/

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

То ли закрытые опросы населения показывают, что все плохо, то ли из-за выборов на носу — но за последние месяцы власти стали заметно чувствительнее к протестам. Глава президентской администрации Наталья Кочанова берет на себя роль кризисного менеджера. Судя по всему, ее задача — не дать очагам недовольства на местах выплеснуться в политические проблемы.

Белорусская власть была всегда чуткой к массовому недовольству. «Последняя диктатура Европы» кроме разгонов оппозиции на площадях практиковала и уступки. Можно вспомнить и отмену первой редакции тунеядского декрета и повышения цен на топливо после акций стоп-бензин в 2011 году, и многолетнее откладывание техрегламентов для ипэшников после вступления в Таможенный союз.

Да, в каждом из этих случаев то, что выкинули через дверь, возвращалось через окно. Тунеядский декрет воскресили в чуть менее кошмарном виде, цены на бензин выросли плавно в тех же размерах, а техрегламенты для ИП спустя несколько лет боданий все же ввели указом президента.

Но так или иначе уступки, пусть временные или неполные, были. Когда власть чувствует, что недовольство (а) массовое, а не только оппозиционное, (б) справедливое, с точки зрения самой власти, и (в) требования недовольных можно выполнить без катастрофической потери лица или подрыва системы — то часто и в кабинетах администрации побеждает белорусская логика «не буди лиха».

Последние месяцы стали апофеозом этого подхода. Сначала, после возмущения действиями милиции против цыган в Могилеве, на место выехал десант примирения во главе с Кочановой. Глава МВД Шуневич слетел с должности, как говорят, не в последнюю очередь из-за того, что в резкой форме отказался просить прощения у ни за что попавших под облавы людей.

Новому министру Караеву поставили две задачи: наладить дисциплину в ведомстве и по-человечески относиться к людям, не обижать их почем зря. Те же слова — о необходимости реагировать на все недовольства на местах и не ждать, пока они попадут на стол президенту — сказала Кочанова чиновникам в Орше в начале июля.

«Матери-328», протестующие против огромных сроков за наркотики своим детям, добились смягчения Уголовного кодекса, амнистии части из осужденных, встреч с Кочановой и Караевым. Далеко не все их требования выполнены и могут быть выполнены, учитывая серьезное лобби силовиков по теме наркотиков. Но установление диалога с высшей властью и смягчение закона, вопреки мнению МВД, да еще и без репрессий за протест — это уже немало в нашей системе.

История с брестским аккумуляторным заводом ярче всего подчеркивает новый тренд. Больше года недовольных игнорировали, из 217 заявок на массовые акции удовлетворили одну, протестующих задерживали и штрафовали, на некоторых заводили уголовные дела.

А затем случился разворот. Недовольных принимает мэр, власти не дают заводу открыться, проводят проверку по поручению президента, на инвесторов заводят уголовные дела и некоторых даже арестовывают. Отдельные госСМИ даже наваливаются с критикой на TUT.BY за то, что он дал слово не только недовольным, но и второй стороне — заводу. Меньше чем за месяц власть из режима подавления и игнора перешла на сторону протестующих.

Однако уступают не всем и не во всем. Например, с отсрочками от призыва — власть увидела, что народ пошумел в интернете, но никакой другой активности не было. Значит, недовольство не так сильно, чтобы под него прогибаться, — можно продавливать свое решение. Перебесятся. А сгладить возмущение решили залпом синхронных оправданий от высших чиновников в госСМИ и призывом кибервойск на онлайн-форумы популярных сайтов, где одновременно стали появляться пачки шаблонных провластных комментариев.

В той же брестской истории есть предел политизации, за который власть не хочет пускать протестующих. Им готовятся отказать в регистрации своей организации «ЭкоБрест». Очевидно, и планы противников завода пойти на парламентские выборы упрутся в традиционную работу вертикали: с недопуском оппозиции в избиркомы, заоблачной явкой избирателей, которых в упор не видят независимые наблюдатели, и непрозрачным подсчетом голосов.

В общем, становится ясна тактика властей на следующий избирательный год. Сначала успокаивать недовольных, встречаться с ними лично. Затем, если все серьезно и не рассасывается само, идти на уступки там, где возможно. И наконец, не допускать политизации местных протестов.

В прежние времена народу под выборы раздали бы конфет: повысили бы зарплаты, пенсии и пособия. Сейчас денег на это все нет, приходится вместо печатного станка включать режим повышенной чуткости.

Учитывая, что экономика стагнирует, в доходах между Минском и регионами растет пропасть , а российская поддержка в следующие годы вообще выпадает из уравнения, Наталье Кочановой и ее вертикали пора выдавать брандспойты и ведра с песком. Впереди еще много пожаров, которые придется тушить.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции.

-38%
-45%
-55%
-10%
-10%
-55%
-45%
-20%