Антон Ильин, /

Предприятиям госсектора в последнее время достается повышенное внимание. Позиция вроде бы прежняя — это наши флагманы, бренды. Но уже не без раздражения — мол, многовато среди них хронически несправляющихся и их господдержку следует прекратить. Тем более что ее эффективность вызывает все больше вопросов.

Проблемный госсектор: корни проблемы

Доля госсектора экономики в Беларуси составляла более 65% от общего объема инвестиций в основной капитал. При этом уровень эффективности инвестиций в частном секторе был значительно выше, и этот разрыв с 2013 г. только увеличивался, констатирует завсектором инвестиционной политики Института экономики НАН Беларуси Екатерина Зайцева в статье, опубликованной в последнем номере «Банковского вестника».

Эксперт отмечает, что в 2009—2012 годах в Беларуси началось замедление темпов экономического роста и уменьшение прироста вложений в основной капитал субъектов хозяйствования. При этом рост инвестиционной активности поддерживался масштабными государственными инвестициями в виде предоставления широкого спектра льготных кредитов на строительство, значительной бюджетной поддержкой предприятий традиционных секторов экономики (обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства).

Снижение объемов инвестиций в основной капитал в 2014 — 2016 годах стало результатом уменьшения объемов госфинансирования и его доступности для организаций реального сектора экономики. Начиная с 2015 года политика Нацбанка по сокращению льготного кредитования для сдерживания инфляции предполагала значительное снижение финансирования госпрограмм. Девальвация белорусского рубля и российского рубля в конце 2014 — начале 2015 года привела к высоким потерям для экспортоориентированных на российский рынок промпредприятий, а также для производств, сконцентрированных на внутреннем рынке страны.

Усиленный рост кредитования экономики в 2012—2014 годах в иностранной валюте привел к значительным издержкам от переоценки кредиторской и обесценения дебиторской задолженностей. В итоге удельный вес убыточных организаций в общем количестве организаций превысил 20% к концу 2015 года, при этом на долю госсектора приходились рекордные 77,5% убытка от хоздеятельности. «Неблагоприятные внешнеэкономические условия стали лишь одним из факторов снижения уровня финансовой устойчивости реального сектора экономики. Основная причина — низкая операционная эффективность государственных субъектов хозяйствования, — констатирует Екатерина Зайцева. — При этом наличие „мягких“ бюджетных ограничений в секторе госпредприятий, льготное кредитование и реструктуризация долгов не способствовали повышению эффективности хозяйствования и использования ими имеющихся ресурсов». Некоторые предприятия накопили большой объем задолженности по полученным кредитам и займам.

Помимо льготного кредитования, неэффективному распределению капитала способствовали также различные виды фискальной и квазифискальной поддержки госпредприятий, составляющие в среднем ежегодно около 2% ВВП. В середине 2015 г. правительство начало выпускать облигации для конвертации займов, выданных госпредприятиям, в том числе сельскохозяйственным. В течение 2015−2016 годов объем операций по реструктуризации долга составил около 1,8 млрд долларов, что увеличило объем госдолга, номинированного в иностранной валюте.

«Проводимая политика массированной модернизации обрабатывающих производств не добилась желаемых результатов. Таким образом, крупное перераспределение капитала, финансируемого за счет заемных средств, способствовало ухудшению экономической активности в секторах с высоким уровнем задолженности», — пишет эксперт. Отмечен спад рентабельности активов госпредприятий с 5,6% до минус 0,57% в 2015 году при концентрации в 82,4% всех совокупных активов в госсекторе. В 2016—2017 годах этот показатель составил только 0,92% и 1,1% соответственно (для сравнения: в частном секторе — 5,4% и 12%). Отставание производительности труда в государственном секторе от частного год от года увеличивалось за счет неэффективного распределения капитала в экономике. Доля занятых на госпредприятиях и с долей госсобственности составляла более 70% от общего количества занятого населения в экономике.

Значительные капиталовложения не смогли улучшить показатели государственных предприятий, отмечает автор. Чистая прибыль на одного занятого в обрабатывающих промышленных предприятиях частного сектора в 2016—2017 годах была в 1,5 раза выше этого показателя в госсекторе. «При этом низкий уровень операционной эффективности предприятий государственного сектора экономики не позволяет эффективно использовать имеющиеся ресурсы», — отмечено в статье.

