1. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  2. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  3. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  4. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  5. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  6. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  7. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  8. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  9. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  10. «Предлагал бросить». По делу о коктейлях «Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  11. Минское «Динамо» играет дома против «Торпедо». Онлайн матча
  12. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  13. Что происходит в Беларуси 27 января
  14. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  15. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  16. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  17. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  18. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  19. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  20. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  21. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  22. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  23. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  24. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  25. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  26. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  27. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  28. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  29. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  30. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей


Татьяна Коровенкова,

Проблема смертной казни в Беларуси продолжает оставаться на повестке дня в отношениях с Евросоюзом, Советом Европы и другими международными организациями. Но официальный Минск, считают эксперты, и в дальнейшем намерен лишь обсуждать эту тему, вместо того чтобы решать вопрос.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Власти Беларуси не намерены отменять этот вид наказания своим политическим решением. С их точки зрения, надо подождать, когда противников смертной казни в обществе станет больше, чем сторонников.

Старые ссылки на волю большинства

На протяжении нескольких лет на фоне потепления отношений с Европой официальные белорусские представители довольно активно участвовали в различных конференциях, семинарах и круглых столах по обсуждению проблемы смертной казни.

Еще в 2010 году в Палате представителей была создана рабочая группа по изучению проблематики смертной казни как инструмента наказания. В 2016 году ее возглавил депутат Андрей Наумович, председатель парламентской комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ.

Одно из основных направлений работы группы депутаты видят в проведении встреч с представителями различных слоев общества и зарубежными партнерами с целью изучения мнения относительно отмены смертной казни.

ЕС и международные организации неоднократно призывали Беларусь отменить смертную казнь или хотя бы ввести мораторий. Однако Минск по-прежнему не готов к конкретным шагам.

Выступая на Всемирном конгрессе против смертной казни в Брюсселе, депутат Наумович в очередной раз сослался на результаты референдума 1996 года, в ходе которого большинство проголосовавших высказалось за сохранение смертной казни. Наумович подчеркнул, что и сейчас большинство белорусов выступают за сохранение этого вида наказания.

По словам Наумовича, для белорусских властей сигналом к активизации процесса по отказу от смертной казни станет тот момент, когда соцопросы зафиксируют, что сторонников этой меры наказания стало меньше 50%.

По данным официальной социологии, сейчас доля сторонников смертной казни составляет не менее 60%. Такие сведения содержатся в вышедшем в феврале сборнике «Республика Беларуси в зеркале социологии» Информационно-аналитического центра (ИАЦ) при Администрации президента.

В частности, там указано, что доля белорусов, которые поддерживают применение смертной казни, выросла с 52% в 2016 году до 60% в 2017-м. За отмену смертной казни выступили 18,5% опрошенных, за мораторий — 12,5%.

При этом 12% респондентов полагают, что смертная казнь в Беларуси уже отменена, 4% считают, что в стране введен мораторий, а 7% — что высшая мера наказания много лет не применялась.

«Так общество всегда может быть не готово»

Правозащитник Валентин Стефанович отмечает: государство уже несколько лет продвигает позицию, что невозможно отменить смертную казнь из-за негативного отношения к этому общества.

«Для меня было удивительно, что впервые такая представительная официальная делегация принимала участие в конгрессе — там, кроме Наумовича, был еще заместитель министра иностранных дел Олег Кравченко, — чтобы сообщить о том, что смертную казнь Беларусь отменять не планирует, — сказал Стефанович в комментарии для БелаПАН. — С одной стороны, Минск демонстрирует внимание к теме, но при этом отказывается отменять смертную казнь, пока общество не будет готово. Так общество всегда может быть не готово».

Такого рода посылы Стефанович назвал сомнительными. «Общественное мнение не статично, оно меняется под воздействием разнообразных факторов, — подчеркнул правозащитник. — Например, если произойдет какое-то резонансное преступление, жестокое убийство, то это повлияет на общественное мнение в данный конкретный момент, вызовет рост сторонников смертной казни».

Но когда в Минске проходил суд над Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалевым, которых обвиняли во взрыве в метро, соцопросы фиксировали рост сторонников отмены высшей меры наказания.

