью.

Если же взять учебник “Гражданское и торговое право капиталистических государств” под редакцией Е. А.  Васильева (Москва, “Международные отношения”, 1993 г.) и прочитать его на стр. 111 — 116, то можно очень легко понять, что же такое “предприятие” в западных странах.

Итак, термин “предприятие” (Enterprise — англ., Unternehmen — нем.) в национальном гражданском законодательстве развитых стран обозначает вовсе не некий вид юридического лица, а имущественный комплекс, используемый в предпринимательской деятельности. Предприятие может принадлежать юридическому или физическому лицу (лицам), и владелец предприятия ведет через него предпринимательскую деятельность. И если владельцем предприятия является физическое лицо, то именно это физическое лицо приобретает права и обязанности, а также уплачивает налоги. Само же предприятие никаких сделок не совершает и налогов не платит — ведь оно не субъект, а объект права и в этом смысле не отличается, например, от письменного стола, компьютера или станка.

Разумеется, предприятие — это комплексный имущественный объект, включающий в себя вещи, имущественные права и обязанности, товарные знаки и т. д. Назначение же этого комплекса — приносить прибыль. Поэтому предприятия регистрируются в торговых реестрах, их имущество в определенной степени обособленно. Но все это не делает предприятие юрлицом, поскольку все права и обязанности, вытекающие из его деятельности, приобретает владелец предприятия — физическое или юридическое лицо.

Это относится и к налоговым обязательствам. Если предприятие находится в собственности юрлица, то налоги уплачивает это юрлицо; если же в собственности физического лица, — то физическое лицо. Другое дело, что при определенном уровне прибыли (дохода) налоги для физлиц становятся больше, чем для юрлиц, поэтому предпринимателям выгодно создавать юридическое лицо. Никто их к этому не принуждает и никто не ограничивает их прав, например, в найме персонала. Есть, разумеется, сферы деятельности (например, банковская или страховая), где могут работать только юрлица, но это скорее исключение.

Если же посмотреть статистику, то можно легко убедиться, что большинство субъектов хозяйствования в западных странах юрлицами не являются. Обратившись к учебнику “Рынок: микроэкономическая модель” (авторы Э. Дж. Долан, Е. Дейвид, С. Линдсей — СПб.: “Автокомп”, 1992 г.), можно увидеть, что в 1985 году в США доля корпораций (юрлиц) составляла только 19% от числа всех субъектов предпринимательства в этой стране. Как удалось выяснить автору этих строк в посольстве США в Беларуси, число корпораций в последние годы возросло на несколько процентов, но все равно подавляющее большинство фирм в этой стране юрлицами не являются. Аналогичная ситуация наблюдается и в других развитых странах.

Другое дело, что иногда в международных договорах термин “предприятие” используется в качестве определения участника хозяйственной жизни. Такое допущение вполне справедливо, ведь для предпринимательской деятельности совершенно неважно, кто является ее участником, — физическое или юридическое лицо. Только вот воспитанные в условиях СССР граждане считают слово “предприятие” синонимом понятия “юридическое лицо”.

Кстати, белорусский Гражданский кодекс также дает определение предприятия как имущественного комплекса. Но почему-то в нашей стране постоянно смешивают понятия “предприятие” и “унитарное предприятие”. Может быть, оттого, что учебники читать не привыкли.
-20%
-20%
-40%
-50%
-10%
-25%
-10%