Иван Ткачев,

Российское правительство традиционно держит в секрете финансовые и экспортные кредиты, выдаваемые другим государствам. Информация становится публичной, только если Россия подписывает межправительственные соглашения, которые затем ратифицируются Госдумой, если о таких займах рассказывают официальные лица или же информация раскрывается по линии государства-заемщика.

Фото: kremlin.ru
Фото: kremlin.ru

Непрозрачность программы госкредитов объясняется тем, что, во-первых, большинство таких займов носят не чисто коммерческий, а политический характер, во-вторых, многие займы предоставляются в рамках военно-технического сотрудничества, которое по большей части засекречено. Москва, например, кредитовала Армению, Венесуэлу, Индию, Индонезию именно в целях закупок российских вооружений.

РБК решил собрать всю имеющуюся информацию о долгах других стран перед Россией. Общую задолженность по российским госкредитам Минфин оценивал на 1 мая 2019 года в $ 39,4 млрд, из которых $ 15,8 млрд должны страны СНГ. Общие цифры раскрывались в июньском проспекте суверенных еврооблигаций России (.pdf). Более $ 5 млрд из общей задолженности — это реструктурированные долги стран перед бывшим СССР (Вьетнам, Индия, Ирак, Йемен, Куба), показал анализ РБК.

Беларусь: долг без рефинансирования

Крупнейшим должником России является Беларусь — $ 7,55 млрд на 1 июня 2019 года (цифру предоставил РБК белорусский Минфин). Задолженность Минска почти не изменилась по сравнению с концом 2018 года, когда она составляла $ 7,52 млрд, по данным Банка России.

С 2012 года долг Беларуси перед Россией вырос в два раза. Но летом 2019 года Москва впервые за последние годы отказалась рефинансировать текущую часть белорусского долга (первый вице-премьер Антон Силуанов в июне говорил, что Москва ждет от Минска шагов навстречу экономической интеграции), и Беларусь попросила кредит у Китая, а также провела размещение облигаций в российских рублях на российском рынке. Китай — второй крупнейший кредитор Беларуси после России.

Отказ России предоставлять Беларуси кредит на рефинансирование долга — одна из составляющих системного экономического давления, которое Россия начала оказывать на Беларусь, считает старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук. В целом можно говорить о «похолодании в отношениях» двух стран, указывает он. Направлений экономического давления на Беларусь много: помимо замороженного кредита, это нефтяной маневр, вопрос о цене на газ с 2020 года, нетарифные торговые ограничения, а также трения по вопросу стоимости Белорусской АЭС, которую должен строить «Росатом», добавляет Крук.

Отношения с Украиной разорваны, а кредиты остались

На втором месте по задолженности перед Россией находится Украина — около $ 3,7 млрд в сумме.

Киев, с точки зрения Москвы, по-прежнему должен $ 3,075 млрд по еврооблигациям, которые Фонд национального благосостояния (ФНБ) приобрел в декабре 2013 года.
В декабре 2015 года новые власти Украины объявили по этим бумагам дефолт, не выплатив тело долга и финальный купон. Россия подала на Украину в английский суд (облигации регулировались британским правом), и стороны судятся до сих пор. Украина этот долг перед Россией не признает, считая, во-первых, что это были коммерческие бумаги, а не межгосударственный кредит, а во-вторых, пытаясь доказать, что Россия силой принудила выпустить эти бонды. Но Минфин России считает, что это был двусторонний межправительственный заем, и по-прежнему учитывает его на балансе ФНБ.

Украина, со своей стороны, учитывает только долг перед Россией на $ 0,61 млрд, образовавшийся еще в начале 1990-х годов за поставки российского газа.

В 1997 году стороны договорились в рамках раздела Черноморского флота, что этот долг будет погашаться в безденежной форме путем ежегодного зачета $ 97,8 млн за аренду Россией базы Черноморского флота в Крыму. Последний взаимозачет состоялся в марте 2014 года, долг был заморожен на отметке $ 606 млн, следует из данных украинского Минфина, но непонятно, произошло это до или после присоединения Крыма к России. «На сегодня нет инструмента обслуживания и погашения этого долга, поскольку Россия в одностороннем порядке остановила, денонсировала эти соглашения [по Черноморскому флоту]», — говорила в 2016 году бывший директор департамента долговой политики Минфина Украины Галина Пахачук.

