После бурных дискуссий Общественно-консультативный совет (ОКС) при Министерстве антимонопольного регулирования и торговли одобрил проект указа «О противодействии монополизации в области торговли». По нему под ограничения подпадает только один ритейлер, «Евроторг». Но к документу есть немало претензий. Эксперты, в частности, обращают внимание, что из 28 европейских стран подобное регулирование есть только в Словакии.

Фото: Олег Киндар
Фото: Олег Киндар

Есть вопросы к документу

В связи с этим был подготовлен соответствующий проект указа. Согласно ему, сеть будет признаваться доминирующей, если занимает на рынке продовольственных товаров более 15%. На нее предлагается распространить определенные ограничения и обязательства в части выплат бонусов и проведения рекламных игр. Руководство МАРТ также хочет получить возможность назначать внеплановые проверки монополистов.

Однако на заседании были и противники принятия документа. В частности, проект не поддержала Татьяна Игнатовская, адвокат и партнер адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры». Интересно, что она возражала и тогда, когда решение было в пользу «Евроторга» — когда ему позволили в обход инфраструктурного ограничения открывать магазины в Оршанском районе. В комментарии Belretail.by Игнатовская привела свои аргументы.

— У меня существует несколько вопросов и претензий к МАРТ по поводу данного документа. Моя позиция, как члена общественно-консультативного совета, что принятие подобного документа на сегодняшний день излишне, потому что, во-первых, любой нормативно-правовой акт призван регулировать неопределенный круг субъектов. Мы же не скрываем того факта, что принимаем акт для регулирования одного единственного субъекта, тем самым нарушаем закон о нормативно-правовых актах. И хотя наименование розничной сети не указывается, но это не только подразумевается, но и озвучивается на заседании консультативного совета.

Во-вторых, продолжила эксперт, в законе о нормативно-правовых актах есть положение на случай подготовки нового нормативно-правового акта. Это следующие моменты: требуется урегулирование ранее неурегулированных общественных отношений; нормативно-правовой акт устарел; необходим документ, направленный на реализацию принятых новых международных обязательств; требуется изменить уровень регулирования; нормативно-правовые акты содержат противоречивые и разрозненные нормы.

— На сегодняшний день у нас в законодательстве достаточно норм, которыми можно решать вопрос субъекта, злоупотребляющего, по мнению антимонопольного органа, своим доминирующим положением. По закону о противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции предусматривается безусловный порог для доминирования в 35% и выше, а между 15% и 35% доли антимонопольный орган может установить доминирующее положение конкретного субъекта, если у того есть возможность в одностороннем порядке определять уровень цен и тарифов, оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем рынке, наличие иных экономических, технологических, административных ограничений для доступа на товарный рынок или ухода с него других субъектов.

Таким образом, отмечает Игнатовская, принимая проект указа и устанавливая, что сеть, имеющая 15% рынка, доминирующая, будет нивелирован антимонопольный закон; нивелирован статус антимонопольного органа руками антимонопольного органа; подменена работа, которую должен провести антимонопольный орган, принятием норм.

— Если имели место неконкурентные практики, то необходимо было провести расследование, анализ товарного рынка и существующего положения субъектов с фактами и цифрами, доказать факт нарушения, выдать предписания с обязательными для исполнения указаниями, а не работать на опережение, заранее закрепляя другие нормы.

Она также обращает внимание на то, что, когда писался закон о торговле, долго шли споры о границах товарного рынка.

— Это, как правило, товарные и географические границы. Рынки розничной торговли определяются по административно-территориальному делению. На основании торгового реестра мы можем получать объективную статистическую информацию о размере выручки, и, соответственно, на основании этих данных субъекты торговли рассчитывают свою долю. Но этим указом мы фактически искусственно изменяем географические границы этих товарных рынков. Если доля субъекта в целом по Республике Беларусь превышает 15%, то мы называем его доминирующим субъектом, но есть регионы, где «Евроторг» не представлен или занимает ничтожно малую долю рынка, где, может быть, доминирует местный игрок, и никто никого не ущемляет.

Татьяна Игнатовская резюмировала, что нормы, которые закрепляются в проекте указа, есть в уже существующих нормативно-правовых актах. Кроме того, доминирующее положение не может быть установлено нормой указа, а в Беларуси много монополизированных рынков, в отношении которых в случае неконкурентных практик должно проводиться расследование, и устанавливаться факт нарушения.

Зачем одному «Евроопту» целый указ

Любопытные вопросы относительно проекта указа Игнатовская, специалист по антимонопольному и конкурентному законодательству, один из авторов учебника по конкурентному праву ЕАЭС, озвучила и на заседании ОКС.

— В обосновании указа написано о том, что он разработан в целях принятия дополнительных мер по противодействию монополистической деятельности и развитию конкуренции. Хотелось бы узнать, каким конкретно фактам надо противодействовать? Когда они были установлены и установлены ли? И зачем нам дополнительное регулирование? То есть что уже ранее было предпринято МАРТ для предотвращения монополизации розничного рынка? — спросила тогда Татьяна Игнатовская.