«В тот момент эта квинтэссенция недоверия к следствию и приговору суда, а также слишком быстрый расстрел приговоренных повлияли на то, что число противников смертной казни выросло. Потом этот показатель качнулся в другую сторону», — напомнил правозащитник.

Власти в принципе не любят дискуссий

По мнению Стефановича, государство практически ничего не делает для того, чтобы работать с обществом и менять отношение людей к проблемному вопросу.

«Дискуссия в широком смысле у нас в обществе отсутствует, ее нет ни на телевидении, ни в печати, — отметил собеседник. — Даже опросы ИАЦ показывают, что суммарно около 20% граждан думают, что у нас есть мораторий или даже отменена смертная казнь. И это свидетельствует о том, что обсуждения темы в публичном пространстве у нас просто нет».

Власти считают, что они соответствующую работу проводят. «Но, оценивая изнутри, мы же все в этом обществе живем, могу сказать, что этой работы нигде не видно, — подчеркнул эксперт. — Правозащитники со своей стороны как-то пытаются эту тему сделать медийной, чтобы проблема обсуждалась, проводят ежегодно Неделю против смертной казни, пытаясь подтолкнуть общество к дискуссии. Но наши силы несоизмеримо малы по сравнению с государственными возможностями».

Он считает, что государство могло бы делать гораздо больше, активнее поднимать обсуждение проблемы смертной казни в обществе.

«Но у нас вообще власти не очень любят, чтобы в обществе была какая-то дискуссия. Наш государственный формат особо дискуссий не предусматривает и не приветствует — на любую тему», — сказал Стефанович.

Нет политической воли на высшем уровне

Руководитель Центра европейской трансформации, политолог Андрей Егоров называет отговорками отсылки чиновников к данным референдума 23-летней давности.

«Общественное мнение не статично, оно может меняться и меняется, если идет какой-то общественный диалог по проблемному вопросу, — отметил эксперт. — Но поскольку в Беларуси, по сути, нет пространства для этого диалога, нет открытого напряжения по этому вопросу, то всё списывают на то, что общественное мнение не готово. Но если с этим не работать, то общество и не будет никогда готово».

Власти, подчеркнул Егоров, не демонстрируют никаких подвижек к тому, чтобы вести с обществом диалог по вопросу отмены смертной казни, равно как и по другим проблемным вопросам.

«В принципе государство не считает, что мнение общественности по каким-либо вопросам имеет смысл. Монополия на принятие решений по-прежнему принадлежит государству, которое делиться этим правом не хочет», — сказал политолог.

Еще одним препятствием для отмены смертной казни в Беларуси собеседник назвал отсутствие «политической воли на высшем уровне к изменению подхода по этому вопросу».

«Здесь, в общем-то, можно спекулировать почему, но очевидно, что с самого высшего уровня существуют определенные сигналы о том, что мы не будем ничего делать», — считает Егоров.

Валентин Стефанович также отмечает, что решение проблемы смертной казни связано с мнением главы государства, который «фактически все решает в стране».

«Мне сложно оценивать с рациональной точки зрения, почему не принимается решение, — сказал правозащитник. — Мне кажется, что в сегодняшней ситуации политической напряженности с восточным нашим соседом, когда эти братские объятья уже потихоньку превращаются в объятья удава, может быть, и нужно было бы сейчас сделать шаг по отмене смертной казни. Это бы однозначно улучшило отношения с ЕС, открыло бы путь к членству в Совете Европы. Но это мне так кажется, а власти, к сожалению, руководствуются какими-то своими соображениями».

Егоров же подчеркнул: кроме всего прочего, руководство страны понимает, что только отмена смертной казни не улучшит значительно отношения Беларуси с ЕС и другими западными партнерами.

«Мораторий или отмена смертной казни, конечно, будет считаться прогрессом. Как символический шаг это будет высоко оценено, будет приветствоваться, но само по себе это решение не принесет каких-то значительных улучшений в международном положении Беларуси», — рассуждает Егоров.

Он делает вывод, что «существенных выгод для себя в этом решении власти не видят, понимая, что препятствиями к сотрудничеству с Европой является куда более широкий круг вопросов, чем просто смертная казнь».

-30%
-30%
-40%
-10%
-20%
-10%
-30%
-10%
-5%
0071926