Проблемы с Венесуэлой

Венесуэла — основной должник России за пределами постсоветского пространства, если ориентироваться на открытые данные. По официальным данным Минфина России, основной долг Венесуэлы составляет $ 3,15 млрд и должен быть погашен в 2027 году. А восходит он к кредиту 2011 года, который предназначался для финансирования поставок в Венесуэлу российских вооружений.

Президент России Владимир Путин в июне заявил, что задолженность Каракаса перед Москвой достигает $ 3,5 млрд. Не ясно, в чем причина расхождения в данных Минфина и Кремля, но если исходить из слов Путина, у Венесуэлы может быть и другая задолженность перед Россией, помимо оружейного кредита 2011 года.

В конце сентября Венесуэла должна перевести России очередной процентный платеж по кредиту; сумма платежа, по данным Силуанова, составляет $ 200 млн. После введения санкций США против венесуэльского правительства у России, скорее всего, возникнут проблемы с получением денег от Каракаса в долларах, писал РБК.

Когда речь идет о странах-союзниках, любое кредитование потенциально убыточно (займы часто выдаются под льготную ставку, задолженность может реструктурироваться с потерями для кредитора), комментирует юрист-международник, доцент РАНХиГС Кира Сазонова. «Кредит, выдаваемый государству, основан в значительной степени не на экономических резонах и финансовой выгоде, а на политических основаниях», — отмечает она. Венесуэльский кредит реструктурировался трижды, последний раз — в ноябре 2017 года.

Куба не уступает

Около $ 3 млрд России должна Куба, но точных данных по кубинской задолженности нет (Министерство финансов республики не ответило на запрос РБК).

Ориентировочная сумма долга рассчитана следующим образом. Остаток задолженности, урегулированной в 2014 году (тогда Москва списала 90% кубинского долга, оставив $ 3,52 млрд). Они погашаются равными полугодовыми платежами, так что к настоящему времени осталась ровно половина долга — $ 1,76 млрд.

С 2015 года Москва предоставила Гаване еще две кредитные линии на общую сумму $ 1,44 млрд на финансирование местных отраслевых проектов, хотя сумма использованных Кубой средств неизвестна.

Атомные кредиты

Отдельно стоят экспортные госкредиты, выдаваемые Россией на постройку зарубежных атомных электростанций (АЭС). РБК удалось идентифицировать двух суверенных заемщиков, которые берут деньги на строительство АЭС «Росатомом», — это Бангладеш и Венгрия.

АЭС в Бангладеш строится с 2017 года, в 2016 году Россия согласилась выделить кредитную линию для постройки этого объекта на сумму до $ 11,38 млрд.

При этом, по данным Министерства финансов Бангладеш, Москва дает деньги с 2014 года: за пять лет по февраль 2019 года сумма финансовой помощи составила почти $ 2 млрд. Российские кредиты на строительство АЭС будут погашаться в течение 20 лет с 2027 года.

Хуже обстоят дела с финансированием сооружения третьей очереди венгерской АЭС «Пакш». Госкредит в объеме до € 10 млрд ($ 11,1 млрд) был одобрен еще в 2014 году.
Однако данные Управления государственного долга Венгрии (AKK) показывают, что к середине 2019 года реально выделено лишь $ 28 млн — 0,25% от общего объема кредитной линии.

«Отрицать не стану, мы уже отстаем от графика. Но отставать от графика не означает отказываться от работы совсем. Это означает лишь то, что электростанция будет введена в строй позднее, чем планировалось. Задержки вызваны в основном затянувшимися формальными процедурами ЕС, которые заняли гораздо больше времени, чем следовало бы», — признавал в марте глава МИД Венгрии Петер Сиярто.

Крупные инфраструктурные проекты типа АЭС обычно строятся в течение значительного времени, сроки могут составлять и семь, и десять лет, поэтому еще рано судить об этом, говорит Кира Сазонова. Кроме того, в тех же европейских странах популярность атомной энергетики в последние годы снижается, что приводит к фактической заморозке многих атомных проектов, добавляет она.

