Несколько идей о том, что помогло бы раскрыть потенциал белорусских регионов, опубликовал директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик. Причем решения об изменении институциональной и социально-экономической политики, в том числе региональной политики, будут приниматься в крайне непростой ситуации, предупреждает эксперт.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Сложная среда

«Финансовые возможности бюджета очень сильно ограничены платежами по обслуживанию и погашению госдолга. Ни увеличение инвестиций, ни увеличение социальных выплат либо расходов на оплату труда работников бюджетной сферы не выглядит реалистичным, поэтому единственным „драйвером“ внутреннего спроса могут быть частные инвестиции и частное потребление», — отмечает Чубрик.

При этом беспрецедентное по своим масштабам количество уголовных дел против представителей белорусского бизнеса и органов госуправления сделало инвестиционные риски запретительно высокими и чрезвычайно ограничило инициативу (как предпринимательскую, так и органов власти). Такое восприятие рисков делает страну беззащитной перед внешними вызовами, подчеркивает эксперт. Причем во многих регионах от инициативности бизнеса и местных органов власти фактически зависит их выживание.

«Поэтому необходимыми предварительными условиями, без которых принятие любых мер институциональной, социально-экономической и региональной политики не будет эффективным, является мораторий на уголовное преследование за экономические правонарушения и принятие четких и исчерпывающих критериев доказательства по случаям коррупционных преступлений с последующей ревизией законодательства для полной декриминализации экономических правонарушений и изменения полномочий контролирующих органов и правоприменительной практики в направлении их профилактики», — пишет Чубрик. Он отмечает, что Россия уже объявила о применении такого инструмента, как «регуляторная гильотина», который может сделать российскую бизнес-среду более конкурентоспособной по сравнению с белорусской и привести к оттоку белорусского бизнеса в эту страну.

Еще один важный фактор внешней среды — позиция России в переговорах об условиях поставок нефти и газа, а также рефинансирования внешнего долга Беларуси. Прогресс тут увязывается с продвижением в интеграции двух стран. «Однако очевидно, что углубление интеграции чревато увеличением экономической зависимости Беларуси от России, и, соответственно, даже при достижении краткосрочного положительного эффекта оно способно оказать разрушительное воздействие на белорусский бизнес, внешнеэкономическую позицию и рынок труда и, соответственно, дестабилизировать социально-политическую ситуацию в стране», — отмечается в исследовании.

За последние несколько лет различия между регионами Беларуси резко возросли. Разница стала заметна накануне рецессии 2015−2016 гг., рост различий ускорился с началом восстановления экономики. Более того, за период рецессии существенно углубилась разница в уровне доходов между Беларусью и соседними странами — реципиентами белорусской рабочей силы (Россией, Польшей и Литвой). Если в 2014 году средняя зарплата по областям Беларуси составляла 69−77% от зарплаты Минска, 61−69% от российской, 57−65% от литовской и 43−48% от польской, то в 2018 году — 60−72% от зарплаты Минска, 57−68% от российской и всего лишь 36−43% от литовской и 31−37% от польской зарплаты.

«При этом верхняя граница этих интервалов — это Минская область, а в остальных регионах средняя зарплата была заметно ниже», — предупреждает эксперт.

В результате миграционные процессы ускорились и регионы начали быстрее терять наиболее активную и квалифицированную рабочую силу, отмечает он. При этом крупные районы столкнулись с оттоком молодежи, а небольшие районы — с оттоком наиболее активной части рабочей силы. Очевидно, подобные тенденции угрожают устойчивости экономического развития страны и требуют мер, которые позволили бы регионам страны не утратить свой потенциал, считает автор. И предлагает несколько таких мер.

Экстерриториальность свободных экономических зон и создание «одной станции» в каждой СЭЗ

Сейчас выгодами СЭЗ могут воспользоваться компании из относительно крупных и развитых городов. Это ведет к централизации инвестиционных потоков в областных центрах и крупных городах и ограничивает возможности развития. Суммарное число резидентов СЭЗ, существующих с середины 1990-х гг., меньше числа резидентов ПВТ. Предоставление возможности компаниям независимо от их территориального размещения становиться резидентами СЭЗ соответствующих областей позволило бы привлечь инвестиции в менее развитые территории и обеспечило бы доступ местных органов власти к ресурсам государственной инвестпрограммы на финансирование инфраструктуры, предлагает автор.

Также целесообразно было бы создать на базе каждой СЭЗ аналог «одной станции», применяемой в индустриальном парке «Великий камень», причем представителей соответствующих органов госуправления следует наделить полномочиями принятия подавляющего большинства решений на местах. Это позволит радикально сократить сроки согласований, сопутствующих реализации инвестиционных проектов, и повысит инвестиционную привлекательность регионов.

