Белорусская власть пытается обеспечить информационную безопасность, укрепляя государственные СМИ, а также уменьшая влияние внутреннего негосударственного медиаполя, западного и восточного информационного влияния. Такой вывод сделан в исследовании «Либерального клуба» о государственной политике в медийном измерении, которое подготовил аналитик Вадим Можейко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Укрепление госСМИ

Среди элементов этого направления государственной информационной политики автор исследования называет строительство новой медийной вертикали власти, которое началось в последние годы.

В частности, после начала конфликта в Украине из идеологической вертикали были уволены самые пророссийские идеологи.

— Так, в 2014 году из Информационно-аналитического центра при Администрации президента (ИАЦ) был уволен заместитель директора Лев Криштапович — самый известный западнорусист (сторонник идеи о том, что белорусы — часть русского народа. — TUT.BY) на высоком посту, — отмечается в докладе.

Однако непосредственно медийную вертикаль начали строить после того, как в 2016 г. в послании народу и парламенту президент заявил, что «необходимо умело и системно противостоять негативным явлениям» в информационной сфере, отмечает Можейко.

В 2017 году пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт получила новые полномочия по координации работы главных госСМИ. «В новом статусе пресс-секретарь оказалась выше идеологической вертикали (для выполнения своих функций имеет право привлекать не только все госорганы, но и главное идеологическое управление Администрации президента) и фактически равной министру (имеет право участвовать в заседаниях Совмина)», — отмечается в исследовании.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Лукашенко назначает новых глав центральных СМИ. Фото: пресс-служба президента Беларуси

В феврале 2018 года президент сменил руководство Белтелерадиокомпании, телеканала СТВ и медиахолдинга «СБ. Беларусь сегодня».

Другим элементом укрепления госСМИ стало требование увеличить долю собственного контента, которое сначала звучало в заявлениях президента, замглавы его администрации Максима Рыженкова и главы Белтелерадиокомпании Ивана Эйсмонта, а затем было закреплено в законе о СМИ в виде 30% квоты на отечественный контент на белорусских телеканалах.

После этого в государственном бюджете на 2019 год расходы на госСМИ выросли на треть, отмечается в исследовании «Либерального клуба».

Наконец, государственные СМИ побуждают активнее присутствовать в интернете. Об этом заявил и Александр Лукашенко, и министр информации Александр Карлюкевич, и замглавы АП Рыженков.

— Что касается новых медиа — социальных сетей и мессенджеров, — то самый успешный опыт работы с ними из государственных управленцев имеет, пожалуй, Игорь Бузовский. Когда он руководил Центральным районом Минска, у каждого ЖЭСа в районе появился свой паблик-чат в Viber, а страница районной администрации открылась во всех популярных соцсетях — Twitter, Facebook, Instagram, "ВКонтакте" и "Одноклассниках". В июне 2018 года он был назначен заместителем министра информации Беларуси.

Уменьшение влияния негосударственного медиаполя

Автор исследования делает оговорку, что власть рассматривает многие меры давления на негосударственные СМИ как уменьшение информационного влияния Запада, потому что часть из этих медиа — «Еврорадио», «Белсат» — зарегистрированы в Польше.

Среди самых громких случаев давления за последние годы в исследовании упоминаются «дело БЕЛТА» и обыск у главы БелаПАН Алеся Липая летом 2018 года, обыск в офисе «Белсата» в апреле 2019 года, отказ «Еврорадио» в получении FM-частоты.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Следователи выносят вещи после обыска в офисе «Белсата». Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Аналогичное давление государства встречают и представители новых медиа — блогеры. Неприятности случаются с ними по разным формальным юридическим мотивам, однако с завидной регулярностью.

Примеры здесь — уголовное дело за разжигание национальной вражды против Эдуарда Пальчиса, преследование видеоблогера Максима Филипповича на волне протестов 2017 года, уголовное дело по статье «оскорбление президента» против YouTube-блогера NEXTA (Степан Светлов), уголовное дело за клевету и оскорбление против брестского блогера Сергея Петрухина.

Кроме этого, власти в последние годы вернулись к практике ограничения распространения информации: заблокировали сайты «Белорусский партизан» (он позже переехал в доменную зону .by) и «Хартия97», а также весной 2019 года отозвали из ларьков один из номеров «Белгазеты» за то, что издание, устами министра информации, «скатывается в откровенную пошлость и хамство».

Уменьшение восточного информационного влияния

Некоторые меры власть предприняла в противодействие российскому инфовлиянию, отмечается в докладе.

— Ранее применялись разовые меры: например, в 2010—2011 годах в эфире НТВ-Беларусь не было серии фильмов «Крестный Батька», периодически из юмористических программ пропадали шутки про Лукашенко. Однако в последние годы программы российского телевидения, позволяющие себе критические сюжеты о Беларуси, системно вытесняются из эфира.

В частности, ток-шоу Первого канала «Время покажет» в эфирной сетке ОНТ было передвинуто с дневного времени ближе к полуночи, причем одновременно было заявлено о подготовке нового собственного ток-шоу на замену российскому. Полностью были удалены из эфира НТВ-Беларусь ток-шоу «Место встречи» и сатирическая программа «Международная пилорама», где периодически шутили над белорусским президентом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Обвиняемые по «делу Регнума». Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Кроме того, в исследовании упоминается «дело Регнума» — уголовное преследование трех пророссийских публицистов за разжигание национальной вражды.

Выводы

По оценке эксперта «Либерального клуба», государственная политика в сфере информационной безопасности сконцентрирована либо на поддержке сугубо госСМИ, либо на карательных мерах в отношении других акторов медиарынка.

— На короткой дистанции такие меры могут выглядеть в глазах государства успешными: например, благодаря «Делу Регнума» удалось запугать пророссийских медийщиков, а «Дело БЕЛТА» имело аналогичный эффект для белорусских негосударственных медиа. Однако стратегически такие кейсы давления лишь ослабляют информационную безопасность.

В исследовании отмечается, что ни один из способов давления на СМИ, опробованный за эти годы, не приносит окончательного результата. Журналисты и блогеры привыкают жить под постоянной угрозой либо ищут обходные пути, например переходя на неподконтрольные власти площадки вроде мессенджера Telegram.

— Даже если бы государству удалось создать зачищенное медийное поле, где доминирующую позицию занимают государственные СМИ и распространение критических мнений ограничено, то такая модель была бы еще более уязвимой и подверженной внешнему информационному влиянию, чем существующая теперь.

Автор рекомендует прекратить механически делить СМИ на государственные и негосударственные, не применять «необоснованно сильные карательные меры» в отношении медиа и их представителей, стимулировать поиск точек соприкосновения между государственными и негосударственными СМИ и не допускать такую трактовку госорганами целей информационной безопасности, которая «фактически наносит больший ущерб информационной безопасности Беларуси, нежели приносит пользу».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-40%
-50%
-18%
-10%
-30%
-10%
0062390