Спецдокладчик ООН по Беларуси Анаис Марин представила в Женеве доклад о ситуации с правами человека. В интервью DW Анаис Марин рассказала, как она оценивает нынешнее положение дел в стране и как работает в ситуации неприятия ее мандата правительством Беларуси.

Фото: DW
Фото: DW

Спецдокладчиком по Беларуси Марин стала в сентябре 2018 года. Но Беларусью, как рассказывает сама, профессионально она интересуется уже около десяти лет, в основном вопросами внешней и внутренней политики

«Поэтому слежу за переменами, которые происходят в регионе, — правительство стало больше взаимодействовать с ЕС, было снято большинство санкций в 2016 году. Когда я вступила в должность осенью 2018 года, то надеялась, что у властей Беларуси есть желание пойти на уступки и реформы. Однако, подробно исследуя ситуацию с правами человека, получая жалобы и доказательства нарушений прав от самих жертв, я быстро в этом разочаровалась», — рассказывает Марин.

В докладе о ситуации с правами человека в Беларуси новый спецдокладчик решила сделать акцент не только на традиционные темы — наличие смертной казни, преследование журналистов и активистов, задержания на протестных акциях — но и на проблемах, которые раньше не вызывали столько обеспокоенности: о дискриминациях этнических и сексуальных меньшинств, а также о стигматизации ВИЧ-положительных людей. Также к Марин еще зимой напрямую обратились «Матери-328».

«Я их выслушала, ознакомилась с материалом, которые они собрали по поводу условий задержания и заключения их детей. Я была просто в ужасе. Однако мне нужно перепроверять все аргументы и утверждения о нарушениях, что спецдокладчику делать очень сложно в условиях, когда нет доступа к стране, а жертвы нарушений сидят в тюрьме», — говорит Анаис Марин.

Напомним, белорусские власти не признают мандат спецдокладчика, а доклады считают политически мотивированными. Поэтому приехать в Беларусь официально как спецдокладчик Анаис Марин не может. Еще в ноябре она отправила в МИД письмо с просьбой разрешить посетить Беларусь с официальным визитом, но ответа не получила.

«Для меня это было разочарование, ведь ситуация в отношениях Беларусь — ЕС все-таки совершенно иная, чем в 2012 году (когда был создан мандат спецдокладчика по ситуации с правами человека в Беларуси, после того, как в 2010 году в стране прошла акция протеста против итогов президентских выборов, которая вылилась в массовые аресты и задержания, а также уголовные сроки для бывших кандидатов в президенты). Поэтому я надеялась, что мне откроется окно возможностей, чтобы наладить новые, лучшие основы для взаимосвязей с белорусскими властями. Увы! В итоге мне пришлось работать без доступа к стране, правительству и официальным данным. У меня нет никаких контактов с властями Беларуси. Для работы я использую ту информацию, которую можно найти в открытом доступе в интернете или которую получаю от представительств разных международных организаций в Минске. И, конечно, со мной делятся данными неправительственные и правозащитные организации Беларуси, и я всем очень за это благодарна», — рассказывает спецдокладчик.

«Правозащитные организации теперь воспринимаются властями не как враги»

По мнению Марин, в ситуации с правами человека в Беларуси есть и небольшие позитивные сдвиги: например, отмена статьи 193.1 Уголовного кодекса (статья предусматривала уголовную ответственность за деятельность незарегистрированных организаций. — Прим. TUT.BY) и внесение поправок в закон о массовых мероприятиях, устанавливающих процедуру уведомления в отношении некоторых собраний. Также, по ее мнению, наблюдается большее стремление правительства Беларуси сотрудничать с другими механизмами ООН.

«Из позитивного я вижу, что государство стало больше общаться и слушать то, что исходит от гражданского общества. Правозащитные организации теперь воспринимаются властями не как враги, а как люди, которых можно слушать», — считает спецдокладчик.

«В условиях, когда Беларусь вообще никак не содействует реализации моей миссии, я буду приветствовать любые, даже маленькие шаги. Считаю, что не стоит провоцировать правительство и сразу делать акцент на тех аспектах, в которых власти очевидно не готовы идти на уступки. Думаю, есть больший шанс достичь успеха, если я выбираю более универсальные темы, например защиту прав детей, ведь подростки, которые осуждены по наркотическим статьям и отбывают длительные, более 10 лет, сроки заключения, в первую очередь являются детьми согласно Конвенции о правах ребенка. И я считала бы прогрессом любое улучшение их жизни в тюрьме и каждый год, на который удалось уменьшить их срок заключения», — говорит Анаис Марин.

Спецдокладчик считает, что нет никакого волшебного средства, чтобы заставить власти Беларуси более внимательно подходить к вопросам соблюдения прав человека в стране. И нужно действовать политикой маленьких шагов.

«Но я не дипломат, в моей позиции сложно не обижать правительство Беларуси… Мне кажется, что только время и люди, которые действительно готовы к улучшению ситуации изнутри, в обществе и в бюрократическом аппарате, могут что-то сделать. Любые изменения должны происходить изнутри, чтобы быть устойчивыми и легитимными», — отмечает Анаис Марин.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-20%
-20%
-30%
-50%
-45%
-20%
-20%
-10%
0061173