— Какие факты установлены? Я в своем докладе сказал, что у нас в настоящее время на рассмотрении находится заявление судебно-хозяйственное о нарушении антимонопольных норм и законов. Также проводится антимонопольное расследование, — ответил замминисттра антимонопольного регулирования и торговли Иван Вежновец.

Начальник отдела антимонопольного регулирования и конкуренции МАРТ Ольга Королькова рассказала, что попытки расследований в отношении сетей, не только «Евроопта» были, но с учетом тех норм, которые сейчас действуют, даже при установлении факта нарушения ответственность отсутствует.

— Нынешних норм недостаточно для этого, чтобы противодействовать недобросовестной практике по отношению к поставщику, — отметила Королькова.

— Я правильно понимаю, что на сегодняшний день ни одного факта нарушения по находящимся на рассмотрении заявлениям установлено не было? Или было? — поинтересовалась Игнатовская.

— Установлено по меньшей мере два факта. Один в отношении сети «Евроторг», другой — в отношении другой торговой сети, — уточнила Королькова.

— Если бы у нас законодательство четко регулировало вопрос торговых сетей и те жалобы, которые нам поступают, мы бы не готовили второй указ. К нам поступает большое количество обращений от различных субъектов — они постоянно жалуются, и жалобы примерно схожи, поэтому и возник вопрос по подготовке этого проекта указа. Дальше работала рабочая группа, которая посмотрела международное законодательство, посмотрела практики антимонопольные, которые у нас есть. Это один фактор. Второй фактор — мы хотим, чтобы этот указ создал правило игры, потому что, если доказано нарушение, соответственно, применяются штрафы, до 10% выручки, и субъект понесет не только репутационные потери, но и финансовые, — прокомментировал Вежновец.

Игнатовская продолжала настаивать, что не видит ни одной новой нормы в тексте указа, решающей вопросы, которые нельзя было бы на основании установленного факта нарушения решить предписанием антимонопольного органа.

— У меня есть еще вопрос в отношении международной практики. Хотела бы уточнить, в какой стране есть аналогичный опыт? То есть мне известно, что каждое государство уделяет внимание розничным сетям. Но в каких странах есть опыт аналогичного регулирования?

— Я же сказал, что в Словакии принят закон 2003 года…

— Я имею в виду не сам факт существования закона о торговых сетях!

Представители МАРТ признали, что аналогичных норм в международной практике нет.

— Если мы говорим об опыте регулирования, то отрасль развивается в каждой стране своим образом. И как бы субъекты одни действуют, и нарушения есть похожие, но есть и особенности. В принципе дополнительное антимонопольное регулирование отраслей, не только торговли, имеется в ряде стран. В той же Германии есть отдельное антимонопольное регулирование сельскохозяйственной отрасли. В принципе подходы похожи, но, конечно, об идентичности норм мы говорить не можем, — отметила Ольга Королькова

— Было упомянуто о наличии неких неконкурентных практик, которые на основании поступивших заявлений не смогли быть установлены и признаны фактами нарушения антимонопольного законодательства согласно нашему закону о противодействии монополистической деятельности, — продолжала Игнатовская. — О каких именно неконкурентных практиках, которым не нашлось место ни в 18-й статье, ни в 20-й статье, ни в других статьях, составляющих составы монополистической деятельности, идет речь? О каких конкретно фактах? Ничего этого нет в обосновании принятия указа.

— То, что в указе прописан запрет на побуждение к договорам с невыгодными условиями. Неравные условия для судебного хозяйствования и поставки товара в торговые сети. По всем этим нормам к нам поступали обращения, — пояснил Вежновец.

— Почему невозможно в рамках 18-й статьи при установлении факта доминирования доказать, что это нарушение?

— По факту доминирования возникает вопрос по доле рынка, — признал представитель МАРТ. — Согласно текущему антимонопольному законодательству фактическое доминирование неоспоримое, если доля рынка достигает 35%. На текущий момент мы понимаем, что есть единственная торговая сеть, которая занимает большУю долю рынка. […] Но эта доля не превышает 35%, поэтому однозначно признать доминирующее положение по существующим антимонопольным нормам мы не можем. Для этого нам нужно доказать влияние на рынок этого субъекта хозяйствования. Поэтому мы и предложили 15% делать для торговых организаций. Для сферы деятельности розничной торговли это является однозначно доминирующим положением. Вот такая логика нашего указа.

Большинством голосов ОКС поддержал проект документа. Гендиректору «Евроторга» Андрею Зубкову оставалось лишь сетовать на то, что правительство готово своими руками создать проблемы эффективной компании и одному из крупнейших работодателей страны.

-50%
-45%
-20%
-25%
-45%
-10%
-12%
-20%
-18%
-10%
-50%