Указ президента № 151, определяющий порядок применения ст. 33 Налогового кодекса и практически восстанавливающий нормы отмененного печально известного указа № 488 о лжепредпринимательстве вступил в силу в апреле, вызвав много вопросов и юристов, и субъектов хозяйствования.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Верховный суд в начале мая направил в суды разъяснения.

Напомним, в соответствии с пунктом 4 статьи 33 Налогового кодекса налоговая база и суммы налога по результатам проверки подлежат корректировке при наличии хотя бы одного из следующих оснований:

  • установлены искажения сведений о фактах совершения хозопераций, об объектах налогообложения, налоговых декларациях, а также в других документах;
  • основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата, неполная уплата или зачет суммы налога;
  • отсутствие реальности совершения хозяйственной операции (включая случаи, когда фактически не поступил товар, не выполнены работы, не оказаны услуги.

Верховный суд напоминает, что одним из основных принципов налогообложения в Беларуси обозначена презумпция добросовестности плательщика, и поэтому судам надо учитывать, что неуплата или неполная уплата налога «может быть результатом как виновных деяний, так и деяний, которые могут быть квалифицированы как невиновные, но влекущие корректировку налоговой базы».

«Судам следует иметь в виду, что положения абзаца второго пункта 4 статьи 33 НК применяются в случае действий самого плательщика, выразившихся в искажении сведений о фактах хозяйственной операции, об объектах налогообложения, при этом как виновных действий, так и в результате ошибок», — отмечено в разъяснениях.

Примеры таких действий:

  • сокрытие или занижение объектов налогообложения, налоговой базы; завышение затрат; завышение вычетов по НДС, профессиональных налоговых вычетов;
  • отражение в налоговых декларациях и бухучете недостоверной информации об объектах налогообложения, налоговой базе, сумме налоговых обязательств;
  • выплаты зарплаты в «конвертах» без отражения на счетах бухучета;
  • неправильное применение пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, специальных режимов налогообложения.

Суд исследует и оценивает собранные контролирующим органом доказательства, свидетельствующие о виновном участии проверяемого плательщика и его должностных лиц и учредителей в целенаправленном создании условий для незаконного уменьшения налоговых обязательств. О виновных действиях могут, в частности, свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной взаимозависимости участников хозяйственных операций, согласованность их действий, использование нетипичных форм расчетов и сроков платежей и т.п.

Подлежит доказыванию совокупность следующих обстоятельств:

  • существо искажения (то есть в чем конкретно оно выразилось);
  • причинная связь между действиями плательщика и искажениями;
  • характер действий плательщика, выразившихся в искажении сведений;
  • потери бюджета, суммы неуплаченных налоговых платежей.

В Верховном суде отмечают, что судебной оценке подлежат действия плательщика по исполнению им возложенных налоговым законодательством обязанностей, а также действия по обеспечению сохранности документов бухучета и документов, подтверждающих приобретение товарно-материальных ценностей; проверки первичных учетных документов.

Необходимо также учитывать, что плательщик вправе проверить в доступных государственных информационных ресурсах сведения о благонадежности репутации контрагента, отмечают авторы разъяснений.

Комментируя положение о том, как устанавливается цель хозоперации, Верховный суд отмечает, что «основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не получение необоснованных преимуществ в налогообложении в нарушение установленных НК принципов».

При этом признается, что «положения НК не ограничивают право плательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, однако в избранном плательщиком варианте сделки (операции) не должен присутствовать признак искусственности, лишенной хозяйственного и экономического смысла».

Примерами таких действий являются:

  • передача вычетов по НДС при реорганизации, в т.ч. «по цепочке» с осуществлением нескольких реорганизаций;
  • проведение разовых экспортных операций, облагаемых по ставке НДС в размере 10%, на незначительные суммы для получения права на зачет или возврат НДС из бюджета в полном объеме, в десятки раз превышающего оборот по реализации;
  • отражение в налоговых декларациях выручки от реализации в минимальном размере и заявление к возврату вычетов по НДС в полном объеме (под ставку 10%), при этом товар фактически не приобретался;
  • оформление недостоверных первичных учетных документов по реализации товаров на внутреннем рынке по ставке НДС в размере 10% по ценам, ниже себестоимости или цены приобретения, повлекшее превышение вычетов по НДС над исчисленным налогом и вычет НДС в полном объеме при отсутствии фактической реализации;
  • использование ИП для документирования хозяйственной операции для неправомерного возврата сумм НДС, а также обналичивания полученных ИП денежных средств;
  • создание нескольких субъектов хозяйствования, прикрывающих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения специального режима налогообложения, для использования преимуществ, предусмотренных таким режимом (признаки: между руководителями и учредителями организаций есть родственные отношения, участники зарегистрированы по одному адресу, кадры вновь созданных организаций формируются за счет работников основной организации, у подконтрольных организаций нет активов для самостоятельного ведения деятельности, товары хранятся на одном складе, имеется общий офис и т.д.);
  • подмена трудовых отношений гражданско-правовыми — заключение договоров с ИП, которые фактически продолжают выполнять функции, предусмотренные трудовыми договорами, местом оказания является, как правило, офис организации, выполняемые функции, условия, режим работы и др. аналогичны при выполнении трудовых обязанностей;
  • реализация взаимосвязанных хозопераций, направленных на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения с целью вывода прибыли за пределы республики.

Отсутствие реальности совершения хозяйственной операции может быть подтверждено:

  • фактами, свидетельствующими о том, что исполнение спорной сделки выполнено непосредственно проверяемым плательщиком, а не лицом, указанным в учетном документе;
  • фактами совершения плательщиком операций с товаром, который он не производил или не мог реально произвести;
  • фактами выполнения работ (оказания услуг) плательщиком при отсутствии у него персонала, оборудования и технических средств для их выполнения.
-45%
-30%
-50%
-20%
-15%
-20%
-20%
-30%