Флагманы и аутсайдеры

Два года назад TUT.BY выяснял, какие из флагманов, которым оказывалась значимая господдержка, смогли выйти в устойчивый плюс. С тех пор всего несколько предприятий вышло в более или менее устойчивый плюс. А некоторым, судя по последним совещаниям у главы государства, вновь нужна господдержка.

Но сначала хорошие новости. Судя по готовым отчетам ОАО, опубликованным на Едином портале финансового рынка, большинство получавших значительную господдержку предприятий, девять из десяти, работали с прибылью от реализации продукции. Вроде бы не ахти какое достижение, но, к примеру, в 2015 году таких было шесть.

Однако чистую прибыль показали всего четыре предприятия (одно в 2015-м году), так как на нее по-прежнему значительно влияет закредитованность, списание курсовых разниц, реализация крупных инвестпроектов.

Один из самых громких брендов страны, МАЗ, в прошлом году увеличил чистый убыток почти вдвое. То есть чистый минус флагман автомобилестроения показывает уже пятый год.

Два других промышленных флагмана, МТЗ и БЕЛАЗ, выглядят заметно благополучнее.

Прибыль от реализации МТЗ в 2018 году снизил на 8,7%, но она составила более 180 млн рублей. Удержалась в плюсе и чистая прибыль. БЕЛАЗ увеличил прибыль от реализации на 39,5%, а чистую прибыль — более чем в 1,5 раза.

В непростой ситуации в 2014—2015 году был БМЗ, который основательно вложился в несколько дорогих инвестпроектов, но попал на серьезный спад спроса, в том числе — на продукцию новых производств. В итоге БМЗ получил господдержку на 240 млн долларов, но устойчиво выбраться из минуса по чистой прибыли пока не смог, хотя прибыль от реализации растет заметно.

Отдачи от вложенных в деревообработку миллиардов все еще ожидают. В частности, предприятия концерна «Беллесбумпром» в 2019 году должны погасить долговые обязательства на 234 млн евро. Некоторым предприятиям, к примеру «Гомельдреву», уже в нынешнем году вновь потребовалась отсрочка и рассрочка по долгам. «Ивацевичидрев», экс-директор которого Владимир Шульга в конце прошлого года приговорен к пяти годам колонии, работает с плюсовой прибылью от реализации, а сумма чистого убытка в прошлом году снизилась в четыре раза.

Затяжные проблемы Светлогорского ЦКК также уже обсуждались не раз. Чистый убыток предприятия в прошлом году вырос в четыре раза, но впервые за последние шесть лет предприятие сработало с прибылью от реализации продукции. Большие убытки предприятия от финансовой и инвестиционной деятельности объясняются реализацией проекта строительства завода беленой целлюлозы, который в прошлом году был частым героем новостей из-за неприятного запаха, от которого страдали местные жители. С выходом на полную мощность проблема должна окончательно уйти, обещают специалисты.

Единственным предприятием десятки, показавшим в прошлом году убытки от реализации, стало ОАО «Красносельскстройматералы». Растут у предприятия и суммы чистого убытка.

Два последних года растет прибыль от реализации продукции ОАО «Камволь». Однако в прошлом году предприятие, в модернизацию которого за пять лет, с декабря 2012-го по декабрь 2017 года, вложили более 110 миллионов долларов, закончило с чистым убытком в 3 млн рублей.

Интересно, что на февральском совещании президент Беларуси Александр Лукашенко потребовал менять подходы к господдержке. «Хочу напомнить: никаких поблажек быть не должно. И хватит мне вносить предложения по десять раз по тем предприятиям, которые ранее не выполнили обещанное. Только после того, как (в очередной раз напоминаю) руководители (подобных предприятий. — Прим. TUT.BY) пойдут в места не столь отдаленные, мы будем рассматривать предложения во второй и в третий раз. А так руководство предприятий себя прекрасно чувствует. Провалили обещанное, не вернули конкретно деньги в бюджет или инвестору, а бюджет за них должен сейчас платить и отвечать по их долгам. Надо эту практику было закончить вчера», — подчеркнул Лукашенко. Впрочем, список «не выполнивших обещания» пока так и не формализован.

{banner_819}{banner_825}
-42%
-10%
-10%
-10%
-30%
-52%