/ /

Накануне 73-й годовщины со дня основания МТЗ и большого праздника по этому поводу гендиректор компании Федор Домотенко согласился дать интервью TUT.BY. Правда, помощник руководителя завода сразу предупредил, что «Федор Александрович готов отвечать на любые вопросы, кроме личной жизни». В частное пространство мы особо лезть и не планировали. Благо вопросов по самому МТЗ было хоть отбавляй.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Почти пять лет назад Минский тракторный завод доверили помощнику президента — главному инспектору по Минску, выходцу с БелАЗа Федору Домотенко. Какими были его первые действия?

— Мы начинали с мелочей, — вспоминает Домотенко. — Первое время мне резало слух, когда [работники] произносили слово «тракторА», а не «тракторЫ». Однажды на дирекции сказал: ребята, если не научимся правильно называть свой продукт, то грош нам цена. Потом выяснилось, что у нас все «разбираются» в тракторах. Я поручил разработать классификацию техники, чтобы все понимали, что есть продукция для разных целей, разной мощности, где мы доминируем, где больше конкуренция, какие тенденции на рынке, где можно больше заработать… Самое обидное, что ранее все это прекрасно знали. Но потом начались застой, перестройка, менялись поколения и стали все забывать. В сериале «Игра престолов» задавались вопросом, что самое значимое для личности и государства — это история. Я периодически листаю заводские газеты 50-летней давности и провожу интересные исторические параллели.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Если оцифровать работу за 5 лет, то выручка с одного рабочего места выросла за это время на 161%. Мы имеем положительную рентабельность и прибыль. Хотя техники стали выпускать меньше. Средняя зарплата тогда была 722 рубля. В настоящее время — свыше 1300 рублей. В целом по холдингу — 1215 рублей. На конец 2018 года среднесписочная численность персонала снизилась на 299 человек. И это естественная убыль. Например, люди уходили по состоянию здоровья. Если раньше от нас все уходили, то теперь другая беда — все хотят устроиться на завод. Мы приняли железное правило — пенсионеры работают столько, сколько хотят. Это почти социальный проект для нас.

Как следует из отчетности компании, за 2018 год выручка МТЗ в действующих ценах выросла на 24,1%, до почти 1,5 млрд рублей. Однако чистая прибыль завода за год сократилась в 13,2 раза, до почти 5,2 млн рублей. На финансовый результат оказало влияние списание курсовых разниц в объеме 171,2 млн рублей.

В 2018 году МТЗ выпустил более 33 тысяч единиц тракторной техники, реализовано 31 109 штук. Белорусским потребителям было поставлено 2817 единиц тракторов и машин, в страны дальнего зарубежья — 5784, на рынки стран СНГ (без России) — 10 403, а в РФ — 12 105. В натуральном выражении продажи тракторной техники увеличились на 970 штук. Экспорт принес 507,3 млн долларов. Рентабельность продаж составила 11,7%.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

МТЗ также импортировал продукции на 162,8 млн долларов. На складах скопились остатки готовой продукции в объеме 3815 шт., в денежном эквиваленте — 158 млн рублей. Среднесписочная численность работающих в 2018 году составила 15 849 человек.

«Кто не хочет платить, тот начинает разговоры о том, что наша техника некачественная»

Впрочем, уже не один год другие цифры вызывают много вопросов о судьбе тракторного завода. На 1 января 2019-го предприятие имело дебиторскую задолженность в размере почти 870 млн рублей. Из них 340 млн — просроченные платежи из-за границы.

— Дебиторка — это больная тема для нас. Еженедельно проводятся совещания по возврату долгов. В судах находятся десятки исков, ведется колоссальная работа в рамках законодательства. Как итог — доля проблемной дебиторской задолженности снижается. Может, не такими быстрыми темпами, как всем нам хотелось.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Наибольшая задолженность приходится на торговые дома МТЗ в России.

