Александр Ярошевич,

Четверть сельскохозяйственных организаций Беларуси постоянно имеют проблемы с платежеспособностью. Списание долгов не приносит желаемого результата, необходимо реформировать систему управления. Об этом говорили на днях на кругом столе, организованном Республиканской конфедерацией предпринимательства (РКП).

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY, фото носит иллюстративный характер

Спутали карты

«Списание долгов, к сожалению, не приводит к коренному изменению ситуации. Есть те самые 25% предприятий, которые постоянно испытывают ситуацию неплатежеспособности. Причем процент таких предприятий с 2004 года примерно всегда одинаковый», — рассказал председатель Комитета по развитию предпринимательства в сфере АПК РКП, директор ООО «Сельхозинвест» Антон Косынкин.

Последний раз власти принимали план по оздоровлению проблемных колхозов в октябре прошлого года. Тогда вышел президентский указ № 399, которым предприятиям в том числе предоставили отсрочку погашения задолженности на три года с последующей рассрочкой на пять лет. В современных экономических условиях, по мнению Антона Косынкина, это фактически равно списанию долгов.

При этом неплатежеспособные предприятия решили реанимировать в досудебном порядке. Хотя еще в 2016 году, когда был принят указ № 253, предусматривалась процедура банкротства в отношении ряда проблемных колхозов через суд. В список попали 102 организации. 17 колхозов собирались ликвидировать, 85 санировать.

«399-й указ спутал все карты. Сначала было решение о банкротстве сельскохозяйственных организаций на основании серьезного анализа их финансового состояния и так далее. Теперь это предприятие переводится в состояние финансовой санации. Предполагается, что оно получит импульс к развитию за счет того, что получит отсрочку по своим обязательствам. Логики в этом нет. Оно уже фактически себе выдало бесконечную отсрочку на исполнение своих обязательств и фактически является экономическим трупом», — сказал Антон Косынкин.

При этом, по его словам, 253-й указ никто не отменял, поэтому надо продолжать им пользоваться. В частности, часть предприятий проводить через процедуру санации, часть — ликвидировать и подыскивать им нового собственника.

«Любого собственника. Если он окажется неэффективным, то потеряет свои деньги, а не деньги республиканского бюджета. Если он окажется неэффективным, то через два года утратит возможность управления этим предприятием, ведь у нас сохраняется колоссальный рычаг управления всеми сельхозпредприятиями за счет государственной формы собственности на землю», — отметил председатель Комитета по развитию предпринимательства в сфере АПК РКП.

Непрозрачный бизнес

Еще одним важным механизмом вывода неплатежеспособных предприятий из критического состояния на круглом столе называли реформирование системы управления в организациях.

РКП предлагает создать укрупненную управляющую компанию, которая позволит мобилизовать кадровые, финансовые и инвестиционные ресурсы частного бизнеса, привлечь профессиональных менеджеров, использовать IT-модели управления, инновационные системы спутникового мониторинга текущей деятельности и международный опыт.

Эта компания будет похожа на Агентство по управлению активами, куда передали все плохие долги колхозов, но только займется производством.

Пока же реформа системы управления не находит отклика на местах. В свое время Институт системных исследований в АПК предлагал отдельным предприятиям принять кодекс корпоративного управления, но не добился успеха.

«Мы были готовы поспособствовать разработке, регистрации и продвижению этого кодекса, но на местах в этом пока не видят особой необходимости. Их и так все устраивает. Возможно, видят в этом некую угрозу», — рассказал сотрудник отдела организации аграрного бизнеса Института системных исследований в АПК Анатолий Такун.

Менеджмент современного белорусского сельхозпредприятия не заинтересован во внедрении корпоративной системы управления, потому что нужно будет проводить тренинги для персонала, компьютеризировать все производственные процессы, пересмотреть все должностные функции и так далее, отметил эксперт.

«Как следствие, это сокращение свободного маневра самого руководителя сельхозпредприятия, который привык к этой свободе на местах. Не хотят наши руководители сельхозпредприятий отчитываться за те деньги, которые в них инвестируют. Они привыкли эти деньги получать безотчетно и распоряжаться ими согласно своим планам. Это является основным препятствием для инвесторов», — подчеркнул Антон Косынкин.

За прошлый год прямые иностранные инвестиции в сельское хозяйство Беларуси составили 173 млн долларов. Причем в общем объеме ПИИ на аграрный бизнес приходится всего 1,2%.

Комплексный подход

Антикризисная программа должна быть комплексной, только в таком случае удастся спасти проблемные колхозы, сошлись во мнении эксперты.

«Вывод предприятий из состояния неплатежеспособности — это комплексная программа. Ни одно неплатежеспособное предприятие вы не выведете из состояния неплатежеспособности, просто погасив его долги. Это было доказано много раз во многих странах, в том числе в Беларуси. Необходимо реформировать систему управления», — сказал Антон Косынкин.

С необходимостью комплексного подхода согласен и ведущий научный сотрудник Института системных исследований в АПК Валерий Метлицкий.

«Надо полностью менять экономику предприятия, чтобы оно было рентабельным. Важно также инвестировать в трудовой коллектив и внедрять информационные системы. То есть надо не просто списывать задолженность, а подходить к процессу комплексно», — сказал Метлицкий в комментарии для Naviny.by.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-31%
-50%
-30%
-20%
-10%
-15%
0062390