В Беларуси продолжается обсуждение проекта указа президента «О депозитной (залоговой) системе обращения потребительской упаковки». Первый заместитель гендиректора унитарного предприятия «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия» Андрей Рощупкин в комментарии TUT.BY отметил, что принятие указа в его нынешней редакции невозможно без оценки регулирующего воздействия и оценки экономических последствий для экономического развития страны.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

«По нашему мнению, планируемая система мер приведет к серьезному удорожанию продукции, упакованной в потребительскую тару из стекла, пластмассы, металла», — сказал Рощупкин.

Он обращает внимание на то, что разработчики депозитной системы указывали в различных проектах указа различные показатели: например, расчеты на одну пластиковую бутылку: 20 копеек — сумма депозита; 7 копеек, 4 копейки, 3 копейки — платеж Управляющей организации депозитной системы на функционирование системы. «И это при средней стоимости бутылки напитка в пластиковой упаковке на полке торгового объекта 1 рубль! Это значит, что в первоначальных расчетах ошиблись более чем в 2 раза», — подчеркивает собеседник.

При этом производители и импортеры будут продолжать уплачивать сбор оператору вторичных материальных ресурсов по указу № 313. Без прозрачного экономического анализа, в том числе последствий введения депозитной системы на общий рост цен, экономическое положение производителей, поведение потребителей и иные аспекты, не представляется возможным анализировать представленные документы, тем более говорить об эффективности депозитной системы, считает эксперт.

Как отмечает участник рынка, мировой опыт подтверждает, что подобная система сбора — самая дорогая из всех существующих. В Беларуси нет своих тароматов с выдачей наличных денег или подтверждающих документов с определенной степенью защиты. Значит, такие автоматы будут закупать за рубежом. Ориентировочная стоимость одного устройства — 15−30 тысяч евро, а массовые закупки отрицательно повлияют на внешнеэкономическое сальдо страны, вырастет импорт.

Есть вопросы и к установлению обязанности предприятий торговли организовать в магазинах пункты по приему тары. Проблема не только в отсутствии свободного места, но и в том, что пластмассовая тара — это легковоспламеняемый материал, для хранения которого необходимо обеспечение специальных правил пожарной безопасности и создание системы пожаротушения.

Рощупкин обращает внимание на то, что из проекта непонятно, как управляющая организация будет использовать сырье, полученное в результате сбора отходов, при том, что доходы от его реализации планируется направлять на удешевление стоимости работы системы. Для повышения эффективности системы можно предусмотреть возможность изменения в том числе технических нормативных актов, которые сегодня ограничивают использование вторсырья для производства тары для пищевых продуктов (к примеру, запрещенная сегодня технология bottle-to-bottle).

Участники рынка также отмечают, что существенное количество товаров в упаковке выведено из поля действия проекта указа, например молочные продукты.

Неубедительными считает он и некоторые элементы финансово-экономического обоснования системы. К примеру, указывается на рост доходов государства за счет подоходного налога, который должен образоваться благодаря появлению 1500 дополнительных рабочих мест, хотя очевидно, что создание новых рабочих мест — вовсе не основная задача системы. «Важнейшим показателем должна быть эффективность работы системы — отношение процента возврата тары к стоимости участия».

Рощупкин обращает внимание на то, что увеличение стоимости безалкогольных напитков и питьевых вод на 1% приводит к уменьшению реализации на 1%, что снизит налоговые поступления как от производителей и поставщиков, так и от предприятий торговли. «Также не учтены потери бюджета в части уменьшения налога на прибыль от производителей (поставщиков) за счет увеличения себестоимости товаров», — добавляет он.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Цена вопроса туманна

Беспокойство участников рынка вызывает и то, что платежи участники депозитно-залоговой системы должны осуществлять из собственных средств. «И такой подход предполагается обоснованным, при том, что в среднем в отрасли маржинальность производства питьевых вод и безалкогольных напитков составляет от -2 до +3%?» — задает риторический вопрос Рощупкин.

Участники рынка также указывают на отсутствие расчетов суммы первоначальных инвестиций в основной и оборотный капитал участников депозитно-залоговой системы, в том числе иностранных инвесторов, необходимых для работы системы по всей стране.

Очевидно, что разработчики проектов документов опирались на опыт ряда стран, которые и указаны в обосновании, в частности, Литвы и Эстонии.

«Но изучение опыта системы обращения одноразовой потребительской упаковки, действующей с 2016 года в Литве, позволяет сделать выводы об основных отличиях в подходах по внедрению системы, по сравнению с ситуацией в Беларуси».

Рощупкин указывает на неукоснительное соблюдение принципа рыночного регулирования отношений участников системы: «Все они (и ассоциация торговых организаций, и пивоваренные компании, и ассоциация производителей безалкогольных напитков) являются соучредителями Оператора системы, а государство только контролирует работу, доводит необходимые показатели, не выступая в качестве учредителя и не вмешиваясь в оперативную деятельность. А в обосновании новой редакции проекта указа не конкретизирована организационно-правовая форма будущей управляющей организации, иных принципов ее функционирования указанные проекты не содержат».

Обеспечили соседи и прозрачность работы системы во всех ее организационных и финансовых нюансах для широкой общественности, и единообразное понимание всеми заинтересованными сторонами на момент запуска системы, кто будет ее инвестором, как будут строиться отношения между участниками системы, как и кем будет востребован продукт работы системы — переработанная вторичная упаковка.

В Литве стоимость системы на этапе внедрения составила 35 млн евро. Эти средства были частично привлечены с помощью банковских кредитов, частично — с помощью партнеров, предоставивших оборудование (тароматы для автоматического сбора тары) на сумму 25 млн евро на условиях долгосрочного лизинга.

«По нашей информации, в первый год работы Управляющая организация депозитной системы в Литве понесла существенные убытки в несколько миллионов евро, а по итогам проверки независимой аудиторской организацией была поставлена под вопрос адекватность финансовой модели организации финансовой системы», — отметил собеседник.

В Беларуси первичная информация, нужная для принятия решения по системе, есть только фрагментарно, что не позволяет просчитать концепции и проекты в области сбора и переработки отходов, оценить их экономическую эффективность.

Вызывают тревогу и сроки подготовки указа и вступления его в силу. К примеру, положения об обеспечении идентификации упаковки должны вступить в силу через восемнадцать месяцев после официального опубликования. «На практике производители смогут подготовиться к новым требованиям учета и упаковки товара только после создания инфраструктуры, поскольку необходимо обеспечить соответствие закупаемых тароматов и упаковочного оборудования. Так что срок вступления в силу указа должен быть увеличен.

Coca-Cola в Беларуси заявляет, что готова в дальнейшем также активно участвовать в работе по анализу проектов нормативных правовых актов, при необходимости привлечь международных экспертов, оказать помощь в проведении необходимых экономических расчетов. Компания готова рассмотреть вопрос о вхождении в состав учредителей управляющей организации депозитно-залоговой системы.

-50%
-30%
-12%
-55%
-20%
-30%
-35%
-21%
-25%
-10%
0061173