Наталья Щербина, внештатный научный сотрудник Исследовательского центра ИПМ для TUT.BY

Новость о том, что законопроект «Об изменении законов по вопросам эффективного функционирования военной организации государства» уже принят обеими палатами парламента и ожидает подписи главы государства, растревожила общественное мнение больше, чем строительство аккумуляторного завода в Бресте. Но, в отличие от локальных «кормлений голубей» в отдельно взятом городе, здесь последствия могут оказаться гораздо, гораздо более серьезными.

Белорусская армия, как и вся страна, пожинает плоды кризисных 1990-х. Демография неумолима — количество молодых людей призывного возраста неуклонно сокращается, и это перспектива как минимум ближайших пяти лет. Показатели здоровья в этой возрастной группе объективно ухудшаются, а мотивация и желание послужить в армии остаются слабыми. Поскольку армия — это вопрос суверенитета, независимости и национальной безопасности, то желание срочно что-то предпринять для решения этой проблемы вполне естественно. Но какие возможности есть у Министерства обороны? Оно даже не может убедить Минфин и Министерство труда и социальной защиты включить службу в армии в страховой стаж — уважить труд военнослужащих и гарантировать, что через 45−50 лет (полвека!) этот год учтут при начислении пенсий. Но оно может инициировать изменение десятка нормативных актов, чтобы «вовлечь в оборот» недавних школьников, недавних учащихся, недавних студентов, магистрантов и аспирантов. Проблема в том, что такой подход — это изменение правил во время игры. Ни игроков, ни тренеров не спрашивают — их просто ставят перед фактом, что правила поменялись. Хорошо, до свистка на перерыв они доиграют. Но кто выйдет на игру после перерыва? Можно сказать, что тактически это результативный ход, но стратегически — это шаг к поражению. Уйма тонких общественных настроек ломается ради решения проблемы, которая неизбежно вернется через год-два, но только решить ее будет еще сложнее.

Недавно Исследовательский центр ИПМ начал исследование отношения населения к белорусской системе социальной защиты — в июне было проведено 10 фокус-групп в Минске и всех областных центрах. Вопросы, которые обсуждались на фокус-группах, не касались отношения к армии и призыву, но люди, которые участвовали в обсуждениях, постоянно поднимали тему меняющихся правил и доверия государственным институтам. По их мнению, доверие появляется тогда, когда существующие «правила игры» понятны, будущее можно планировать, не опасаясь серьезных непредсказуемых изменений этих правил, а в любом взаимодействии с государством интересы человека будут если не поставлены во главу угла, то, как минимум, учтены. Когда речь заходила об оценке пенсионной системы Беларуси, участники фокус-групп в возрасте 40 лет и старше сами поднимали тему службы в армии. По их мнению, срочная служба не дает никаких персональных выгод ни с точки зрения настоящего, ни с точки зрения будущего: срок службы не учитывается в страховом стаже, а полученные до службы в армии знания и профессиональные навыки забываются или устаревают, что снижает конкурентные преимущества молодых людей на рынке труда.

Можно сколько угодно говорить о том, что молодые люди не задумываются о пенсии и даже о ближайшем будущем, но их родители уж точно прекрасно понимают, что служба в армии не включается в страховой стаж, а исполненный долг не воспринимается государством как труд. Как ни крути, а жизненные стратегии молодых людей во многом определяются их родителями, по крайней мере, нынешние выпускники нередко полагаются на мнение родителей при выборе профессии, учебного заведения и первого рабочего места. И не важно, что обсуждать — поддержку семей с детьми, пенсии или рынок труда — люди постоянно сравнивают ситуацию у нас с примерами соседних стран. «Лучшее будущее» для себя и своих детей белорусы связывают далеко не только с IT и переездом в Минск, а называют конкретные географические направления, к которым стоит присмотреться. Все мы знаем, что «хорошо там, где нас нет», но реальность такова, что часть молодежи Брестской и Гродненской областей знает условия приема в польские вузы, стоимость аренды жилья в польских городах и условия найма на работу молодых специалистов (и это еще до обсуждения отмены подоходного налога для молодежи в Польше!). Люди в активном трудоспособном возрасте знают, как начисляется пенсия в Польше и при каких условиях на нее можно рассчитывать белорусам. В Могилевской, Витебской и Гомельской областях люди прекрасно осведомлены о том, на какую зарплату могут рассчитывать специалисты различной квалификации в России, а, к примеру, возраст 40+ для врачей из Беларуси на соседнем рынке труда является преимуществом, а не поводом для дискриминации по возрасту.

Обсуждение стратегий преодоления трудностей, связанных с уровнем оплаты труда, социальными гарантиями и доверием к государственным институтам, конечно, не сводится к твердому намерению уехать, но четко сигнализирует о том, что наличие дополнительного стимула (в данном случае — отсутствие возможности непрерывного обучения для сыновей) может подтолкнуть и молодых людей, и целые семьи к принятию решения не в пользу нашей страны. И это будут талантливые ребята и активные семьи, которые никогда не уехали бы из-за необходимости прерывать учебу ради службы в армии, будь эта служба привлекательным стартом для трудовой деятельности или как минимум поводом для гордости за сына. Но пока труд солдат-срочников в глазах государства не достоин даже включения в страховой стаж, ответная реакция людей на ломку их жизненных стратегий не должна возмущать или удивлять. Никаких открытых протестов — обыкновенное «голосование ногами» обыкновенных белорусов, которые любят Родину, но просто хотят определенности и уважения со стороны государства.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

-28%
-20%
-20%
-30%
-10%
-30%
-20%
-21%