Защитник Андрея Садыкова, приговоренного к девяти годам лишения свободы и находящегося в тюрьме № 4 в Могилевской области, второй раз за месяц обратился с письмом в Генпрокуратуру. Он просит провести проверку законности и обоснованности нахождения Садыкова в карцере тюрьмы № 4 управления Департамента исполнения наказаний МВД по Могилевской области, лишения его передач и писем, а также законность перемещения его в несколько десятков камер за весь период пребывания в учреждении.

Фото из личного архива
Андрей Садыков. Фото из личного архива

Как сообщили TUT.BY родственники Садыкова, первое обращение направлено в прокуратуру в середине июня. Андрей Садыков с 20 мая находился в карцере по решению администрации, срок ему продлевали, он провел там 30 суток подряд. С 21 июня, то есть уже после первого обращения, Садыков вновь оказался в карцере. При этом ответа на первое ходатайство адвокат, по его словам, пока не получил, не известны ему и результаты проверки законности перемещения Садыкова в карцер, лишения передач и писем.

Напомним, Верховный суд рассмотрит апелляцию по делу Садыкова 9 августа. В марте нынешнего года Андрей Садыков получил 9 лет усиленного режима с конфискацией за организацию превышения власти руководителями предприятий ЖКХ, дачу взятки.

О «преступной схеме в сфере ЖКХ, охватившей 30 районов страны», могилевская милиция заявила в мае 2017 года. Суд начался в апреле 2018 года. Главный фигурант дела Андрей Садыков, как решил суд, действовал от имени нескольких юрлиц. Садыков продавал оборудование под видом белорусского по завышенной цене.

Главный фигурант дела настаивает на том, что он — «простой бизнесмен», который рекламировал услуги, но взяток не предлагал и не давал.

Во время последнего слова обвиняемые вину категорически не признавали и настаивали, что закон не преступали, а действовали в интересах предприятия.

«Взяток не было, ущерба — тоже. Оборудование, уникальное для того времени и даже сейчас, давно окупилось и до сих пор работает без перебоев. Так что мы все здесь делаем?» — примерно таким был их посыл. И подробно объясняли, почему на тот момент — а это 2011−2012 годы — закупка насосного оборудования в фирмах, в которых Садыков работал коммерческим директором, была идеальным вариантом.

Защита и сам Садыков обращали внимание на то, что все без исключения процедуры закупок оборудования со стороны предприятий ЖКХ проводились в полном соответствии с законодательством (ни одна закупка не оспорена в суде), все договоры поставок заключены и исполнены (ни одна сделка не оспорена), все комплекты оборудования фактически поставлены и введены в эксплуатацию предприятиями ЖКХ и до настоящего момента функционируют в соответствии с заявленными параметрами. По сделкам уплачивались все необходимые налоговые отчисления в бюджеты всех уровней (никаких претензий со стороны налоговых органов не имелось и не предъявлялось). Однако оценка правоохранительными структурами деятельности дана в качестве «невыгодной».

Родственники Андрея Садыкова уже тогда заявляли о том, что за три года в СИЗО ему сменили более пятидесяти камер заключения, многократно помещали в штрафной изолятор, применяли к нему «ряд иных мер психофизического воздействия с целью добиться самооговора — признания вины».

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%
-50%