Отсутствие сопоставимых цен на газ в Беларуси и Смоленской области России, а также налоговый маневр нарушают договор о Евразийском союзе. Об этом заявил в интервью «Комсомольской правде» посол Беларуси в РФ Владимир Семашко. Стенограмма интервью опубликована на сайте МИД.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Семашко напомнил, что Беларусь и Россия два года назад подписали протокол по ценообразованию на газ.

— По этому документу к концу 2018 года должны были выработать общую формулу, с тем чтобы выйти в перспективе на сопоставимые цены на газ для Беларуси и для потребителей Смоленской области России. А уже 1 июля этого года подписать соответствующее межправительственное соглашение.

Посол считает, что этот шаг сблизил бы условия хозяйствования для предприятий Беларуси и России и позволил бы приступить «к решению иных, более сложных задач белорусско-российской и евразийской экономической интеграции».

— Мы направляли свои предложения в Минэнерго РФ, Газпром, правительство РФ. Предлагали разные методики, но пока не получили ни одного официального заключения. Подобная ситуация происходит и с налоговым маневром. Считаем, что это нарушение Договора о Евразийском союзе.

В интервью телеканалу «Россия 24» Семашко уточнил, что Беларусь предложила четыре такие методики, но не получила ответа ни на одно из предложений.

Комментируя позицию о том, что налоговый маневр — внутреннее дело России, Семашко подчеркнул, что в ЕАЭС должно быть обеспечено «взаимовыгодное сотрудничество, равноправие и учет национальных интересов сторон».

— Мы четыре года назад покупали нефть по той же цене, как и российские НПЗ. А сейчас нас выводят на мировые. Житейский пример. Я должен купить нефть по мировой цене, переработать ее, заправить трактор, автомобиль, комбайн, посеять, собрать урожай, выпустить продукт, а потом беспошлинно поставить его по низкой цене на рынок России и Евразийского союза. То есть себе в убыток.

Посол Беларуси отметил, что российский бюджет, который во многом формируется за счет продажи нефти и продуктов ее переработки, может позволить себе налоговый маневр и даже выиграть от этого.

— И российские нефтеперерабатывающие предприятия не внакладе — получают компенсацию. У нас нефти нет. В Беларуси «маневр» наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету. Мы уже потеряли 3,6 млрд долларов и можем потерять еще порядка 10 миллиардов. У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с «маневром» есть, уже обсуждаются компенсационные механизмы.

В интервью «Россия 24» Семашко продолжил эту тему, сказав, что издержки от второго этапа налогового маневра, который продлится до 2024 года, «неподъемны» для Беларуси.

— Российские НПЗ будут покупать нефть где-то за 83−84% от мировой цены. Мы же будем покупать по мировой цене. А что такое эта льгота? Для того, чтобы НПЗ нормально работал, брал кредиты, обслуживал их, модернизировался, достаточно 4−5%. А тут — 16−17%. А у нас этого не будет. Поэтому мы не сможем пережить налоговый маневр.

Говоря о перспективах введения единой валюты, посол заявил, что пока Россия и Беларусь не выравняют экономические условия, говорить о том, что «мы немедленно решим проблему единого таможенного, налогового законодательства, единой валюты, единого эмиссионного центра, — преждевременно».

Семашко заявил, что сейчас стороны ведут переговоры о программе реализации договора о Союзном государстве, но о пересмотре документа речь не идет.

-20%
-45%
-10%
-45%
-10%
-20%
-10%
-10%
-20%