— Та дебиторка, которая у нас сложилась с 2014 года в России, ее проблемной не назовешь. Она управляемая и возвратная, — считает гендиректор МТЗ. — Сложнее с той, которая возникла в 2010−2011 годах. Мы структурировали работу нашей товаропроводящей сети, перед ее головной компанией стоит задача с 1 июня отгружать продукцию только по предоплате.

Венесуэла также задолжала МТЗ серьезные суммы. В этой латиноамериканской стране в 2012 году на фоне завязавшейся дружбы Александра Лукашенко и Уго Чавеса было создано СП «ВенеМинск Тракторес» по сборке тракторов «Беларус». За это время в Венесуэлу было поставлено 2906 тракторокомплектов МТЗ.

Фото: bzs.by

— Еще Владимир Ильич Ленин сказал, что экономика сконцентрирована на политическом решении. В тот момент, когда наш совместный завод в Венесуэле открывался, все делалось правильно. У нас была очень высокая доходность, про это не стоит забывать, — приводит доводы в пользу выхода МТЗ в латиноамериканскую страну Федор Домотенко. — Я считаю, что наш долг в Венесуэле не потерян. У нас там есть предприятие. Надо посмотреть, как будет развиваться политическая ситуация в этой стране. Лично мое мнение — уходить из Венесуэлы преждевременно.

Впрочем, не только за рубежом МТЗ испытывает сложности с расчетами за поставки своей продукции, но и в самой Беларуси. Покупатели сетуют на качество тракторов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Знаете, все, кто не хочет платить, начинают разговоры о том, что наша техника некачественная, сервиса нет и так далее. Я вам приведу пример по Беларуси. Некоторое время назад у меня был человек, который отвечает за один из районов. И начал точно так же хаять тракторы. Я тогда предложил ему вернуть всю технику, которую он посчитал некачественной, а мы в рамках мирового соглашения аннулируем его задолженность. Но одно условие: он заплатит за амортизацию, которая произошла с техникой. Ни одной единицы техники не было возвращено. Поэтому я сейчас часто использую такой метод. Причем люди, которые нам ничего не должны, не приезжают на завод и не жалуются на технику. Да, могут сказать, что не могут найти запчасти. Мы недавно открыли интернет-магазин по продаже запчастей, доставка бесплатная в пределах 60 км от Минска. Когда человек не хочет платить, то начинает искать причины.

«Завод может спокойно пользоваться кредитами из банков в районе 200 млн долларов»

А деньги тракторному заводу ой как необходимы, чтобы рассчитываться с банками. На начало года долги по краткосрочным кредитам и займам равнялись 281,1 млн рублей, по долгосрочным — 525,9 млн, следует из отчетности компании.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— В 2018 году МТЗ был единственным предприятием [из системы Минпрома], которое на 45 млн [рублей] уменьшило задолженность по основному ядру по кредитам в банках. Периодически я слышу как укор фразу, что «только дураки платят долги». Мол, все равно простят. Раз государство выделяет ресурсы, то их надо вовремя возвращать и отчитываться, куда направлялись. Неправильный подход привел к тому, что многие предприятия не могут управлять своими финансами.

Мы за прошедшее время вывели на предоплату «Белшину» и другие промышленные предприятия. Думаю, скоро должны перейти на предоплату с моторным заводом.

Даже с учетом [высокой] дебиторки тракторный завод в состоянии обслуживать кредиты. Есть понимание, что и то, и другое надо уменьшать. Я считаю, что тракторный завод может спокойно пользоваться кредитами в районе 200 млн долларов, чтобы не было сложностей с банками. Да и эффективность рубля будет достаточно высокая. Поэтому поставлена задача за три года достичь такого размера.

