Сергей Мамертович,

Содержание иска Мингорисполкома к «Трайплу» и итоговое решение суда по «динамовскому делу» — увы, не редкость в отношениях государства с частным бизнесом.

Плакат "Раздавим кулака". 1929 год. Иллюстрация с сайта geonetia.ru
Плакат «Раздавим кулака». 1929 год. Иллюстрация с сайта geonetia.ru

За двадцатипятилетие их непростых коммуникаций, новый период которых начался в 1994 году, решений с таким предсказуемым итогом — тысячи. Начиная с «Пуше» и заканчивая «Керамином», «Коммунаркой», «Красным пищевиком», «Мотовело», а теперь и «Трайплом». Кого-то вогнать в долги и обанкротить, кому-то отказать в конвертации и заставить добровольно, осознав тщетность пикирования с госмашиной, отдать завод. «Золотая акция» и допэмиссия — вообще тема исследований как инструмента национализации в экономике Беларуси переходного периода. А иногда, когда под руку не попалось никакого инструмента, но есть обязывающая директива сверху — можно, не сильно заморачиваясь, просто поставить частника перед фактом ничтожности, недействительности его прав на собственность.

Все-таки у нас правовое государство — таких прецедентов было немного. Но и немало. И напрягает — что никто не застрахован от того, что не окажется в ситуации, в которую попал Юрий Чиж с акциями «Динамо-Минск».

TUT.BY вспомнил несколько самых скандальных изъятий (отжимов) государством собственности у частников.

«Динамо», 1998 год

«Не плюй в колодец — пригодится воды напиться». Это про Чижа, который двадцать лет назад стал хозяином «Динамо». Но объективно в той истории Юрий Чиж — персонаж на «подхвате».

Бизнес его предшественника Евгения Хвастовича, при котором «динамовцы» шесть раз становились чемпионами (при Чиже — один), к концу 1990-х годов «подсел», начались проблемы с выплатами зарплат. Но, кажется, главной проблемой стало то, что до Хвастовича тогда еще не дошло, что, имея бизнес, критиковать власти — это табу.

Схема, которая была использована для выдавливания Хвастовича из «Динамо», — чем не типовой пример рейдерского захвата, широко и успешно применявшегося в то время в соседних России и Украине. Только у нас вместо братков — вполне себе официальные органы, которые создали параллельное юрлицо («Динамо-Минск»), от его лица заключили контракты с игроками хвастовичского «Динамо» и вручили старый-новый клуб борцу, чтобы он на протяжении следующих двадцати лет помогал из своего кармана содержать символ белорусского футбола.

Напомним, для Хвастовича этим дело не завершилось. Он с семьей был вынужден эмигрировать в США и на протяжении многих лет по запросу белорусской стороны находился в международном розыске по линии Интерпола.

«Стары Менск», 2003

То, что «город — сила», теперь продемонстрировал на примере выигранного дела по акциям «Динамо-Минск» новый глава Мингорисполкома Анатолий Сивак.

При Михаиле Павлове, который возглавлял городскую администрацию в 2000−2009 годах, про это же узнали арендаторы зданий в историческом центре Минска.

С 1992 года эксплуатацией части объектов на этом историческом пятачке столицы занималось ОАО «Стары Менск». Оно было создано с участием Мингорисполкома и нескольких государственных, полугосударственных и частных структур. Город передал предприятию свыше дюжины зданий в аренду на 49 лет, а его партнеры и акционеры «Старого Менска» обязались вкладывать деньги в их реконструкцию.

Что и делали до определенного времени. Однако в 2003 году, вероятно, недовольный темпами реконструкции, Мингорисполком подал иск в Хозяйственный суд г. Минска о признании незаконности регистрации и создания «Старого Менска». Формулировка ничего не напоминает? Cуд, как и в случае с акциями футбольного клуба, принял сторону города. В итоге «Стары Менск» был ликвидирован, а активы на безвозмездной основе были переданы в специально созданное, 100% государственное предприятие по эксплуатации и развитию исторической части Минска — «Минскую спадчыну».

«Белмедпрепараты», 2004

У одного из двух крупнейших производителей лекарственных препаратов страны в середине 1990-х — начале 2000-х годов были иные акционеры, кроме государства.

Блокирующим пакетом акций «Белмедпрепаратов» распоряжались структуры Валерия Колосовского, а после того, как бизнесмен был вынужден эмигрировать в США, его доля перешла в руки владельцев Международного автомобильного холдинга «Атлант-М».

Дилеры владели акциями «Белмедпрепаратов» до 2004 года — до того момента, когда в Высший хозяйственный суд с иском о признании недействительным факта приватизации завода от имени правительства обратилась прокуратура.

И суд установил, что предприятие акционировано с нарушением законодательства, поскольку на момент реформирования занималось производством и реализацией препаратов для сельского хозяйства и по одному из постановлений Верховного Совета от 1993 года должно было быть включено в перечень предприятий, запрещенных к акционированию.

В том же году «Белмедпрепараты» на 100% стали государственными.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Фото: Майя Кохно, TUT.BY

«МНПЗ плюс», 2005-й

Частная компания «МНПЗ плюс» была создана 3,8 тыс. физическими лицами (включая действующих и бывших работников) в ходе преобразования Мозырского НПЗ из арендного в акционерное предприятие. И некоторое время она была владельцем третьего по величине пакета акций (12,252%) завода после белорусского правительства и «Славнефти», а также миноритарием (6,2%) самой «Славнефти».

Через десять лет владельцы «МНПЗ плюс» потеряли все.

Сначала в результате перепродажи пакета российской инвестиционной компании и российского дефолта 1998 года дольщики «МНПЗ плюс» лишились и своей доли в «Славнефти», и денег за ее ценные бумаги. А потом принадлежащими им акциями Мозырского НПЗ виртуозно завладело белорусское государство.

В 2005 году Высший хозяйственный суд удовлетворил иск Минфина к «МНПЗ плюс» по возврату 4,7 млн долларов. Участники процесса от «МНПЗ плюс» пытались оспорить решение, поскольку речь шла о заработанных ими во времена аренды деньгах, которые к тому же по разрешению того же Минфина были потрачены на погашение задолженности по российским энергоносителям. Но прогнозируемо проиграли.

Государство в качестве обеспечения возврата долга в итоге получило 98,97% долю в «МНПЗ плюс». Соответственно, к нему перешли и 12% акций самого завода. Власти не стали утруждать себя и оценкой стоимости пакета, посчитав все по номиналу, хотя рыночная цена акций Мозырского НПЗ на тот момент составляла не менее 110 млн долларов.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-50%
-25%
-30%
-35%
-30%
-10%
-20%
0065401