Адекватная господдержка

Участники дискуссий неоднократно отмечали низкую эффективность существующих мер господдержки предпринимательства как через Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей, так и через бизнес-инкубаторы, возмещение расходов на участие в выставках и ярмарках и пр. «Из-за чрезвычайной зарегулированности процедур практически не работает большинство инструментов финансирования, доступных через Белорусский инновационный фонд. Получение большинства видов поддержки слишком сложное и затратное по времени. Кроме того, оно требует соответствия целому ряду дополнительных критериев и условий», — говорится в статье. Рыночные инструменты при этом пусть и дороже, но намного более простые и гибкие.

Вероятно, по-настоящему востребованным в настоящее время может оказаться только такой инструмент, как гарантийный фонд, а также (при условии вывода из-под юрисдикции ГКНТ и значительной ревизии принципов предоставления финансирования) Белорусский инновационный фонд. Остальные ресурсы, выделяемые из бюджетов на эти цели, можно было бы направить преимущественно на обеспечение быстрого доступа к инфраструктуре у инвестиционных проектов резидентов СЭЗ.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Развитие авиаперевозок с распространением безвиза на региональные аэропорты

Централизация ресурсов и сервисов в Минске радикально ограничивает возможности развития регионов. Типичным примером эксперт называет недоиспользование возможностей безвизового режима. Если не считать ряда приграничных территорий, то безвизовый режим действует не между Беларусью и странами из соответствующего списка, а между этими странами и Минском, поскольку «точка входа» в страну — только национальный аэропорт «Минск». В то же время в каждом областном центре есть международные аэропорты, которые могли бы принимать иностранцев по безвизу, что упростило бы доступ иностранных туристов к местным туристическим объектам, «оживило» бы региональные аэропорты и помогло бы упростить логистику перемещений внутри страны, предлагает эксперт.

Допуск лоукостеров к региональным аэропортам придал бы смысл проведению их модернизации, пишет Чубрик, называя в качестве возможного источника финансирования Всемирный банк или ЕБРР.

Дальнейшее снижение барьеров входа, упрощение административных процедур

Среди проблем, с которыми сталкиваются белорусские компании при реализации своих проектов, отмечают сложность и длительность подключения к электросетям и другой инфраструктуре, что снижает привлекательность реализации инвестиционных проектов «с нуля». Во-вторых, неоднократно упоминалась длительность и сложность процедур по открытию объектов общественного питания, получения лицензий в сфере здравоохранения и т. п., причем сравнение делалось с Россией и Польшей, где, по словам представителей белорусского бизнеса, затраты времени на те же процедуры гораздо меньшие. В-третьих, в качестве барьера для покупки существующих производственных помещений и других объектов госсобственности и земельных участков упоминалось несоответствие существующей документации реальному состоянию этих объектов, которое требует длительных и дорогостоящих процедур оформления корректной документации. В-четвертых, упоминались сложности с вводом в эксплуатацию объектов недвижимости владельцами агроусадеб и приводились случаи применения жестких санкций (требование сноса строений) при выявлении «самовольного» строительства. Наконец речь шла о том, что на старте бизнес-проектов (особенно при покупке государственных объектов недвижимости с привязкой к соответствующим земельным участкам) существующие ставки налогов на недвижимость и землю являются запретительно высокими.

В связи с этим Александр Чубрик предлагает, во-первых, начать работу по приведению документации на все объекты госсобственности и соответствующие земельные участки в соответствие с их реальным состоянием. Во-вторых, Совет по развитию предпринимательства мог бы предложить бизнес-ассоциациям и общественным объединениям подготовить проекты указов по упрощению упомянутых и других административных процедур, важных для бизнеса.

Пробелы в образовании

Низкое качество высшего и среднего специального образования стало общим местом — об этом говорят и представители местного бизнеса, и преподаватели университетов. Пробел можно восполнить, используя возможности цифровой инфраструктуры и развивая сотрудничество региональных центров занятости в профессиональной и образовательной сфере с администрацией и резидентами ПВТ. «Для этого можно было бы отобрать пилотные центры занятости в регионах с напряженной ситуацией на рынке труда, оснастить классы современными компьютерами и системой конференцсвязи для коммуникации с учебным центром ПВТ в Минске и между собой. Финансировать проект могли бы международные организации или Администрация ПВТ», — отмечено в статье.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-12%
-20%
-55%
-27%
-30%
-20%
-60%
-50%
-55%
0061173