«За нами тракторные фестивали стали проводить и некоторые мировые компании»

Стоит признать, что с приходом Домотенко подконтрольный государству Минский тракторный завод стал более публичной и современной компанией (насколько это возможно в белорусских реалиях), старается не отставать от новых разработок и веяний на мировом рынке. В прошлом году состоялась премьера IT-трактора Belarus 4522. В настоящее время тестируется и дорабатывается трактор на электротяге. МТЗ приятно удивлял своими нестандартными проектами. Широкий резонанс в СМИ и социальных сетях вызвали такие акции с использованием тракторов, как биатлон, танцы, конкурс пахарей и различное «вирусное» видео. Зачем они нужны — непонятно, периодически ворчат некоторые старожилы завода.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Все отдыхают и радуются, а мы помимо продвижения бренда преследуем и другие цели. Нам надо проверить, как поведут себя узлы при выполнении трактором сложных технических элементов. Мы даем большие нагрузки на трактор. В реальности они меньше. Например, на ралли трактор ехал не по борозде, а поперек пашни. Как поведет себя подвеска, какова анатомия сиденья… Кстати, за нами тракторные фестивали стали проводить и некоторые мировые компании. Это значит, что мы на верном пути.

Поздравление с Днем Победы сделали из тракторов. Фото предоставлено пресс-службой МТЗ

Но, опять же, состояние техники во многом зависит от того, как она эксплуатируется. Я периодически на трассе специально пристраиваюсь на машине за трактором и смотрю на его скорость. И люди часто разгоняют тракторы свыше 35 км/ч, несмотря на все установленные нормы. А потом говорят, чего это у вас барахлит мост с подшипниками.

«Мне говорили, что и промышленный туризм не нужен»

В этом году МТЗ передали многострадальный Оршанский инструментальный завод. На его базе планируется создать крупный сервисный центр тракторного завода и склад запасных частей. Кроме того, предполагается освоить производство новых видов инструментов для металлообрабатывающих станков. Действительно ли МТЗ был нужен оршанский завод?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Знаете, раньше мне говорили, что и промышленный туризм не имеет никакого отношения к заводу и зачем его развивать, — начинает издалека Федор Домотенко. — За два года мы заработали на продаже сувенирной продукции 45 тысяч долларов. Так вот промышленный туризм у нас самоокупаемый. В нашем музее побывали делегации из 58 стран. Нужен ли был промышленный туризм тракторному заводу или нет? Нужен. Теперь что касается инструментального завода, где я проходил практику в 1980-х годах, и тогда он работал в несколько смен.

Считаю, что в Орше реально наладить производство инструментов. Но до этого завод нужно полностью переоснастить. Я провел переговоры с КамАЗом, с «Амкодором» и другими предприятиями. Они согласны с нами сотрудничать. Необходимо научиться делать качественный инструмент по приемлемой цене. МТЗ же необходимо вынести инструментальное производство в Оршу и освободить площади для производства оснастки. Но мы также должны понимать, что без кадров ничего не сделаем. У меня три месяца вакантна должность заместителя по инструментальному производству и науке. Поиски не увенчались успехом. Сейчас такого специалиста надо будет только перекупить.

Но инструментальный завод — не единственное присоединение для МТЗ. В 2004 году в тракторный завод влились два колхоза в Логойском районе, ставшие сельскохозяйственными цехами госхолдинга. Впоследствии они объединились в один цех — «Гайна». В апреле текущего года Александр Лукашенко посетил подшефное хозяйство МТЗ, на территории которого предприятие возвело современную молочно-товарную ферму на 777 голов дойного стада. По итогу глава государства поручил Минскому тракторному заводу взять шефство над еще несколькими отстающими хозяйствами.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Для нас колхоз — это не нагрузка, а опытная экспериментальная база для нашей техники, — говорит Домотенко. — Плюс это развитие сельского хозяйства. За последние 3 года в «Гайну» вложили 15 млн долларов, из них в 8 млн обошлась молочно-товарная ферма, 2,5 млн — комбайны, 1,5 млн — зернохранилище. Какой эффект? У нас довольно высокая рентабельность по молоку. К сожалению, отрицательная рентабельность по зерну. Вот почему мы хотим взять соседний колхоз — чтобы повысить отдачу с гектара.

P.S. Когда интервью готовилось к публикации, появилась информация о возможной смене руководства МТЗ. На самом предприятии кадровые перестановки не подтверждали.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-27%
-50%
-35%
-21%
-25%
0061173