/ /

С двухдневным визитом в Беларусь приехал глава МИД Латвии Эдгарс Ринкевичс. После официальных переговоров с Владимиром Макеем и Сергеем Румасом глава латвийской дипломатии ответил на вопросы TUT.BY. Ринкевичс рассказал, почему Александр Лукашенко все никак не доедет до Латвии, будем ли мы продавать больше нефтепродуктов через латвийские порты, снимут ли с Минска последние санкции Евросоюза и как болельщики на чемпионате мира по хоккею в 2021 году будут перемещаться между двумя хозяйками турнира — Беларусью и Латвией.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
— Уже пару лет идут разговоры о готовящемся визите президента Беларуси в Латвию. Почему он до сих пор не происходит и, по словам белорусского посла в Риге, опять перенесен?

— Во-первых, я сегодня (интервью записывалось 25 июля. — Прим. TUT.BY) на встрече с министром иностранных дел подтвердил, что приглашение в силе. У нас только что приступил к исполнению обязанностей новый президент. Подготовка визита длится достаточно долго, было одно время, когда близко к этому подошли, но потом по внутриполитическим причинам в нашей стране, из-за выборов президента, мы по обоюдному согласию визит перенесли.

Я не могу говорить пока о датах, надо дать время, чтобы те вопросы, которые мы сегодня обсуждали и с премьер-министром, и министром иностранных дел — конкретные идеи по транзиту нефтепродуктов, идеи по сотрудничеству в сфере информационных технологий — чтобы они [были предметно проработаны]. Будет работать межправкомиссия. Также у нашего нового президента сейчас будет насыщенный график, визиты и в Германию, и в Финляндию, встреча глав стран НАТО, ООН и т.д. Поэтому я пока не могу назвать сроков.

Переговоры о покупке терминала в латвийских портах продолжаются

— Про транзит нефти, нефтепродуктов уже ведутся конкретные переговоры?

— Есть интерес и у латвийских портов, и у белорусских партнеров, после реконструкции Новополоцкого НПЗ намечаются некоторые идеи. Я оставлю это для наших коллег, которые занимаются транспортом, экономикой и энергетикой.

— За последние полгода было много визитов с белорусской стороны в латвийские порты. Но с тех пор не было новых соглашений. Условия невыгодные для белорусской стороны?

—  Думаю, на этот вопрос может ответить белорусская сторона (улыбается). Но я никогда не соглашусь с тем, что наши порты, инфраструктура непривлекательны. Да, здесь есть вопрос порядка некоторых тарифов, есть вопрос возможных инвестиций со стороны Беларуси, есть определенная политика белорусского государства по этим вопросам.

Кстати, если посмотреть динамику наших торговых отношений по всему спектру, мы увидим, что она положительная, восходящая. У нас есть настрой, чтобы делать больше, привлекать грузопоток — нефтепродукты, другие товары. Однако политика политикой, но другое — вопросы, которые надо решать бизнесу на основе взаимной выгоды.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Несколько лет назад были разговоры о покупке Белорусской нефтяной компанией одного из терминалов в ваших портах. Почему не сложилось? И ведутся ли такие переговоры сейчас?

— Я не смогу детально ответить на этот вопрос. У нас довольно уникальная структура управления портов. Они управляются совместно государством и местными думами. И там согласование таких вопросов, как инвестиции, покупки какой-то инфраструктуры или земельных участков, решаются на уровне управления порта. Решаются они иногда в больших дискуссиях.

Но, по моей информации, переговоры и интерес продолжаются.

— И во время вашего визита эта тема обсуждалась?

— После визитов в апреле-мае, про которые вы сказали, и мы сегодня с премьер-министром об этом говорили, есть заинтересованность продолжить диалог с обеих сторон. Но когда и к какому результату это приведет, я бы пока воздержался комментировать. Это бизнес-переговоры, тонкие финансовые и юридические вопросы.

Что меняется в Беларуси

— Тогда поговорим о политике. Несколько лет назад началась нормализация отношений Беларуси и ЕС — ушли санкции, выпустили политзаключенных. Вы довольны итогами этих лет?

— Да, я доволен. Мы нашли такой способ сотрудничества, где мы обсуждаем все вопросы на политическом уровне — приятные и не столь приятные. Например, и сегодня, и во время всех встреч на уровне Восточного партнерства обсуждаются и вопросы экономического сотрудничества, и то, что волнует Евросоюз. Как вы знаете, один из таких принципиальных вопросов — отмена смертной казни или мораторий на нее. Об этом мы сегодня говорили с господином Макеем. Это и вопросы соблюдения прав человека, и политических свобод.

Да, мы знаем, что есть разный подход по всем этим вопросам. Но я вижу, что есть готовность обсуждать и хорошие сдвиги. Нас и наших белорусских партнеров волнует ситуация в Украине. И, конечно, вопрос, как развиваются российско-белорусские отношения, особенно вопросы углубленной интеграции…

— Боитесь?

— Мы не боимся ничего и никого, мы просто наблюдаем за этим процессом. И считаем, что он должен быть в руках наших белорусских партнеров. Мы бы не хотели видеть какие-то принудительные меры экономического порядка или другие. Мы видели, что случилось в других государствах, когда начинается принуждение.

— Вы про Украину?