«Мы, конечно, не знаем всех причин, ставших „тормозом“ по постройке АЭС, но для Венгрии, вероятно, можно назвать пакет антироссийских санкций со стороны ЕС, которые недавно были вновь пролонгированы», — указывает профессор экономического факультета МГУ Наталья Щеголева.

«Росатом», помимо Венгрии и Бангладеш, строит или собирается строить атомные электростанции в Беларуси, Индии, Турции, Египте. Соглашение о предоставлении Минску госкредита до $ 10 млрд было подписано еще в 2011 году, но сколько денег по нему выбрала белорусская сторона, неизвестно (они входят в общую сумму двусторонней задолженности Беларуси перед Россией на $ 7,55 млрд). В прошлом году президент Владимир Путин сообщал о планах выделить Египту госкредит на $ 25 млрд для строительства АЭС, но в египетской госстатистике о внешнем долге следов этих денег пока нет.

Часть индийских долгов, возможно, скрыта

Что касается Индии, то Минфин этой страны раскрывает задолженность перед Россией в эквиваленте около $ 1,1 млрд на конец 2018 года. Эта задолженность номинирована в индийских рупиях и относится к кредитам бывшего Советского Союза, а погашает ее Индия экспортом в Россию товаров. Кредиты брались Индией на закупку советских вооружений.

В апреле 2018 года Государственный банк Индии прекратил платежи за поставки российских вооружений, после того как США ввели санкции против «Рособоронэкспорта», сообщали индийские СМИ. Вопрос не был урегулирован более года, однако в итоге стороны нашли альтернативу долларовым платежам. Неизвестно, осталась ли у Индии просроченная задолженность по закупкам российского оружия, но в любом случае возможный долг образовался не перед Российской Федерацией, а перед «Рособоронэкспортом».

Индийское издание Indian Express сообщало в феврале, что в соответствии с кредитными договоренностями правительств России и Индии, как только российская сторона отправляет оборудование для АЭС «Куданкулам», она выплачивает деньги поставщикам и ждет возмещения от индийских властей. Правительство Индии, в свою очередь, переводит этот долг на Индийскую корпорацию по атомной энергии (NPCIL), предоставляя ей бюджетные субсидии на выплату. Однако правительство сократило бюджетную поддержку NPCIL, в результате чего у нее пошли задержки с платежами в адрес России. По данным Indian Express, на конец марта 2018 года обязательства NPCIL по «российскому кредиту» составляли 39 млрд рупий — около $ 600 млн. Таким образом, вероятно, Индия должна России еще больше с учетом задолженности NPCIL, которая не раскрывается в официальных документах.

Должен ли России Китай

Заемщиков, которые должны России около $ 13 млрд, идентифицировать не удалось. Среди таких должников могут быть Китай и Марокко (которые не раскрывают своих двусторонних кредиторов), следовало из отчета Счетной палаты об исполнении бюджета 2015 года — последний раз, когда аудиторы подробно расписывали должников России. Также это могут быть иностранные госпредприятия, чьи долги не отражаются в статистике правительств.

Из национальных министерств финансов, куда направил запросы РБК, ответили только Минфин Беларуси и Минфин Сербии. В последнем сообщили, что задолженность перед Россией составляет $ 647 млн.

В составе государственных кредитов России РБК не учитывал гособлигации зарубежных стран (Франции, Германии, США, Японии, Великобритании и др.), которыми владеет ЦБ России от имени Минфина в рамках управления валютными резервами. На 1 августа 2019 года ликвидная часть Фонда национального благосостояния составляла $ 98,5 млрд — это часть международных резервов России, которую контролирует Минфин. Как показывают данные ЦБ на конец 2018 года, 40% резервов ($ 191 млрд) были размещены в облигациях иностранных эмитентов (преимущественно госбумагах), но сказать, сколько точно приходится на долю Минфина, невозможно.

-10%
-50%
-10%
-5%
-10%
-20%
-11%
-30%
-10%
-45%