— Не только. Мы видели события в 2008 году в Грузии, то, что я хотел бы обозначить как российскую агрессию, и потом уже процессы в Абхазии и Южной Осетии. Нас, конечно, интересует то, что происходит у наших соседей. А Россия и Беларусь, обе — наши соседки. Мы понимаем, что это будет решение, которое будет приниматься Беларусью.

Мы понимаем, что Беларусь не собирается вступать в Евросоюз в обозримом и, я думаю, даже довольно далеком будущем. Но мы считаем, что есть возможность выстраивать хороший диалог и решать вопросы, которые интересны и вам, и нам.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Про то, что диалог по чувствительным темам стал лучше, говорят многие ваши коллеги. Но есть ли какой-то прогресс в самих этих чувствительных темах в Беларуси?

— Я был здесь в 2013 году в Витебске, затем в 2015-м, тогда мы встречались с президентом Беларуси. Мы говорили обо всех темах абсолютно открыто, после этого были какие-то сдвиги, некоторые из которых вы обозначили. Знаете, в чем дело. Иногда мы хотим быстро бежать там, где это просто невозможно, потому что есть какая-то рамка, которая определяет формирование европейской политики. Есть 28 стран, скоро их будет 27, есть мнение Европарламента…

— …и, судя по его мнению, ничего в позитивную сторону за последние три года не меняется в Беларуси с правами человека.

— Европарламент у нас тоже новый, только что выбранный. Так что будем смотреть, какое у него будет мнение. Но есть и положительные сдвиги, вы уже некоторые обозначили. Да, есть вопросы, которые не решаются. Я, например, считаю, что мораторий на смертную казнь — один из вопросов, который очень волнует европейское сообщество. Мы понимаем, что, возможно, есть другое отношение в этом государстве. Но мы не можем сказать, что за три года ничего не поменялось.

— А что поменялось?

— Мы больше не говорим о политзаключенных. Второе, мы видим, что есть немного другое отношение к СМИ. С другой стороны, не забудем, что на нас всех в этом регионе неизгладимое впечатление оставило то, что случилось в Украине в 2014 году, и продолжается.

— Я уточню, вы видите прогресс в ситуации со СМИ в Беларуси?

— Мы видим моменты, когда ситуация не пошла по негативному сценарию. Возможно ли улучшение? Конечно, возможно. Но мы и в Латвии сейчас обсуждаем вопрос того, что независимые СМИ проходят такую трансформацию, что я начинаю бояться, что они просто не могут конкурировать. Приходят социальные сети. И здесь мы видим вопросы, которые не только Беларусь, но и Латвия и другие страны должны будут решать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Да — базовому соглашению, пока нет — снятию последних санкций

— МИД Беларуси часто говорит, что для полной нормализации отношений надо сделать еще две вещи: отменить небольшие оставшиеся санкции и подписать базовое соглашение, хотя бы начать переговоры. Считаете, Беларусь заслужила решение обоих вопросов?

— Я абсолютно согласен, что мы должны подписать базовое соглашение, потому что мой личный опыт показывает, что, когда есть более структурированное сотрудничество, многие вопросы можно активнее решать. Я могу это сказать по опыту контактов с государствами Кавказа, Центральной Азии.

— Почему мы до сих пор его не подписали?

— Ну у нас есть принцип единогласия…

— То есть вы за, кто-то против?

— (улыбается) То есть, пока все государства Евросоюза не придут к соглашению, это невозможно. Но я выступаю четко за.

По санкциям все же надо посмотреть немного с другой точки зрения. Сейчас есть санкции только по двум принципам — против четверых людей и оружейное эмбарго. Эти четыре гражданина подозреваются в действиях, противоречащих абсолютно важным для нас принципам, — это 90-е годы, исчезновение оппозиционных лиц.

— Здесь компромисс невозможен?

— Я не вижу здесь такого прогресса, чтобы сказать, что мы этот вопрос можем завтра решить.

В вопросе об оружейных санкциях мы тоже хотели бы соблюсти некоторую солидарность Евросоюза. Если мы все готовы об этом говорить, да, мы можем об этом говорить. Но пока еще в этом вопросе прогресса не будет.

А вот вопрос по базовому соглашению обсуждается, я считаю, оно помогло бы нам всем решать вопросы на более структурном уровне, с регулярным встречами.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Как ездить хоккейным фанатам на чемпионате мира в 2021 году?

— Чтобы завершить на позитивной ноте, хотел спросить про чемпионат мира по хоккею, который мы вместе с вами принимаем в 2021 году. Будет ли какой-то облегченный порядок пересечения границы для болельщиков?

— Да. Еще есть полтора года, но мы работаем над тем, чтобы упростить выдачу виз для болельщиков. Мы не можем отказаться от виз полностью, потому что мы член шенгенской зоны.

Но мы работаем над тем, чтобы люди могли приехать на игры чемпионата по очень даже упрощенному режиму выдачи виз. Если у вас будут билеты на матч и билеты на самолет или поезд, подтверждающие, что вы возвращаетесь, больших проблем не должно быть.

Мы этот вопрос обсуждали сегодня, наши консульские службы Беларуси и Латвии будут обсуждать этот вопрос на рабочем уровне. У нас и у наших белорусских партнеров есть положительный настрой провести этот чемпионат на высоком уровне и облегчить попадание на игры и гражданам Латвии, и гражданам Беларуси.

-10%
-20%
-30%
-10%
-10%
-10%
-10%
-20%